Русская линия
Татьянин деньМитр. Ростовский и Новочеркасский Меркурий (Иванов)24.10.2009 

«Монастырь — остров спасения»

10 октября 2009-го года епископ Зарайский Меркурий был назначен наместником Высоко-Петровского монастыря. Возрождать обитель в центре столицы — задача непростая. «Не монастырь должен „вписываться“ в жизнь современной Москвы, а Москва, а точнее — ее жители должны приникнуть к многовековому молитвенному служению и покою монастырей», — уверен владыка.

Дом монаха — Царство Небесное

— Владыка Меркурий, что для Вас Ваше новое назначение — быть настоятелем Высоко-Петровского монастыря? Можно ли сказать, что для Вас эта обитель уже стала новым домом или прошло не так много времени?

— Быть наместником Высоко-Петровского монастыря — одного из древнейших в Москве — очень почетно и ответственно.

В настоящее время практически невозможно отделить жизнь монастыря от деятельности Отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви. И это тоже в традициях Высоко-Петровского, в котором с 1860-го года по благословению святителя Филарета Московского располагалось Общество любителей духовного просвещения России. В начале ХХ века здесь функционировал филиал Варнавинского общества трезвости, возглавляемый святым мучеником Николаем Варжанским (его память празднуется 5 сентября), с начала 20-х годов ХХ века здесь действовали Высшие богословские курсы, где читали лекции священномученик Илларион Троицкий, отец Павел Флоренский и другие, а позже тайно продолжала существовать Московская духовная академия, которую возглавлял настоятель тогда уже тоже тайно существовавшего Высоко-Петровского монастыря архиепископ Варфоломей (Ремов), расстрелянный в 1935-м году. Очень трепетно понимать, что в эту череду угодников Божиих становятся и имена тех, кто сегодня трудится над восстановлением этой святой обители.

А что касается дома… У монаха один дом и одно Отечество вожделенное — Царство Божие. О нем тоскует душа и пытается хоть немного отобразить его во внешнем. Помогают этому и святитель Петр, один из моих любимых святых, и святыни обители, и ее история. Конечно, этому помогают люди, которые находятся рядом и, несмотря на все трудности, оказывают всю возможную поддержку. Я им очень за это благодарен.

— Каким образом будет происходить дальнейшее восстановление обители?

— Уже сегодня есть люди, готовые пожертвовать на благое дело восстановления прежнего облика Высоко-Петровского монастыря. Уверен, Господь пошлет благодетелей и далее. Но не буду забегать вперед.

Центр православного образования

— На протяжении своей истории монастырь имел важное государственное значение. Советам его основателя — митрополита Петра — следовал Иоанн Данилович Калита, позднее здесь алтарничал Петр Первый и именно здесь выстроил колокольню в память о растерзанных стрельцами дядьях и храм Сергия Радонежского в благодарность за то, что в Троице-Сергиевой Лавре спасся от стрельцов.

Какое значение имеет и может иметь Высоко-Петровский монастырь для жизни современной Москвы и России?

— Высоко-Петровский монастырь уже имеет для жизни России немалое значение, хотя бы по факту того, что в его стенах располагается Синодальный отдел религиозного образования и катехизации. Вопросы образования важны для всей России, а поскольку культура России не мыслима без Православия, то и получается, что воспитать культурного человека без религиозного образования невозможно. Тема эта большая и говорить о ней можно долго. Скажу только, что с этого года начался эксперимент по введению в школах нового предмета «Духовно-нравственное воспитание», одним из направлений которого является изучение основ религиозной культуры. Дети из православных семей будут изучать основы православной культуры, а таких семей у нас немало. И Высоко-Петровский монастырь, в стенах которого принимаются многие решения по вопросам преподавания этого предмета, а также координируется деятельность всех воскресных школ России, православных школ и гимназий, где разрабатывается и утверждается программа Международных Рождественских образовательных чтений — крупнейшего религиозного образовательного форума, в котором принимают участие гости из многих стран, — уже стал и будет оставаться в дальнейшем значимым, даже, можно сказать, стратегическим местом, влияющим на будущее всей нашей страны.

Немаловажное значение имеет и то, что именно в этом монастыре находится один из немногих в России храмов, построенных в честь святителя Московского Петра — великого святого, почитание которого еще недостаточно восстановлено в нашей стране, хотя именно его трудами, например, Москва стала столицей Руси. Вопросы церковно-государственных взаимоотношений, идею симфонии Церкви и государства невозможно рассматривать, не касаясь памяти святителя Петра. Мы надеемся, что не только Успенский собор Московского Кремля, где ныне покоятся мощи святителя, посох которого до наших дней вручается новоизбранному Патриарху Московскому и всея Руси, но и наша обитель, носящая его имя, станет местом достойного почитания памяти этого дивного святого не только насельниками и прихожанами нашей обители.

Особо отмечу, что Высоко-Петровский монастырь — одно из немногих «петровских» мест в Москве. Именно Петр I был основным строителем святой обители.

— Монастыри были центрами просвещения и образования. Может ли монастырь быть тем же самым сегодня, когда образование получают в светских учебных заведениях?

— Перед учебными заведениями стоит задача — научить различным наукам. Монастыри просвещают самой своей жизнью, уставным богослужением, ежедневно совершаемой литургией. Здесь Сам Господь — Источник просвещения.

Храм — не «духовный магазин»

— На одной из проповедей Вы говорили о том, что состояние, облик обители зависит от каждого прихожанина. Как надо правильно воспринимать храм?

— Храм — частица нашей духовной Родины. Даже приходской храм многие прихожане воспринимают как свой дом, ибо здесь находят духовную семью — духовного отца, братьев и сестер во Христе. Монастырь и в буквальном смысле является домом для его насельников.

Но дело не только в этом. «Царство Божие внутрь вас есть», — говорит Господь, приглашая к сердечной молитве. Но Церковь как собрание верующих во Христе во всей полноте можно ощутить только в храме. Здесь мы входим в лоно Матери-Церкви через крещение, получая укрепление на своем духовном пути через миропомазание. Здесь происходит главное — соединение верующих с нашим Небесным Отцом через Его Сына в таинстве Евхаристии. Как же не любить этот дом?

Но для многих верующих храм — место «потребления духовной продукции» или, как говорили в богоборческие времена, «удовлетворения религиозных нужд». Родился ребенок, его надо крестить, потому что положено, а значит, надо пойти в церковь, купить крестик, заплатить денежку, сделать все, что скажут, порадоваться, отметить и… пусть растет дальше. Что для ребенка Таинство Крещения? Чем стал для него в этот момент храм? Многие ли задумываются над этим? Это уже по большой части вопрос к нам — пастырям. Умеем ли мы раскрыть перед людьми то духовное родство, родство в Господе, во Христе, которое должно наполнять нашу жизнь. Вся Церковь становится нам Матерью, но особо близкими должны нам стать те люди, с которыми мы причащаемся от единой Чаши в том храме, прихожанами которого мы являемся, с которыми «едиными усты и единым сердцем» исповедуем нашу веру. Иначе Церковь превращается в «духовный магазин» или своего рода «духовную поликлинику», в которой среди скопления народа человек все равно чувствует себя одиноким, которому есть дело только до его собственной нужды и проблемы, разрешения которой он ждет.

В наши дни эта беда касается не только Церкви. Разобщенность, внутренняя отчужденность людей, «одиночество в толпе"… Это преодолевается общей молитвой, участием в Таинствах и — в церковной приходской жизни, а если речь идет о святой обители, то в жизни монастыря. Настоятелям не надо ждать, пока эта жизнь наладится сама собой. Ее надо налаживать, искать пути, изучать интересы паствы. Надо дать понять прихожанам, что обитель — живой организм со своей историей, своими святыми — небесными покровителями — и святынями. Люди, служившие здесь и приходившие сюда молиться до нас, — тоже члены нашей большой семьи. Невозможно любить камни, стены и кровлю, но можно любить Бога, посылающего Свою благодать на это место. Можно любить и ближних, особенно если ты хоть что-то о них знаешь, а об этом тоже может и должен позаботиться пастырь. Тогда прихожане полюбят храм, как свой дом, и будут заботиться о нем.

В США и России разные ритмы жизни

— Какими были Ваши впечатления о России и о монастыре после 9-летнего пребывания в США?

— Исполняя свое прежнее послушание — руководить патриаршими приходами в США, я не удалялся от России ни своим сердцем, ни вниманием, нередко приезжал в Россию. Поэтому переезд из США стал сменой местопребывания и служения, но каких-то особых потрясений не произошло. В Высоко-Петровский монастырь я пришел впервые после решения Синода, признаюсь, прежде мало о нем знал. Увиденное чем-то обрадовало, чем-то опечалило. Работы предстоит много, но к работе я привык. На месте прежнего служения у нас сложился дружный коллектив единомышленников, который умел «делать русское дело» по-американски слаженно и четко. Здесь, в Высоко-Петровском монастыре, как будто течет другое время. Это не лучше и не хуже, это просто так, как есть. С одной стороны, надо налаживать рабочий ритм, с другой стороны, здесь невозможно допустить никакой суеты, спешки. Здесь все вне времени. Особенно это чувствуется, когда входишь в монастырь с шумной Петровки. Вот это ощущение иного течения времени было, пожалуй, главным первым впечатлением о монастыре.

— Есть разница между служением в Америке и служением в России, если говорить не о направлении Вашей деятельности, а об общении паствой?

— Люди везде одинаковы. Как я уже сказал, в Америке иной ритм жизни, хотя в патриарших приходах мы стремились сохранить тот же дух, то же «русское» Православие, которым живет Русская Православная Церковь. Я далек от шовинизма, но святые, в земле Российской просиявшие, остаются всегда нашими небесными покровителями, нашими особыми заступниками. Что интересно, хотя и неудивительно, любить Россию издалека, из Америки, намного легче, чем живя в ней. Это я наблюдал у наших прихожан. Нельзя сказать, что те, кто живет здесь, Россию не любят, но они часто забывают о ней, забывают, что Россия, как мать, нуждается в нашей любви и заботе.

В США Господь сподобил меня потрудиться в святом месте — Патриаршем соборе св. Николая в Нью-Йорке, где в начале минувшего века служили святитель-исповедник Всероссийский Патриарх Тихон и священномученик Александр Хотовицкий. В России сегодня трудно найти монастырь или храм, в котором не просияли бы подвигом новомученики. Не исключение и Высоко-Петровский монастырь, среди клира и прихожан которого в соборе святых новомучеников и исповедников Российских уже прославлено девять человек, и процесс канонизации наших клириков еще не завершен. Надо знать свою историю, историю своего храма, своей обители. Надо стремиться быть частью этой истории.

С помощью Божией, под водительством Священноархимандрита Высоко-Петровской обители Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла нам предстоит буквально «с нуля» возродить здесь монашескую жизнь.

Храм — вне нумерации

— Какие проблемы современной монастырской жизни надо решать в первую очередь?

— В первую очередь надо возвращаться к такому понятию, как монашеская община. Не просто сумма отдельно взятых клириков, монахов и прихожан обители, а именно община, то есть семья, для которой храм — это даже не второй дом, это то, что вне нумерации. В истории Высоко-Петровского монастыря в ХХ веке мы знаем яркие примеры создания таких общин, которыми руководили старцы, позже прославленные в лике святых — преподобномученики Игнатий (Лебедев), Феодор (Богоявленский), Герман (Полянский) и другие угодники Божии.

Нам надо больше обращать внимания на наше церковное наследие — жития святых, их труды, наставления. Особенное внимание надо уделить подвигу новомучеников и исповедников Российских. Во многом благодаря их подвигу, их молитвам все больше людей сегодня приходят к настоящей, глубокой вере.

Нельзя забывать и о земных нуждах монастыря. Надо позаботиться о ремонте помещений — братского и настоятельского корпусов. Предстоит наладить снабжение монастыря провизией и всем необходимым для повседневной монашеской жизни: одеждой, предметами обихода, утварью, книгами. Необходимо также предусмотреть выпуск и распространение справочной литературы о монастыре и его небесных покровителях — от святителя Петра Московского до наших новомучеников и исповедников.

Уповаем на Господа, что в недалеком будущем сможем встретить в обители частицу мощей ее основателя и небесного покровителя — святителя Петра, митрополита Киевского и Московского и всея России чудотворца. По благословению Святейшего Патриарха Кирилла святыня будет открыта для молитвенного почитания верующими так же, как это было и до закрытия Высоко-Петровского монастыря в период гонений на Церковь в ХХ веке.

— Нет ли противоречия, несоответствия между тихой молитвенной жизнью в монастыре и бурным, неспокойным существованием большого города за его стенами? Сможет ли монастырь «вписаться» в жизнь современной Москвы?

Монастыри всегда, как острова спасения, находились в центре «житейского моря, воздвигаемого бурею напастей», будь то в городе или на удаленном острове. У монастырей городских — свои задачи. В том числе — показать саму возможность молитвенной жизни в «неспокойном существовании большого города». Так что никакого противоречия в этом нет. Скорее можно говорить о разительном контрасте между спокойной, размеренной жизнью монастыря, где все обращено к вечности, и невыносимыми ритмами и психологическими перегрузками в жизни людей, обуреваемых страстями сиюминутных желаний, дел и проблем выживания в одном из крупнейших мегаполисов мира. Да, это труднее, чем в лесу или в пустыне, где сама природа, сама тишина и красота окружающего тебя мира помогает сосредоточиться на молитве, но этот труд необходим. И Господь помогает — как бы ни шумела Петровка, но, оказываясь за стенами монастыря, человек попадает в совсем иной мир — более тихий, спокойный, мерный и мирный. Это отмечают все, кто приходит к нам.

Не монастырь должен «вписываться» в жизнь современной Москвы, а Москва, а точнее ее жители, должны приникнуть к многовековому молитвенному служению и покою монастырей, опереться на них, укрепиться душой, увидеть всю суетность жизни, наполненной лишь земными устремлениями, захотеть изменить свою жизнь, чтобы через монастыри приобщиться к вечному, истинно вечному — к Самому Богу и наполнить Им свою жизнь. Желаю всем в этом пути помощи Божией и Его Пречистой Матери, молитв наших ангелов-хранителей и наших святых небесных покровителей, одним которых для всех москвичей является святитель Московский Петр.

Ольга Богданова

http://www.taday.ru/text/226 752.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru