Русская линия
Фонд стратегической культуры Александр Мезяев27.10.2009 

Суд над Радованом Караджичем начался

26 октября начался судебный процесс против президента Республики Сербской в Боснии и Герцеговине Радована Караджича. Процесс начался без обвиняемого, который отказался прибыть в зал суда. На это у него имелись веские основания: хотя прокуратура составила обвинительный акт ещё 14 лет назад, она постоянно подвергала его изменениям. В последний раз обвинительный акт был изменён 19 октября. Это означает, что обвиняемый имел на подготовку своей защиты семь дней — случай даже для Гаагского трибунала беспрецедентный.

СМИ на протяжении последних лет обвиняли Радована Караджича во всех смертных грехах. Согласно последней версии обвинительного акта МТБЮ, главных обвинений шесть: депортации, преследования, убийства, террор в отношении гражданского населения, взятие заложников и, наконец, геноцид. Территориальный охват событий — половина Боснии, однако, выделено два главных района — Сараево и Сребреница. Р. Караджича обвиняют в том, что он, якобы, разработал и планомерно осуществлял план геноцида боснийских мусульман и хорватов. Прокурор Тигер утверждая, что Караджич открыто проявлял свой «геноцидный умысел», приводил, например, такие его слова: «Разве вы не понимаете, что вы исчезнете? Многие из нас погибнут, но вас не останется совсем!». Прокурор лишь не упомянул, что Караджич говорил о планах босняков начать войну, то есть его слова были не «обнаружением умысла», как пытался представить дело прокурор, а предупреждением безумным боснякским властям.

Приводя свои «доказательства», прокурор вновь повторил ложь о словах председателя парламента сербского народа в Боснии М. Краишника, заявившего, что «мы должны начать… этнический раздел на местах». Эта фраза уже была использована против самого М. Краишника, который на её основе был признан «обладающим геноцидным умыслом» и был приговорён к 27 годам тюрьмы. Связь Краишника с Р. Караджичем очевидна — они оба занимали высшие государственные посты Республики Сербской, их имена находятся в одном списке «членов совместной преступной группы» и даже их преследование в МТБЮ осуществлял один и тот же прокурор! А ведь фраза М. Краишника была всего лишь призывом выполнить соглашение, разработанное специальным представителем Европейского Союза Кутильеро, которое и предусматривало этническое разделение на местах. Подлог столь очевиден, что его применение для осуждения Краишника выглядит демонстративной расправой. О том, что готовит суд для Р. Караджича, говорит повторное использование этого «доказательства» уже в деле самого Караджича.1

Главным обвинением против Р. Караджича, конечно, станут так события в Сребренице в июле 1995 года, которые Международный трибунал по бывшей Югославии уже квалифицировал как геноцид. Однако процесс Караджича может стать переломным для такой квалификации. Дело в том, что уже дали своё согласие дать показания в качестве свидетелей Караджича ветераны голландского батальона, которые несли службу в составе миротворческих сил ООН в Сребренице. И уже известно, что именно они скажут. Прежде всего, они дадут показания о том, что босняки Сребреницы могут быть названы кем угодно, но только не мирными жителями и, соответственно, невинными жертвами. Особо активная организация с трогательным названием «Матери Сребреницы», конечно, вызывает естественное сочувствие горю матерей, потерявших своих родных. Но матери Сребреницы прекрасно знают, что их дети в течение нескольких лет до июля 1995 года совершали самые дикие преступления против сербов. И эта организация крайне заинтересована в том, чтобы из истории были вычеркнуты все свидетельства геноцида, творившегося их детьми.

За несколько дней до начала процесса Р. Караджича, в Боснии и даже перед зданием МТБЮ в Гааге прошли странные события: жгли портреты… да, конечно, Караждича, но не только его. Сожжению подверглись и президент МТБЮ П. Робинсон и вице-президент трибунала О. Гон-Квон и даже главный прокурор С. Браммерц! За что же так прогневались босняки? Им ли роптать на необъективный трибунал, полностью оправдавший их героя-мясника Насера Орича и хладнокровного убийцу Сефера Халиловича?

Формально недовольство босняков вызвало требование судебной палаты к прокуратуре сократить объём обвинительного акта. Действительно, в таком объёме обвинение становится необъятным и практически неуправляемым. Однако именно в этом и состоит «задумка» — известная тактика МТБЮ — засудить до смерти. Цель составления обвинения подобного объёма состоит именно в том, чтобы за годы суда обвиняемый умер, и суд так и не рассмотрел аргументы защиты. Однако на самом деле недовольство босняков связано с тем, что Радовану Караджичу [пока] разрешили защищаться самостоятельно. Это грозит и «Матерям Сребреницы», и властям Боснии разоблачением их мифа. Однако созданный ими миф столь страшен, что его разоблачение заставит мир ужаснуться. Не случайно, кроме сожжения портретов, руководство «Матерей Сребреницы» заявило, что отказывается быть свидетелями на процессе.

Да и сам трибунал вряд ли допустит разоблачения мифа о геноциде мусульман. Напомним, что на процессе Слободана Милошевича свидетель генерал Ф. Морийон назвал события июля 1995 года в Сребренице «адским круговоротом мести». Да, не захотят «Матери Сребреницы» вновь услышать показания французского генерала о том, что до июля 1995 года их дети «вырезали сербов в каждый православный праздник».

Что касается другого «знакового» обвинения против Караджича — осады и обстрелов Сараево, то Р. Караджич потребовал от трибунала направить правительству ряда стран НАТО (Канады, США, Дании, Швеции, Норвегии, Бельгии и Нидерландов) запросы о предоставлении имеющейся у них информации, касающейся вины в обстрелах именно боснийской стороны. О том, как трибунал и его хозяева боятся подобных запросов, говорит последнее решение Апелляционной палаты МТБЮ по делу о так называемом «Соглашении Холбрука» — трибунал запретил проведение таких слушаний.

Защита Радована Караджича строится на простом принципе. Он отвергает все обвинения в полном объёме.2 Личная защита Р. Караджича вызывает глухую ненависть и у самого суда. Так, в последнем решении трибунала, отказавшем Караджичу в предоставлении дополнительного времени для подготовки защиты, содержится ядовитая фраза: «Приняв решение защищаться лично, обвиняемый сознательно отказался от всех преимуществ, которые имеет защита посредством адвоката». Эта фраза ярко говорит о том, какую тактику будет проводить суд: взятие Караджича на измор. Именно эта тактика была использована в очередной раз перед началом суда: после того, как Караджич провёл несколько месяцев, готовясь к ответу на обвинение по преступлениям, якобы совершённым в ряде муниципалитетов Боснии, обвинение затем исключило именно эти муниципалитеты из обвинения! Таким образом, Караджич зря потратил всё это время, не укрепив свою защиту ни на йоту. При оценке сегодняшнего отказа Караджича прибыть в зал суда, следует понимать, что всю ответственность за это несёт сам трибунал. Более того, МТБЮ просто спровоцировал Караджича на то, чтобы обвиняемый не явился. Сделано это не случайно: трибунал пытается найти основания для лишения Караджича права личной защиты, и ищет повода для насильственного назначения ему адвоката. Похоже, они понимают, что пока Караджич защищается лично, им не удастся ничего доказать. Да, конечно, лгать будут как обычно, но доказать ничего не смогут. Не исключается и другой вариант — Караджич может быть насильственно доставлен в зал суда. Прецеденты уже были.

Впрочем, это лишний раз показывает, что у прокуратуры нет никаких доказательств, если она опускается до таких подлостей, говорящих и о масштабе личностей прокуроров МТБЮ.

Важно напомнить, что Радован Караджич уже дал свои показания в МТБЮ. Это произошло в ноябре 2008 г., когда Караджич выступил свидетелем защиты на апелляционных слушаниях по делу М. Краишника, показав себя человеком чести: он полностью отверг все обвинения против Краишника, беря порой всю ответственность на себя. Так, например, он заявил, что назначение генерала Младича командующим армией боснийских сербов, несмотря на подпись Краишника под назначением, было его личным решением, и только он один несёт за это ответственность.3 Кстати, аналогичную нравственную позицию занимал на своём процессе и Слободан Милошевич, который в основном защищал не себя, а других. В связи с этим стоит привести цитату выступления С. Милошевича в сентябре 2004 года о главном свидетеле против Караджича — М. Дероньиче, бывшим его подчинённым. С. Милошевич так охарактеризовал М. Дероньича: «У вас имелись показания М. Дероньича, с которым даже матери родной не следовало бы говорить, учитывая то, что он сделал и написал: что он перебил все деревню, предварительно гарантировав ей безопасность! Вы же это всё ему простили, лишь бы он врал против Караджича. Но у вас есть приказ Караджича войскам в Сребренице заботиться о гражданском населении, соблюдать Женевскую конвенцию. Это в письменном виде было направлено войскам, а вам объявляется некий Дероньич, который якобы на ухо сказал Караджичу — чтобы никто не услышал, что надо всех перебить. Это такая нелепица, что нет смысла и говорить». М. Дероньич должен был стать главным свидетелем против Караджича, так как только он якобы получил прямой приказ об убийстве в Сребренице. Но вот незадача: отбывая своё наказание в шведской тюрьме, Дероньич умер. Весьма кстати, ибо лгать в присутствии своего командира смог бы не каждый. К чему тогда рисковать, тем более, что на показаниях Дероньича уже состоялось несколько обвинительных приговоров.

Итак, обвинительная часть процесса против Р. Караджича началась. Обвинение получило 300 часов. Это может вылиться в годы. С одной стороны, данный процесс нужен трибуналу для продления своей собственной жизни, с другой — он может нанести ему смертельный удар. Учитывая, что Караджич защищается лично, первый 300 часов процесса должны стать не только мегатоннами лжи, которую заготовила прокуратура, но и представлением важнейшей и, возможно, доселе неизвестной информации. Несколько дней назад Р. Караджич направил письмо в Совет Безопасности ООН с требованием «ратифицировать» его соглашение с бывшим в 1996 году спецпредставителем президента США Р. Холбруком (по этому соглашению Р. Караджич в обмен на уход из политики получал иммунитет от преследования со стороны МТБЮ). Ответа пока нет, и вряд ли он будет. Главное, однако, в другом: Караджич показал, что, несмотря на отказ в праве провести судебные слушания по данному соглашению, молчать он не станет. Суд будет нелёгким: Караджич намерен бороться в полную силу.

Александр Борисович МЕЗЯЕВ — кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой международного права Академии управления (Казань).



1 См. документ МТБЮ: Prosecutor v. Radovan Karadzic, Prosecution’s Final Pre-Trial Brief. Para 40/

2 См. Документ МТБЮ: Prosecutor v. Radovan Karadzic, Karadzic’s Pre-Trial Brief, 29 June 2009.

3 См. стенограмму заседания по делу Прокурор против М. Краишника (апелляция) от 5 ноября 2008 ода.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2552


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru