Русская линия
Борьба мировых центров Алла Ерошкина23.10.2009 

Северная война памятников
Как Карл Двенадцатый и Андрус Ансип воюют с Петром Первым в Эстонии

Русское население, русская культура в Балтийском регионе — отнюдь не меньшинство, а вполне равноправная доля. Поэтому националисты, задавшиеся целью искоренить «русский след» в его истории, позорят прежде всего самих себя. Любопытно, что на прошедших недавно в Эстонии муниципальных выборах оппозиционные силы, выступающие за равноправные отношения русских и эстонцев, инициировали акцию «Поставь памятник Ансипу», где перечислялись основные «достижения» главного борца с Бронзовым солдатом: падение уровня жизни, безработица, коррупция. Этнократы, воюющие с памятниками русской славы и воинской доблести, едва ли могут рассчитывать на то, что благодарные потомки когда-нибудь увековечат их в граните. И даже сама идея об этом воспринимается в современной Эстонии как мрачная шутка.

Хозяева из Швеции милее?

Если приглядеться к судьбе памятников на территории нынешней Эстонии, связанных с личностью Петра Первого и Северной войной, то складывается впечатление, что боевые действия до сих пор как будто и не закончились… Как известно, Петр I начал Северную войну с неудачной попытки осадить город Нарву (эст. Narva) — третий по величине город в Эстонии, на 88% русскоязычный. 19 (30) ноября 1700 г. русская армия потерпела под Нарвой поражение от шведов, и до лета 1704 г. Петр вынужден был отказаться от мысли отвоевать этот город. Русские войска повторно осадили Нарву в начале июля 1704 г. Крепость защищал шведский гарнизон численностью 4,8 тыс. человек под командованием генерала А.Б. Горна. На предложение сдаться генерал ответил отказом. Генеральный штурм города, в котором принял участие сам царь, состоялся 9 августа. Он длился всего 45 минут, но отличался большим ожесточением.

Погибшие в бою русские воины были похоронены рядом с бастионом «Виктория». Мемориал в память о воинах Петра I был открыт в Нарве в 1853 г. на территории городского сада. Первоначально он располагался на площадке Верхнего городского сада, где были похоронены 359 русских солдат и офицеров, погибших при взятии крепости. Крест, венчающий памятник, ранее стоял над алтарем Успенского собора в Ивангороде. Во время реставрации храма крест сняли и установили над могилой русских воинов. В 1880 г. «Комиссия о возобновлении монумента», созданная при Нарвской городской думе, сделала доклад, результатом которого стало постановление в феврале 1881 г. о ремонте памятника. На фас бастиона монумент перенесли в 1882 г. на 70 м в сторону, ближе к углу бастиона «Виктория». Памятник представляет собой кованый железный крест с концами в виде трилистника, установленный на постаменте из тесаных известняковых плит. По углам монумента — тумбы с ядрами, соединенными между собой якорной цепью. На кресте надпись: «Могила храбрых русских воинов, павших при взятии Нарвы штурмом 9 августа 1704 года». Хотя надпись на памятнике говорит о том, что это могила храбрых воинов, памятник отмечает не саму могилу, а место, откуда начался штурм.

В суверенной Эстонии памятник не раз подвергался атакам вандалов из числа эстонских националистов, поэтому в августе 1999 г. он был помещен в городской музей, а вместо него установили металлическую копию (автор Р. Шамсутдинов).

При этом искреннюю любовь у местных эстонских националистов вызывают шведские войска и командовавший ими король Карл II. Вот уж действительно холопам гораздо милее хозяева, нежно треплющие их по загривку, нежели настоящие освободители!..

19 ноября 2000 г., как раз к 300-летию поражения русских войск в начале Северной войны, на деньги Швеции в Нарве был установлен памятник «Шведский лев» (лев, держащий лапу на земном шаре).

Этот монумент военному противнику России является творческой копией аналогичного, более раннего артефакта, до нас не дошедшего (по одной из версий, уничтоженного в годы Советской власти). Первый памятник шведским участникам Нарвского сражения был торжественно открыт 18 октября 1936 г. западнее Нарвы, там, где 19 ноября 1700 г. войска Карла XII начали атаку на русские позиции. Он представлял собой гранитный пьедестал, на вершине которого стоял бронзовый лев, обращенный в сторону Нарвы. Левая передняя лапа покоилась на шаре. Памятник имел высоту около шести с половиной метров. На одной стороне пьедестала был изображен вензель Карла XII, а под ним дата сражения. Памятник был изготовлен в Швеции и привезен в Нарву по частям. На церемонии его открытия в 1936 г. присутствовал шведский принц Густав Адольф. Поистине — на войне как на войне…

Неподдельную ненависть у националистов вызывает и памятник русским воинам, погибшим в том же сражении 1700 года, поставленный 19 ноября 1900 г., в двухсотлетний юбилей неудавшегося штурма Нарвы, на берегу реки Наровы (сейчас — Нарвы), близ Сийвертси. Создавался он на средства лейб-гвардии Преображенского и Семеновского полков, а также 1-й батареи лейб-гвардии артиллерийской бригады. Представляет собой земляную усеченную пирамиду, на вершине которой на каменном основании стоит чугунный крест.

Памятники русским? Только в личном кабинете!

К счастью, в русскоязычной Нарве далеко не всё диктуется волей правящих в Эстонии националистов-этнократов, задавшихся безумной целью — построить государство «только для эстонцев». Новый бронзовый бюст Петра появился в городе по инициативе таллинского пенсионера Константина Рудковского, который занялся восстановлением памятника по собственной инициативе и на личные средства.

Год назад он сделал предложение председателю Нарвского горсобрания передать готовую скульптуру для установки ее в Нарве. По словам вице-мэра Нарвы Андрея Филиппова памятник должен быть установлен у нарвской пеэтриской средней школы.

Летом 2006-го подобная инициатива была уже озвучена в Нарве, которой собирался помочь московский Фонд Юрия Долгорукого. Однако в начале августа того года премьер Эстонии Андрус Ансип резко заявил, что планы властей Нарвы поставить памятник Петру Первому задевают его лично. «Я как житель Тарту воспринимаю этот памятник как оскорбление, поскольку Петр Первый в свое время разбомбил город Тарту, а жителей его сослал», — заявил Ансип. Стальнухин резонно заметил на это, что если в Нарве установлен «шведский лев», то «почему не установить и памятник сражавшемуся с Карлом XII Петру?». Тем более, что новая скульптура подаёт императора Петра в нейтрально-церемониальном ракурсе.

Главный враг «демократической» Эстонии
Как сообщил официальный вестник нарвской муниципальной власти газета «Город», скульптурное изображение торса похоже на соответствующую часть знаменитой петровской статуи, которая появилась в Ревеле (Таллине) на площади Свободы 29 сентября 1910 г. Однако, как это ни прискорбно, сходство бюста с утраченным ревельским монументом весьма условно; приходится признать, что монумент 1910 года безвозвратно утрачен, как и ряд других, демонтированных в период существования «демократической» Эстонии 1920−1930-х годов. Памятник Петру, резца Леопольда Бернштамма был установлен при ближайшем участии государя Николая II. Высота постамента составляла около трех метров, высота самого памятника — примерно пять метров. Лицо Петра обращено к улице Харью.

Эстоно- и немецкоязычная пресса откликнулась на событие без особого энтузиазма, но с удовлетворением отметили, что скульптор вложил в руку Петра не обнаженный меч, а подзорную трубу. Интересно, что на следующий день после установки монумента, 30 сентября 1910 г., над Ревелем пронеслась сильная буря. Она ломала деревья, сносила крыши, но даже не пошатнула бронзового Петра. Пошатнули его совсем иные ветры.

Если в момент установки памятника немцам и удалось вытеснить Петра из центра города, то с годами город сам подошел к Петру. В начале 1920-х годов царь стоял уже посреди парадной площади Таллина. В ночь на 1 мая 1922 г. Петра сняли с пьедестала и вывезли на большой ломовой подводе в Кадриорг. Что делать с бронзовой громадиной, поначалу не знали, и пару лет она, всеми забытая, находилась за домиком Петра.

В 1925 г. фигуру разрезали на части. Нижнюю часть — торс и ноги — пустили на переплавку, а бюст в 1935 г. был установлен на небольшом бутовом постаменте тут же, у домика царя.

Городская легенда гласит, что нижнюю часть монумента перечеканили в мелкую монету — эстонские сенты. В народе говорили, что ноги Петра продолжают ходить по Эстонии.

Русское население, русская культура в Балтийском регионе — отнюдь не меньшинство, а вполне равноправная доля. Поэтому националисты, задавшиеся целью искоренить «русский след» в его истории, позорят прежде всего самих себя. Любопытно, что на прошедших недавно в Эстонии муниципальных выборах оппозиционные силы, выступающие за равноправные отношения русских и эстонцев, инициировали акцию «Поставь памятник Ансипу», где перечислялись основные «достижения» главного борца с «Бронзовым солдатом»: падение уровня жизни, безработица, коррупция. Этнократы, воюющие с памятниками русской славы и воинской доблести, едва ли могут рассчитывать на то, что благодарные потомки когда-нибудь увековечат их в граните. И даже сама идея об этом воспринимается в современной Эстонии как мрачная шутка.

http://www.win.ru/topic/2628.phtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru