Русская линия
Седмицa.Ru В. Ченцова21.10.2009 

Новые исследования румынских документов архива афонского Иверского монастыря

Давно начатая в Греции работа по описанию и исследованию архивов афонских монастырей и публикации регест документов, проводимая учеными в тесном сотрудничестве с насельниками монастырей [2], пополнилась еще одним важным изданием: трудом Фл. Маринеску с описанием румынской части архива Иверского монастыря. Изучение документов румынского происхождения в архивах афонских монастырей позволяет получить новые важные свидетельства не только по истории этих обителей, но и по истории греческого присутствия в дунайских княжествах. Сохранение там традиций «Византии после Византии» проявлялось, в том числе, в покровительстве румынских правителей православным монастырям, оказавшимся на бывших византийских землях, захваченных османами, а также в восприятии местной элитой тех сокровищ византийского культурного и духовного наследия, которые были перенесены греками в румынские земли.

Важность присутствия греческого монашества в Молдавии и Валахии и значение ктиторской деятельности правителей этих государств на Святой горе осознается как в церковных, так и в ученых кругах. Неудивительно, что в последнее время наблюдается всплеск интереса к истории владений восточных патриархатов и афонских, палестинских и иных греческих монастырей на территории румынских княжеств, т. е. к «преклоненным» (приписным) монастырям и к деятельности живших в них греческих иерархов [3]. Нельзя не отметить и то обстоятельство, что из «преклоненных» монастырей в Молдавии и Валахии, называемых по-гречески метохами, представители греческого духовенства вели переписку с русским царским двором, там же были составлены многочисленные греческие грамоты, хранящиеся в московских собраниях. Именно в метохах, как о том свидетельствует келарь Троице-Сергиева монастыря Арсений Суханов, обсуждались обрядовые расхождения между Русской и Греческой Церквами, которые были разрешены богослужебной реформой Патриарха Никона. Таким образом, изучение связей румынских государств со святогорскими, палестинскими, эпирскими и иными обителями и сохранившиеся документы об этом имеют важнейшее значение и для отечественной истории. Труд Маринеску позволяет ввести в научный оборот огромное количество неизвестных документов по истории присутствия ивиритов в Румынских княжествах, что, без сомнения, привлечет еще большее внимание к этой теме.

Подготовка издания регест документов осуществлялась как в ходе работы по изучению и упорядочению монастырского архива и выявлению в нем документов, имеющих отношение к румынским землям, так и в ходе совместных исследовательских поездок Маринеску, кафигумена монастыря Василия и монахов Ивирона для фотосъемки и изучения бывших «преклоненных» монастырей Иверской обители в Румынии. Проведенная работа по описанию метохов была зафиксирована в небольшом приложении к регестам, подготовленным иверским монахом Максимом (Николопулосом).

Иверский монастырь обладает одним из самых богатых среди других святогорских монастырей собранием документов и рукописей [4]. Документов только румынского происхождения насчитывается 1837, что не удивительно: начиная с воеводы Нягое Басараба правители княжеств оказывали значительную материальную поддержку Ивирону (Т. 1. С. 19−23), позволявшую проводить строительные работы и украшать как саму обитель, так и ее метохи в Валахии и Молдавии, из которых самыми известными были церковь Стелеа и монастырь Св. Троицы (Раду Водэ) в Бухаресте (Т. 1. С. 24−63). Игуменом монастыря Раду Водэ, а затем митрополитом Унгро-Влахийским являлся Дионисий Ивирит (Т. 1. С. 32−33), долгие годы возглавлявший братию греческого Никольского монастыря в Москве. Монастырь Раду Водэ, как и некоторые другие крупные метохи Ивирона, имел зависимые от него владения и обители. В Молдавии ивириты также располагали принадлежавшими им монастырскими подворьями, из которых в первую очередь следует назвать «преклоненные» в 1660-х гг. монастыри в Тыргу Окна — Благовещенский Rгducanu и Успенский Precista. Краткие сведения о всех выявленных в Румынии метохах Ивирона приводятся во введении к изданию регест и в дополнениях монаха Максима (Николопулоса).

Подбирая материалы, относящиеся к «румынскому архиву», Маринеску исходил из тематического принципа: выбирал дела, касающиеся территорий румынских княжеств (ныне Румыния и Республика Молдова), метохов или румынского присутствия на Святой горе. Изданию регест предшествует краткое описание архива (в том числе ненумерованных и ранее не описанных дел, до сих пор практически неизвестных) и его пополнения в 1432—1910 гг. на разных языках, прежде всего на румынском, греческом и славянском. Русские документы этой части архива относятся ко времени после завоевания Россией восточной части Молдавского княжества (Бессарабии), где имелись иверские метохи. Хронологически документы распределились следующим образом: 8 относятся к XV в., 41 — к XVI в., 426 — к XVII в., 376 — к XVIII в., остальные документы относятся к XIX—XX вв. (Т. 1. С. 131−132). Огромная работа была проделана и по сопоставлению сохранившихся в архиве Ивирона актов с имеющимися оригиналами и их изданными или неизданными копиями из румынских архивов, а также по составлению удобных и подробных указателей.

Материалы расположены по хронологическому принципу: каждый документ имеет номер, отсылающий к краткому описанию архивных «папок» в начале публикации (Т. 1. С. 125−129). Такой принцип составления продиктован тем, что издание предназначено прежде всего для тех специалистов, которых будет интересовать содержание документов. История архива и того, каким образом происходило формирование входящих в него подбороко документов, еще ждет своего исследователя. Вопрос о естественно сложившихся фондах (папках) возникает у пользующихся публикацией исследователей и в связи с тем, что не все подобранные Маринеску документы напрямую относятся к Иверскому монастырю и его метохам. Некоторые из материалов попадали в монастырский архив особыми путями, и было бы чрезвычайно интересно проследить, каким образом сочетаются поступившие в разные фонды документы, что довольно сложно осуществить при хронологическом расположении материала (несколько облегчает задачу указатель соответствий архивных номеров и номеров публикации, помещенный в конце 2-го тома).

Значительное количество архивных дел касается в первую очередь перехода из рук в руки недвижимой собственности как монастырей и их метохов, так и светских владельцев: сделок купли-продажи, дарения, подтверждения прав собственности (в том числе церквей и монастырей в качестве метохов) и доходов со стороны светских властей, разрешение всевозможных конфликтов (нарушение границ собственности, иные злоупотребления) и проч. Важную часть сохранившейся документации составляют «хрисовулы» — жалованные грамоты молдавских (163 грамоты) и валашских (8 грамот) господарей, наиболее древние из которых дошли лишь в поздних копиях. Среди наиболее примечательных документов архива Ивирона — пожалование ивиритам в 1613 г. господарем Раду Михней монастыря св. Троицы (Раду Водэ) в Бухаресте (Т. 2. N 37, ил. 73), подлинная славянская грамота молдавского господаря Василия Лупу 1640 г. о строительстве монастыря Трех святителей в Яссах с просьбой к киевскому митрополиту Петру (Могиле) прислать в новую обитель монахов из Киево-Печерского монастыря для преподавания в основанной там школе (N 86). Нельзя не назвать и уникальные славянские пергаменные грамоты, описание которых вошло в Addenda ко 2-му тому. Эти документы, обнаруженные уже после завершения работы, относятся к 1599−1649 гг. и представляют собой акты о передаче молдавскими и валашскими господарями владений в качестве метохов разным монастырям, в том числе Ивирону.

При составлении регест внимание уделялось не только передаче содержания документов, но и всем встречающимся в них именам собственников, свидетелей сделок или пожалований, писцов. Публикация, таким образом, представляет собой настоящий кладезь сведений по просопографии, в первую очередь, правящей элиты румынских княжеств, духовных лиц и монахов-ивиритов, а также простых людей, торговцев, работников в монастырских владениях и т. п. Многочисленны и документы, касающиеся управления собственностью и описания хозяйственной деятельности монастырей (от устройства колодцев и конюшен до росписи храмов, от взятия в аренду лавок до пересылки выловленных осьминогов).

Наконец, особый интерес представляют регесты документов, относящиеся к периоду реформ, проведенных в Объединенных румынских княжествах Александром Иоанном Кузой: секуляризация монастырского имущества лишила греческие монастыри, обладавшие, по разным оценкам, в середине XIX в. от 11−12 до 22−25% земель Румынии, их богатства. Многочисленные документы этого времени (в том числе и описи владений монастыря Раду Водэ за 1860-е гг. позволяют представить себе масштабы монастырских владений накануне секуляризации 1863 г. и борьбу греческого духовенства за сохранение «преклоненных» монастырей после реформы.

Фотографии (в том числе и из архива монастыря) с видами разных метохов Ивирона, рукописей, переписанных в румынских княжествах, и фресок с изображениями молдавских и валашских господарей украшают издание и придают ему дополнительную информативность. Хотелось бы, впрочем, видеть фотовоспроизведения наиболее важных документов, особенно древних подлинных грамот, которые не столь многочисленны и могли бы быть опубликованы в виде небольшого приложения или даже вместе с регестами. Учитывая, что в формуляр документов входит указание имени писца (подобные пометы имеются на древнейших славянских и румынских грамотах Стефана Великого, Петра Рареша, Александра и Богдана Лэпушняну и других правителей), их воспроизведения могли бы стать ценнейшим источником для определения писцов славянских рукописей, происходящих из Юго-Восточной Европы.

Изданные Маринеску регесты документов богатейшего «румынского архива» Иверского монастыря делают доступными для исследователей большой комплекс материалов по разносторонним связям афонской обители с Молдавией и Валахией на протяжении нескольких столетий. Хотелось бы, чтобы следующим этапом исследования рукописного собрания монастыря стало описание его «русского архива»! Это позволило бы, возможно, найти новые сведения и о его московском подворье — Никольском монастыре «Большая глава», — и об архимандрите Дионисии Ивирите и его трудах в русской столице, и об истоках почитания Иверской иконы Божией Матери («Портаитисса») в России. Изучение же документов, связанных с присутствием ивиритов в Москве, и их переписки с царским двором позволит прояснить и некоторые аспекты столь разнообразных контактов Ивирона с румынскими землями.

Примечания

[1] Marinљskou Fl. Roumanik¦ њggrafa toа `Ag…ou «Orouj. 'Arce‹o `Ier (c)j MonБj 'Ib"rwn. 'Aq"na, 2007. Τ. 1−2. 563, 672 σ. ('Institoаto Neoellhnikоn 'Ereunоn 'Eqnikoа `IdrЪmatoj 'Ereunоn, 97); MЈximoj 'Ibhr…thj, monacТj. 'Ep? t¦ ‡cnh tоn 'Ibhr…tikwn Metoc…wn e"j Rouman…an. «Agion «Oroj, 2007, 52 σ., χάρτης.

Маринеску Фл. Румынские документы Святой Горы. Архив св. Иверского монастыря. Афины, 2007. Т. 1−2, 563, 672 с. (Институт новогреческих исследований Национального исследовательского центра [Греции]. Т. 97); Максим Ивирит, мон. По следам метохов Иверского монастыря в Румынии. Святая Гора, 2007. 52 с., карта.

[2] См. серию: 'Aθωνικ¦ σЪμμεικτα, издаваемую с 1985 г. греческим Институтом византийских исследований, а также многочисленные работы Фл. Маринеску, опубликованные Институтом новогреческих исследований. Ученый ранее подготовил регесты и описания документов румынского происхождения из архивов монастырей Ксиропотам, Кутлумуш, cв. Павла и афонского Протата (изданные в 1997—2002 гг.), а также многочисленные статьи, посвященные описаниям монастырских архивов и «преклоненным» монастырям афонских обителей. См.: Μαρινέσκου Φλ. Τ¦ Roumanik¦ њggrafa toа Рспфάτου κα? τоν Μονоν Ξηροποτάμου, Κουτλουμουσ…ου, Διονυσ…ου κα? 'Iβήρων τοа `Ag…ou «Orouj. ΠρТδρομη παρουσ…αση // Τετράδια TMργασ…ας. 'Aθήνα, 1987. Τ. 11. Σ. 211−222; Idem. Roumanik¦ њggrafa toа `Ag…ou «Orouj. 'Arce‹o `Ier (c)j MonБj Ξηροποτάμου. 'Aθήνα, 1997. T. 1; Idem. Roumanik¦ њggrafa toа `Ag…ou «Orouj. 'Arce‹o `Ier (c)j MonБj Κουτλουμουσίου. Ι. Μ. Κουτλουμουσίου, 1998; Idem. Roumanik¦ њggrafa toа `Ag…ou «Orouj. 'Αρχε‹ο Πρωτάτου. 'Aθήνα, 2001; Idem. Roumanik¦ њggrafa toа `Ag…ou «Orouj. 'Arce‹o `Ier (c)j MonБj `Αγίου Παύλου. 'Aθήνα, 2002; Marinescu Fl. Contribuюii privitoare la relaюiile dintre Югrile Romвne єi mгnгstirea Vatoped de la Muntele Athos // In honorem Ioan Caproєu. Bucureєti, 2002. P. 289−296; Idem. Cu privire la metoacele Sfвntului Munte оn Romвnia: cazul mгnгstirilor Vatoped єi Ivir // Оnchinare lui Petre Є. Nгsturel la 80 de ani. Brгila, 2003. P. 627−629; Idem. Les mйtoques du monastиre Vatopediou en Roumanie // Ro-manian Principalities and the Holy Places along the centuries. Papers of the symposium held in Bucharest 15−18 october 2006. Bucureєti, 2007. P. 41−48; Mischevca Vl., Marinescu Fl., Mertzimekis N. Єtefan cel Mare — protector al mгnгstirilor athonite // Analele Asociaюiei naюionale a tinerilor istorici din Moldova. Anuar Istoric. Chiєinгu, 2005. T. VI. P. 69−81.

[3] Назову лишь некоторые вышедшие в последние годы работы о «преклоненных монастырях» в румынских землях: Puєcaєu V. Actul de ctitorire ca fenomen istoric оn Юara Romвneascг єi Moldova pвnг la sfвrєitul secolului al XVIII-lea. Bucureєti, 2001; Moldoveanu I. Contribuюii la istoria relaюiilor Югrilor Romвne cu Muntele Athos (1650−1863). Bucureєti, 2002; Romanian Principalities and the Holy Places along the centuries. Papers of the symposium held in Bucharest 15−18 october 2006. Bucureєti, 2007; π. Βικљντιος Κουρελάρου. Οѓ TMκκλησ…ες τоν ?λληνικоν κοινοτ"των τБς Ρουμαν…ας τХν ΙΘ' α"иνα. 'Aθήνα, 2008. См. также новую публикацию документов, относящихся непосредственно к истории владений Иверского монастыря в румынских землях: Zahariuc P. Legгturile Югrilor Romвne cu mгnгstirea Iviron de la Muntele Athos: noi documente // In honorem Ioan Caproєu. Bucureєti, 2002. P. 269−287. Эти (и многие другие) публикации последних лет продолжают изучение темы, первооткрывателем которой можно назвать выдающегося румынского историка Н. Йоргу (Iorga N. Byzance aprиs Byzance. Continuation de l’histoire de la vie byzantine. Bucarest, 1935), а важнейшей работой о связях Афона с Ру-мынскими княжествами до сих пор остается труд П. Ш. Настурела: Nasturel P.Є. Le Mont Athos et les Roumains. Recherches sur leurs relations du milieu du XIVe siиcle, а 1654. Rome, 1986 (Orientalia Christiana Analecta, vol. 227).

[4] До сих пор внимание привлекали прежде всего документы византийского времени и рукописи из монастырского собрания: Actes d’Iviron / Йd. J. Lefort, N. Oikonomidиs, D. Papachryssanthou, V. Kravari, H. Mйtrйvйli. Paris, 1985−1995. T. 1−4; Γαλαβάρης Γ. `Iερ¦ Μονѕ 'Iβήρων. Ε"κονογραφημљνα χειρТγραφα. «Aγιον «Oρος, 2000.

Источник: Вестник Церковной истории. № 2 2009 г. готовится к печати

http://www.sedmitza.ru/text/833 281.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru