Русская линия
Борьба мировых центров Анатолий Строев22.10.2009 

Южные курилы: карточная «игра в острова»

Всякий раз, когда разговор — за кружкой ли пива в прокуренной забегаловке или за «круглым столом» в сверкающем зале — заходит о спорных для России и Японии Курильских островах, обязательно находятся среди моих собеседников — будь то обыватели или политики — некие «умники», которые точно знают, что с этими островами надо делать. Тут как с футболом: играют единицы, а якобы разбираются в игре миллионы.

Послушать таких «болельщиков», то и вообще играть не надо: сразу можно назначать избранного ими победителя и вручать ему награду. К всеобщей радости фанатов.

С островами, как и с футболом, к счастью, ничего подобного не случается. Спор, как и игра, продолжается. Вопрос в одном: насколько этот спор умный и честный?

Существует несколько распространенных мифов о том, что надо делать с островами, которые так далеко находятся даже для живущих на российском Дальнем Востоке, что сами по себе являются для большинства из нас чем-то абстрактным, почти недостижимым.

Первый миф: острова эти — четыре скалы в океане, которые никому, по большому счету, не нужны.

Миф второй: островами можно поторговаться, выгодно продав их соседней Японии за большие деньги, чтобы потом озолотить ими россиян.

Третий миф: мы должны отдать острова, ибо они не наши, а мы их «оккупировали» в ходе скоротечной войны с Японией в августе 1945 года, причем о возвращении Южного Сахалина, «оккупированного» в те же дни, почему-то речи не идет. Может потому, что этого не требует Япония?

В этих мифах все перемешалось: взгляды обывателей, расчеты политиков, дилетантство журналистов и некоторых ученых. Отбрасываем сразу миф о возможности продать острова за большие деньги. Никто в Японии их покупать у нас не собирается. И даже обсуждать подобное! Потому что японцы требуют от нас именно «вернуть» им их «северные территории», как называют они Южные Курилы.

И тут надо поставить еще одну жирную точку в конце еще одного мифа: спорных островов вовсе не четыре, как упорно твердят все, кому не лень — политики, журналисты, всякого рода болтуны и «исследователи», а, как минимум, восемь! Называю их для дилетантов, повторяющих мифы, нередко придуманные с определенной целью (о них чуть позже): Итуруп, Кунашир и острова Малой Курильской гряды, в которую входят Шикотан, Полонского, Танфильева, Анучина, Юрий и Зеленый. Итого, нетрудно посчитать даже первокласснику, что островов — восемь! А с отдельно стоящими скальными островками, которые для усиления мифологии незначительности островных территорий и любят показывать по нашему телевидению, общая численность островов, кстати, имеющих русские названия, — и вовсе 24 (ровно столько на карте Сахалинской области, куда входят эти острова, насчитал депутат Сахалинской областной думы Сергей Пономарев)!

Откуда же взялся этот миф про «четыре острова», который так упорно повторяется японцами, нашими политиками и журналистами, и даже представителями российского МИДа?

Я спросил в свое время об этом авторитетного исследователя истории Дальнего Востока, доктора исторических наук Бориса Петровича Полевого. Он сказал, что этот миф нам навязали японцы, довольно хитро объединив все острова и островки Малой Курильской гряды, за исключением Шикотана, как бы в один остров — Хабомаи. А само слово Хабомаи взято тоже неспроста, ибо буквально напротив курильских островов с подобным названием находится населенный пункт на Хоккайдо, к которому, по сути, юридически и административно привязали так называемые «северные территории» рациональные японцы.

Думаю, совершенно бессмысленно спорить (как это яро делает мэр Москвы Юрий Лужков в своей статье в «Российской газете») о том, чья нога — русского или японца первой ступила на берег этих островов. Мало ли кто и куда ступал два-три века назад! Если мы начнем сейчас кроить границы современных государств в соответствии с этим принципом, то Третья мировая война грянет немедля. И мы пожнем такую вакханалию в мире, какой не было на планете Земля со времен ее сотворения.

Но вот — что было для меня удивительно! — как-то свое мнение в этом споре взял и высказал в «Литературной газете» любимый мой писатель Виктор Викторович Конецкий: мол, был я на этих островах, там полный бардак, а посему надо отдать их без проволочек Японии. Я ему ответил тем же: мол, был в Карелии, там тоже бардака хватает, может, стоит ее отдать финнам? Говорят, на это мое предложение Виктор Викторович почему-то обиделся. А чего обижаться? Надо объяснить нашим соседям: нужно признавать реалии. И жить не претензиями к России, не политическими играми и торговлей, а желанием добрососедства и общей хозяйственной выгоды.

Тем более, что японцы отдали США на острове Окинава огромную территорию под военную базу. И, кстати, время от времени местное население протестует против присутствия здесь мощнейшей на Дальнем Востоке военной группировки США, справедливо требуя вернуть японцам их исконную территорию. Но пока этот военный «воз» и ныне там. Хотя именно с ликвидацией этой базы увязывал в свое время (1956 год) Советский Союз саму возможность разговора о дальнейшей судьбе «четырех» курильских островов.

Но с тех пор немало утекло воды, поменялись вожди, правители и даже изменились государства. Однако есть немало охотников, особенно среди политиков, поиграть в «территориальные карты». Время от времени в роли игроков выступают и журналисты. Особенно увлеченно «играет в острова» оскандалившийся в последнее время журналист Александр Подрабинек. Вот его аргументация в одной из последних статей на эту тему: «Площадь островов для России и вовсе несущественна — они занимают в общей сложности 4954 кв. км, что составляет 0,03% всей территории России. Притом, что плотность населения в России 8,3 человека на квадратный километр, а в Японии — 337 человек, стремление удержать любой ценой четыре малозначащих для России острова труднообъяснимо».

В этой статье все мифы о спорности Южных Курил присутствуют в изобилии: и «четыре острова», и «малозначимость» этой территории (велика Россия-матушка, что стоит ей поделиться островами с бедными соседями, которые уже даже спят стоя?), и «аннексия» островов в ходе войны с Японией, и прочая, и прочая. Порой, возникает ощущение калькирования одних и тех же аргументов поборниками разбазаривания земель России.

Что ж, приведем для наглядности другое сравнение — сахалинского депутата Сергея Пономарева: «Их площадь (спорных островов) вдвое превышает площадь японской префектуры Окинава, она вполне сопоставима с площадью таких государств, как Ливан и Кипр, а площадь Шикотана почти равна площади Лихтенштейна».

Где вы найдете еще таких простаков, кроме как в России, желающих разбрасываться пространствами, сопоставимыми с государствами Европы?

Впрочем, когда наша страна теряла свои территории? Как ни странно, не вследствие войн (во время войн мы только расширяли свои владения — взять хотя бы те же Курильские острова и Южный Сахалин в 1945 г.), а из-за своей бедности (Аляска, проданная Америке) и скудости ума политиков (опять же Курильские острова, отданные, «как-то криво», по замечанию Антона Павловича Чехова, царем Павлом I Японии). Мы ведь и сейчас толкуем «отдавать — не отдавать» вовсе не от щедрости и богатства русской души, а потому что находимся в глубоком экономическом кризисе тоже. И адепты этих кризисов наиболее наглядно демонстрируют нам на примере торгов вокруг Курильских островов желание хоть что-то поиметь. Не более того.

Еще один миф, имеющий хождение среди обывателей: отдадим спорные острова японцам — и они их превратят в цветущий сад.

Увы! У них хватает проблем с самым северным из своих островов — Хоккайдо, который для Японии все равно что Чукотка для России. Кто бывал на Хоккайдо, тот знает, как трудно живется там японцам. И потому что климат суровый (сильные снега, морозы, ураганы и тайфуны), и потому что уже не хватает морских ресурсов на пропитание населению.

Понять японцев, взирающих из так называемой «Башни мира» в городе Немуро на пустынные пространства моря вокруг наших островов, которые очень хорошо видны со смотровой площадки, вполне можно: ведь именно здесь в изобилии присутствуют морепродукты, являющиеся основой их ежедневного рациона. Свои прибрежные воды японцы истощили уже изрядно. А именно возле Шикотана идет основная добыча, например, «ночной жемчужины» — сайры.

Но отдать острова — это значит, потерять еще и огромные пространства Охотского моря, которые, при желании, могут прокормить рыбой и другими продуктами и жителей нашего Дальнего Востока, и соседей-японцев, веди они более разумную и взвешенную политику.

А вот еще один аргумент в пользу «нашенских» островов, высказанный в свое время историком Борисом Петровичем Полевым: ценность Курильских островов для России определяется не столько их богатствами, сколько их стратегическим положением! Он называет их «главным форпостом Отечества» на пути в Тихий океан, чем в свое время и воспользовались японцы, перекрыв нам курильские проливы.

Мне в разные годы довелось побывать и на Северных Курилах (Шумшу, Парамушир), и на Средних (Уруп, Итуруп), и на Южных — Кунашире, и на Малой Курильской гряде. Острова эти — от Алаида до Шикотана потрясают своей суровой и могучей красотой. Идешь на судне — и из морской пучины словно встают великаны, упираясь макушками заснеженных вершин в высокие облака. И вовсе это не голые скалы. На Южных Курилах попадаешь в тропические леса с растениями, которые можно встретить только тут. А вулканы? А кипящие озера? А водопады? Курильские острова — это жемчужное ожерелье России, которое столь же ценно, как Байкал или Долина гейзеров на Камчатке. Наши собственные разгильдяйство и бесхозяйственность — это вовсе не повод сбагривать Курилы соседям с пожеланием навести за нас тут свой азиатский порядок.

Когда сегодня меня спрашивают, что надо сделать с Курилами, я отвечаю: ровным счетом ничего. Лукавлю, конечно. Во-первых, острова надо очистить от грязных следов присутствия человека: пустых бочек, мусора, ржавых посудин. Во-вторых, надо изменить образ жизни курильчан: построить совсем иные, чем на материке, дома, заставить людей отвечать за отходы своей жизнедеятельности, дать им возможность пользоваться дарами природы на пользу, а не во вред окружающему миру. И объявить Южные Курилы не «зоной», пусть и пограничной, а экотерриторией, куда будут ехать тысячи и тысячи человек, чтобы насладиться первозданностью мира. Экотуристы на Курилы уже едут — из США, Европы, Азии. Пока десятки человек, но все более массово и массово.

В аэропорту Шереметьево, в зале прилета, куда я прибыл этим летом с Сахалина, услышал, как вернувшийся с островов молодой человек буквально орал в мобильник: «Ты не представляешь, где я был!!! На Южных Курилах! Ты понимаешь: на Курилах!!!»

Я разделял его дикий «марсианский» восторг, ибо понять его мог только тот, кто уже там побывал. Как жаль, что этот крик восторга часто заглушают у нас совсем другие голоса…

http://www.win.ru/school/2625.phtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru