Русская линия
Православие.Ru Игорь Белобородов20.10.2009 

«России нужен „штаб по рождаемости“, и роль Церкви здесь приоритетна»
Беседа с Игорем Белобородовым, директором Института демографических исследований

— В последние годы власть на всех уровнях решительно заявляет о необходимости борьбы с демографической катастрофой в стране, а в отдельных случаях даже предпринимает конкретные меры. Игорь Иванович, с вашей точки зрения, чего все-таки не хватает?

Игорь Белобородов, директор Института демографических исследований
Игорь Белобородов, директор Института демографических исследований
— Прежде всего, комплексной государственной политики. И, конечно же, необходим соответствующий орган, координирующий демографические процессы. К сожалению, такого органа в стране нет, как нет ни одного государственного демографического института и даже факультета. На сегодняшний день наш Институт демографических исследований — единственный в России, но и он существует в виде общественной организации. Есть еще кафедра социологии и демографии семьи в МГУ и несколько небольших научных центров, где работают авторитетные ученые, однако все это не соответствует масштабу проблемы.

Теперь о государственном управлении демографическими процессами. Минздравсоцразвития РФ перегружено работой и такими делами не занимается; более того, в его недрах вообще нет демографов и других нужных специалистов. Во властных структурах — также ни одного демографа. В Федеральной миграционной службе отсутствует даже подразделение по привлечению в Россию соотечественников, уж не говоря о комплексном подходе к данной сфере. О какой же демографической политике тогда может идти речь? Между тем, сегодня во многих странах успешно функционируют целые министерства по демографическим проблемам.

Словом, сегодня России крайне необходим своего рода «штаб по рождаемости», причем не исключительно государственный, а общественно-государственный, и роль Церкви в его работе должна быть, на мой взгляд, приоритетна, и вот почему.

Согласно всем имеющимся социологическим исследованиям, рождаемость в стране достигает устойчивого воспроизводства только в среде религиозных людей. Мы говорим «многодетность», подразумевая трех детей. Но с точки зрения научного демографического подхода, многодетность начинается только с пятого ребенка. Мы же подходим сейчас к тому, что в условиях антисемейного законодательства, агрессивного информационного поля, негативной образовательной политики и так далее для кого-то и один ребенок — «много». И корни сей проблемы — в коммунистическом наследии.

Изменение численности населения России в 1990—2008 гг.
Ведь именно советская власть первой узаконила аборт, извратила процедуру регистрации брака; женщина, оторванная от семейного очага, была отправлена на производство «во имя светлого коммунистического будущего», а роль отца принизилась до уровня насекомого, что полностью деформировало семейную структуру. В царствование святого царя Николая II население России увеличилось на 50 миллионов, а в ельцинский и последующий периоды сократилось более чем на 12 миллионов. Разве эти цифры не убедительны?

Да, кое-какие позитивные сдвиги в решении демографической проблемы есть, но пока они не столь значительны, как могли бы быть при реализации комплексной системы мер. В основном делается акцент на попытках изобрести что-то новое. А ведь все необходимое: решения, действия, поведенческие установки — заложено в нашем историческом опыте. И Церковь играет здесь позитивную роль проводника некого социального стандарта — в утверждении православной культуры, в настрое на семью, хранении добрачной чистоты, супружеской верности, немыслимости абортов, контрацепции, в нацеленности на высокую репродуктивность в сочетании с уважением к старшим, семейной консолидацией и хозяйственно-экономической самодостаточностью семьи.

В свое время все эти составляющие в совокупности и дали одно из самых многонаселенных государств в мире с пассионарным населением. Сейчас, к сожалению, наблюдаются процессы обратного характера. Хотя Церковь, хорошо зная рецепт по решению демографической проблемы, не остается в стороне. Значит, нынешним государственным структурам нужно активнее взаимодействовать с Церковью и обществом в этой сфере, внедряя наш исторический опыт. Преодоление депопуляции без участия Церкви в стране православной культуры — это полумера.

— Многие эксперты, сознавая всю серьезность последствий депопуляции, задаются вопросом: возможно ли противостоять сокращению численности населения в России, и если да, то каким образом? Какова здесь позиция Института демографических исследований?

Социальная реклама Благотворительного фонда защиты материнства и детства

- Собственно, само появление нашего института в 2003 году означало объединение независимых специалистов в области демографии и семейной политики, настроенных на улучшение существующей в России демографической ситуации и понимающих, как это сделать, исходя из интересов общества и государства.

Уточню: имеются в виду интересы российского общества и российского государства. Дело в том, что ошибочные стереотипы и околонаучные домыслы, распространяемые некоторыми СМИ, а также направляемые из-за рубежа, способствуют лишь уходу от решения проблемы.

Работа нашего института ведется при сотрудничестве с кафедрой социологии и демографии семьи социологического факультета МГУ, Центром проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, Всероссийской общественной организацией «За жизнь и защиту семейных ценностей». За эти годы проведены десятки «круглых столов», выпущены научные аналитические материалы, а самое главное — предложен инструментарий конкретных действий.

С 2006 года активно развивается наш проект — портал Demographia.ru, который отличает объективный научный подход. До этого подобного ресурса в рунете не было, зато имелась активная площадка у наших оппонентов — людей иной парадигмы, считающих, что депопуляция в России — явление закономерное, ее приходу надо скорее радоваться, чем сопротивляться. Речь идет о маргинальном подразделении при Высшей школе экономики, возглавляемом А.Г. Вишневским. Известно, что эта деятельность щедро финансируется западными фондами, в частности фондом Сороса. Ранее Вишневский даже пытался консультировать главу государства по демографическим вопросам, пока ему не дали увесистый «подзатыльник», поскольку его постулаты явно диссонируют с развитием, предложенным бывшим и нынешним президентами.

Следует четко понимать: решить демографическую проблему в стране в течение пяти-шести лет невозможно, это чистый популизм, ибо нынешняя ситуация — результат разрушительной инерции, раскрученной еще в советские времена. Предложенный нами комплекс мер рассчитан на долгосрочную перспективу — до 2060−2070 годов (достичь положительный баланс между смертностью и рождаемостью можно не ранее этого временного рубежа).

«Русский крест»: динамика смертности и рождаемости в 1986—2008 гг. (тыс. человек)
Напомню, что последний раз естественный прирост населения фиксировался в нашей стране еще в 1986—1988 годах. Во многом это явилось результатом антиалкогольной политики. И в этой связи хочу сказать: уверен, что современный проект «Общее дело», предложенный архимандритом Тихоном (Шевкуновым), сможет оказать серьезное положительное влияние на наши демографические показатели. Ведь именно духовно-нравственный уровень общества имеет определяющее влияние на демографическую ситуацию!

Сильнейший стимул для формирования национальной демографической политики в России был дан в 2004 году после проведения церковно-общественного форума «Духовно-нравственные основы демографического развития России». В нем принял участие приснопамятный Святейший Патриарх Алексий II, что несло серьезную смысловую нагрузку для всего общества; свое приветствие направил тогдашний президент Владимир Путин; были приглашены министры, губернаторы, ученые, предприниматели, представители общественных организаций.

В результате со стороны государства последовали затем определенные меры (материнский капитал, родовые сертификаты, компенсация родительских расходов и т. д.). Это в значительной степени возымело свое действие, хотя, на мой взгляд, не все меры одинаково успешны (к примеру, материнский капитал, неэффективность которого отмечают сегодня многие: по сути, сегментируется семья, в которой общие дети, супружеская гармония; из нее выделяется мать, роль отца игнорируется; появляется материальный рычаг воздействия на женщину).

Опять же именно после упомянутого форума и проводимой по его рекомендациям работы Минздравсоцразвития начало менять инструкции по проведению абортов (перечень показаний к абортам был сокращен более чем в два раза), стало проводиться предабортное консультирование женщин. В целом внимание общества было привлечено к теме демографии.

— Вероятно, сегодня назрела необходимость в проведении нового столь же масштабного форума?

- Безусловно! Это могло бы стать мощным импульсом в дальнейшей борьбе с негативными демографическими тенденциями. Как известно, Святейший Патриарх Кирилл намерен реализовать стратегию, направленную на привлечение к Церкви всех социальных групп. В этой связи можно только приветствовать, если голос Русской Православной Церкви по такому стратегическому вопросу, как демография, будет звучать на крупнейших общественных форумах и в СМИ. Нужно обозначить остроту проблемы (кстати, это уже начало происходить, есть высказывания Патриарха Кирилла по этой тематике). Многое делается в рамках Русского народного собора, председателем которого также является Патриарх Кирилл.

— Как вы, с точки зрения демографа, оцениваете масштабы совершаемых в России абортов?

- Увы, большая часть беременностей в нашей стране ежегодно уходит в абортивную плоскость, способствуя тем самым ухудшению женского здоровья и усугублению демографического кризиса.

Мы были пионерами, узаконив в 1920 году аборт (кстати, мы пионеры и в разрушении основ семьи, например в навязывании разводного законодательства; столь либеральных законов нет сегодня нигде, кроме таких «помоек цивилизации», как Голландия). Португалия, например, только в 2007 году узаконила аборты и то не в таком виде, как сегодня в российском законодательстве. Ирландия, Мальта, Польша, Израиль, множество стран вообще не знают, что такое аборт, кроме как по медицинским показаниям при угрозе жизни матери и других не менее серьезных обстоятельствах. Целая Латинская Америка имеет антиабортные законодательства.

А у нас? Вот статистика за 2005 год, в котором наблюдалось самое низкое число абортов за последние четыре десятилетия: на 100 рождений детей приходился 121 аборт! Формулируя проблему иными словами, мы вынуждены констатировать, что более половины (54,3%) всех российских беременностей в том году закончились искусственным прерыванием. Причем, это только официальные данные; есть еще огромный пласт частных клиник, где просто охотятся за нерожденным ребенком, прибегая к льготным условиям для аборта, скидкам, лживой рекламе о том, как «полезно» избавиться от беременности. Такой пример. Специалисты провели анализ и обнаружили, что на Яндексе резко возросла (в 22 раза!) статистика запросов по слову «аборт» и всему, что с этим связано. Если подсчитать, то у нас не наберется столько женщин репродуктивного возраста. То есть мы имеем здесь дело с циничной накруткой, чтобы искусственно сформировать спрос на детоубийство.

Логово детоистребления — это центры планирования семьи и общественные организации-сателлиты («Ювента», «Взгляд в будущее», «Холис», «PSI», проект «Глобус» и так далее), часто финансируемые и инструктируемые из-за рубежа. У меня есть килограммы доказательств в бумажном виде, гигабайты доказательств в электронном виде — хватит не на один судебный процесс! И есть еще похожая система в виде частных клиник, нередко связанных между собой, где, например, женщине, имеющей первую беременность, спокойно сделают аборт на сроке пять-шесть месяцев и даже вызовут искусственные роды на седьмом-восьмом месяце, после которых ребенка умертвят для изъятия органов и тканей.

На этом фронте, конечно, бесценна бескомпромиссная позиция Церкви, честных ученых, пострадавших женщин, медиков, выступающих за нравственные ценности, союзов православных врачей.

Пока же у нашего общества в целом явный недостаток желания бороться с этим злом. Если же взглянуть поглубже, то проблема нехватки людей в стране остро обозначится уже в ближайшие 15 лет. Что, кстати, рикошетом обрушит пенсионный бюджет. Со всей ответственностью заявляю: в ближайшие шесть-семь лет пенсионный возраст будет пересмотрен в сторону увеличения. И произойдет это по сугубо демографическим причинам.

Еще один момент. Не хватает юристов, разбирающихся в медицинской сфере, и потому недобросовестный врач всегда свалит вину за совершенный грех на «заботу о здоровье» пациентки. Почему бы не выводить подобные случаи наружу? Почему не устроить несколько показательных процессов в суде с демонстрацией их по телевидению, чтобы люди поняли, что государство озабочено проблемой защиты нерожденных детей? Ведь миллионные детские жертвы ежегодно — это, по сути, языческие жертвоприношения при нашем молчаливом согласии!

— Зло многолико, и, очевидно, убиение нерожденных младенцев соседствует со многими другими явлениями нравственной деградации…

- Вы правы! Похоже, что на очереди — попытки легализации педофилии, эвтаназии, массовой стерилизации. В общем, неприкрытый нацизм.

Кстати, в свое время некая г-жа Лахова продвигала в Думе законопроект о репродуктивных правах, как раз включавший в определенном смысле лоббирование стерилизации. Между тем рождаемость все падала: в 1987 году на одну российскую женщину приходилось в среднем 2,2 ребенка, в 1992-м — 1,5, в 1999-м — уже 1,17. В Москве, Петербурге, Смоленске, Иваново, других городах данный коэффициент опускался ниже единицы. Теперь многие наши женщины, как на Западе, сознательно отказываются от деторождения — феномен так называемого child free, или одно из звеньев в цепочке пресловутого «планирования семьи». И происходит это по причине оголтелой информационной пропаганды, а не по экономическим мотивам.

Вслед за рухнувшей рождаемостью результаты деятельности Российской ассоциации «Планирование семьи» и ее партнеров проявились в виде всплеска бесплодия, венерических заболеваний, роста изнасилований, суицидов, наркомании, алкоголизма. В то же время снижается возраст вступления в половую связь — вдумайтесь! — до 13 лет. А в ряде школ внедряется спецпрограмма, которая преподносит детям гомосексуализм и скотоложество чуть ли не как один из вариантов нормы. Такие деятели в области образования, как апологет гомосексуализма Игорь Кон, получили за это премию от организаций, близких к ООН.

Как доказала депутат Мосгордумы Людмила Стебенкова, в одном из российских регионов организация, насаждавшая идеи «планирования семьи», действовала в тесной связке с американской порнокомпанией. Уверен, подобные случаи не единичны. Дети и подростки от 10 лет и выше — это многомиллиардный рынок сбыта контрацепции. Как было установлено, в Петербурге и других регионах совершались даже госзакупки контрацептивов, причем массового характера.

Фетальная терапия как криминальный бизнес также существует и по своей доходности опережает проституцию и торговлю оружием. Все это взаимоувязано с порнобизнесом и торговлей контрацептивами. Здесь существуют определенные организационные связи. Например, приходит женщина, ожидающая ребенка, в некую консультацию, а ей там говорят: «Зачем тебе нищету плодить?!» Так вот, во многих случаях так заявляют именно потому, что используют неродившихся младенцев для фетальной терапии.

«Планировщики», призывая женщин прекращать рожать, если те выполнили свою программу «от нуля до двух детей максимум», действуют так, выполняя определенный заказ. Только при чем здесь мнимая «перенаселенность» Земли, которой они прикрываются? Кстати, недавно два румынских физика рассчитали предельную численность населения нашей планеты при современном уровне развития. Оказывается, речь идет даже не о сотнях миллиардов человек, цифры намного выше.

- Как же помочь нашим женщинам устоять перед искушением аборта и выполнить свою миссию, предназначенную им Самим Господом?

Социальная реклама Благотворительного фонда защиты материнства и детства
- Во время беременности женщине особенно нужны поддержка, теплое слово, крепкое плечо и понимание. Она в это время внутренне уязвима и полностью находится в заложниках у врача. Поэтому каждое слово последнего — буквально на вес золота. Им можно убить, а можно исцелить — это настоящее психологическое оружие. Словом врача можно способствовать появлению на свет нового Глинки, адмирала Ушакова, Менделеева, Гагарина, в конце концов Путина и Медведева.

Примерно половина абортов, сделанных под нажимом врача, имеют сугубо психологическую природу. Есть опыт противостояния этому в лице сети межрегиональных общественных организаций, которая эффективно действует под руководством протоиерея Максима Обухова и при духовном окормлении протоиерея Димитрия Смирнова. 10−15% детей — даже в случае «нежелательной беременности» — можно уберечь, и это делается сегодня, причем, силами именно общественных организаций, без копейки из госбюджета.

Это достигается за счет христианских принципов в работе психолога, за счет энтузиазма, обмена опытом, когда такие авторитетные организации, как центр «Жизнь», Благотворительный фонд защиты семьи, материнства и детства, проводят свою работу на местах. Многие их отделения — Рязань, Иваново, Санкт-Петербург, Тверь, Владивосток — несут данный опыт в те регионы, где он пока не известен, и это приносит свои благодатные плоды. На очереди — открытие таких центров на Сахалине и в Красноярском крае.

Тут важно избежать любого негатива — его-то как раз хватает благодаря тому, что центры «планирования семьи» кошмарят наших людей. Поэтому работа по защите материнства сводится к тому, чтобы пробудить у женщины инстинкт материнства, заложенный Богом. Когда этот инстинкт оживает в ней хотя бы на сотую долю процента, можно добиться сохранения жизни ребенка.

В общенациональном масштабе вышеназванный показатель в 10−15% сбереженных жизней — это сотни тысяч российских детей.

— Очевидно, что существует прямая связь между падением рождаемости и социально опасной «эпидемией» пьянства в нашей стране. Согласитесь, Игорь Иванович, трудно строить радужные планы исправления демографической ситуации, если, например, каждая четвертая зарегистрированная смерть в России, как отмечается в только что подготовленном докладе Комиссии Общественной палаты по социальной и демографической политике, прямо или косвенно связана с употреблением алкоголя.

- Действительно, алкоголизм у нас никуда не делся, он так же или даже еще более страшен, как раньше. Особое беспокойство вызывает его распространение среди детей и подростков: по данным, например, «Роспотребнадзора», более 80% российских подростков уже успели приобщиться к спиртным напиткам; треть несовершеннолетних юношей и девушек выпивают ежедневно, при том что средний возраст, когда они впервые пробуют спиртное, снизился за последнее время с 17 до 14 лет.

Дело доходит до того, что бьют тревогу даже иностранцы, шокированные масштабами алкоголизма в России. Отчет об исследовании, проведенном ими в трех промышленных городах — Томске, Барнауле и Бийске, опубликован в конце июня в крупнейшем медицинском журнале «Lancet» и обсуждается сейчас на всех мировых сайтах. Суть его сводится к тому, что дешевый и подпольный алкоголь убивает более половины (!) российских мужчин и женщин в самом расцвете сил, и правительство должно принять срочные меры, чтобы изменить такую тенденцию. Остается добавить, с нашей стороны, что это, действительно, должно стать общим делом всей нации — точнее, чем звучит название проекта архимандрита Тихона (Шевкунова), не скажешь!

Позволю также высказать свое мнение относительно того, что алкоголизация россиян — это во многом проблема искусственно сконструированная. Когда в обществе исчезают духовно-нравственные и правовые регуляторы, когда СМИ самоустраняются от этических стандартов и идут на поводу у агрессивной рекламы, тогда и возникает питательная почва для данной проблемы. Часто говорят, что надо избегать «нежелательных рождений» у семей, где родители имеют алкогольную зависимость. Однако, как показывает опыт, часто из таких семей выходят вполне здоровые и нормальные люди. Между тем алкоголиками и наркоманами, как показывают исследования, да и обыденная практика, зачастую являются дети весьма обеспеченных людей, которые в свое время недополучили и любви, и должного воспитания.
Понятно, что алкогольное лобби не дремлет, и безбрежная реклама, например того же пива, нацелена, прежде всего, на ребят от 12 лет. Когда на плакате видишь баскетбольную корзину и подростковый велосипед, и все это «удачно» венчает бутылка пива с яркими картинками и манящими слоганами, то, право, возникает мысль, что у нас может просто не быть здорового поколения. Причем подобные манипуляции сознанием молодых людей строятся на вполне профессиональном уровне, а вот серьезного отпора им у нас пока не сформировалось. И не в последнюю очередь потому, что у СМИ нет сегодня ответственности перед обществом.

А социальная ответственность — это ведь не проведение раз в полгода благотворительного сбора или ни к чему не обязывающий призыв к патриотизму в День России. Это структурированное противодействие валу социального негатива, нажиму всех этих лобби — от порно- и нарко- до опаснейшего пивного, который «окопался» на каналах ТВ, в Интернете, на страницах молодежных журналов. На мой взгляд, люди из этих лобби давно должны сидеть за решеткой, поскольку занимаются явным растлением подрастающего поколения. Словом, пресечь весь этот беспредел можно только путем принятия соответствующих законов и наказания нарушителей законов, путем внедрения духовно-нравственных и этических норм в жизнь общества.

Хочу еще раз подчеркнуть: то, что отец Тихон открыл и развивает антиалкогольный проект «Общее дело», — колоссальный шаг вперед в борьбе с этим социальным злом. И будем надеяться, что такая инициатива будет воспринята властью и поддерживаться как в федеральном масштабе, так и в регионах.

— Расскажите, пожалуйста, подробнее, как вы представляете себе работу необходимого, на ваш взгляд, общественно-государственного органа по демографическому возрождению России, или «штаба по рождаемости».

- Основные направления такой деятельности и первоочередные меры вырисовываются очень четко.

Во-первых, это информационная сфера. Проведение полной экспертизы информационного пространства с точки зрения возможностей его влияния на институт семьи и демографическое развитие. Это должно быть прописано и законодательно. Уже сегодня можно приступать к такой работе. Ведь, к примеру, растление детей и подростков явно диссонирует с концепцией демографического развития до 2025 года, утвержденной В.В. Путиным.

Необходимо также внедрять пропаганду традиционных семейных ценностей в креативном ключе. Нужны соответствующие ток-шоу, телесериалы, художественные фильмы, социальная реклама, аналитические программы с участием известных политиков, общественных лидеров, представителей власти и, конечно, Церкви. Но как можно говорить об активном участии Церкви в воспитании наших детей, утверждении духовно-нравственных начал в обществе без предоставления ей соответствующих полномочий и возможностей?!

Сейчас стало модным рассуждать о том, что Церковь должна-де выдвинуться на передний край борьбы с алкоголизмом, помочь преодолевать депопуляцию, выступать против дедовщины в армии, подключиться к решению проблемы коррупции и так далее, и так далее. Прекрасно, она и сама готова к этому! Но ведь почти никаких информационных ресурсов при этом не выделяется! Хотя очевидно: степень участия определяется здесь степенью доступа к информационным ресурсам и инструментам, позволяющим влиять на умы и души наших сограждан.

Отрадно, что в этих непростых условиях Церковь все же смогла создать свои телеканалы. К примеру, телеканал «Союз», действующий при Екатеринбургской епархии, делает отдельную передачу, выходящую два раза в неделю, которую ведет протоиерей Максим Обухов и которая так и называется «Беседы о демографии». Но такие программы должны стать общедоступными, появиться на федеральных телеканалах.

Дайте же, наконец, остановить это искусственно созданное вымирание жителей России, которое умножается с каждым днем! Если сегодня мы еще говорим, что к 2065−2070 годам депопуляция у нас может быть прервана за счет роста репродуктивности, то при нынешнем положении дел уже через десять лет данные сроки я не смогу подтвердить. Здесь эффект нарастающего снежного кома. Более того, к концу века, при сохранении существующих демографических тенденций, Россия даже при массовом завозе мигрантов явно не удержит свои государственные границы, но зато при таком повороте есть риск межэтнического взрыва.

— Вы упомянули социальную рекламу. Делается ли здесь что-то конкретное в сфере демографии?

- Социальная реклама — весьма действенное оружие, способное современными методами решать поставленные задачи. Благотворительный Фонд защиты семьи, материнства и детства при участии нашего института разработал целую коллекцию социальной рекламы по улучшению демографической ситуации (популяризация семейных ценностей, апологетика многодетности); профилактике заболеваний, передающихся половым путем; предупреждению социально обусловленных абортов и так далее. Начиная с 2007 года наши баннеры были размещены в более чем 40 российских регионах. В настоящий момент наша социальная реклама появляется и в журналах, и на уличных стендах, и в Интернете.

Но здесь мы опять возвращаемся к нашему законодательству, «благодаря» которому на социальную рекламу отводится не более 5% всей рекламной площади и рекламного эфира, а это — крохи. Если же учесть, что реальный объем такой информации не достигает и 1%, то говорить о ее эффективности явно преждевременно. Зато пивную рекламу видят все, потому что она вездесуща, ее много и обязательно на самом видном месте или в прайм-тайм. Как считают психологи, чтобы социальная реклама могла воздействовать на сознание, ее доля в общем рекламном массиве должна составлять не менее 50%. Понятно, что это нанесло бы удар по прибыли некоторых социальных паразитов, но власть, заботящаяся о народе, должна такое только приветствовать. Ведь если, к примеру, будет продаваться меньше алкоголя, значит — меньше людей покалечится и погибнет, меньше семей распадется.

Впрочем, и коммерческая реклама должна быть конструктивной, ну или хотя бы безвредной. А что мы имеем на практике? Возьмем, например, ту рекламу, в которой используется образ семьи. По результатам проведенного нами контент-анализа более 1000 рекламных роликов на трех федеральных телеканалах, оказалось, что в 97,4% случаев реклама, содержащая образ семьи и родительства, пропагандирует… малодетность. Причем более чем в половине случаев (57%) вместе с каким-нибудь товаром или услугой представляется неполная семья (как правило, одинокая мама с ребенком без отца).

Изображение семьи и родительства в телевизионной рекламе (по результатам комплексного исследования Института демографических исследованийна телеканалах «Россия», «Первый», «НТВ»)

Так вот, если законодательно будет определено, что семью надлежит изображать в позитивном виде, то есть не менее чем с тремя детьми и с обоими родителями, то и ситуация с рождаемостью и с разводами, скорее всего, начнет исправляться.

— Давайте вернемся к основным направлениям, по которым следует, на ваш взгляд, действовать.

- Конечно, это образовательное направление. Нужно внедрять «семейный компонент», начиная с дошкольного образования и кончая высокими академиями, аспирантурами, курсами повышения квалификации. Вместе с тем необходимо наконец-то распрощаться с теми негативными установками на «планирование семьи», которые их авторы -«секспросветители» — предлагают внедрять аж с рождения. Во всех детских садах, школах, вузах нужно внедрить соответствующие курсы по православной культуре, сделав упор на православные семейные ценности.

Полагаю, что в школах важна любая мелочь, вплоть до оформления пространства. Если ребята приходят на занятия и видят со стен добрые плакаты на семейные темы, изучают на уроках традиции большой православной семьи, слышат информацию об опасности абортов, алкоголизма, наркозависимости, то у них формируется позитивный взгляд на будущее. Можно предусмотреть даже соответствующее оформление школьных товаров: ранцев, пеналов, тетрадей. Что касается проблемы единственного ребенка в семье, то нередко она ведет к эгоизму, культу потребления, развалу семьи, что доказано и социологами, и психологами, и демографами.

Перехожу к блоку здравоохранения. Это один из ведущих сегментов, без решения определенных задач в его рамках мы вряд ли добьемся улучшения демографической ситуации. Надо избавляться от абортивного мышления медиков — этого мерзкого наследия «совковой эпохи». Надо разобраться с происходящей сейчас коммерциализацией медицины с полной утратой нравственных и этических ориентиров (частные клиники творят, что хотят), с настойчиво внедряемой контрацепцией, в том числе в государственной системе здравоохранения. Так, в женской консультации почему-то не попадаются книжки о сохранении семьи, необходимости многодетности, зато реклама контрацептивов — в огромном количестве, а должно быть ровно наоборот.

Нужно изменить и сам подход к формированию кадров. Образование будущих акушеров, гинекологов, в целом медиков должно проходить в семейно-ориентированном русле, в ключе положительного демографического императива. Сегодня очень много делают в этом плане общества православных врачей, которые все активнее утверждаются в различных регионах страны. Представители этих обществ входят в общероссийскую организацию «За жизнь и защиту семейных ценностей» — это очень удачный симбиоз православной медицины и общественности.

Медики по своему призванию не могут оставаться в стороне. Ведь если еще Гиппократ, живя в языческом обществе, призывал к тому, чтобы не давать абортивных таблеток женщинам и, естественно, не делать абортов, то христианские постулаты тем более основаны на признании того, что жизнь, дарованная Богом, неприкосновенна. Наша задача — сформировать такую общественную среду, в которой данная позиция нашла бы полное понимание и поддержку. Если сегодня законодательно запретить аборты, оставив при этом их пропаганду и пренебрежение к только что зачатой детской жизни, то никакого решения проблемы не произойдет. Поэтому я — за комплекс продуманных мер.

— Какие, по вашему мнению, необходимо принять законодательные акты для исправления демографической ситуации в России?

- Все озвученные мною направления работы требуют своего юридического сопровождения. Только очень не хотелось бы, чтобы получилось так, как с пивом. Тогда у наших законодателей была страшная волокита: давайте рассмотрим вопрос на следующей сессии, необходимо провести такую-то экспертизу, нужно посоветоваться с пивными компаниями… Совершенно очевидно, что любое пивное или никотиновое лобби, если в «верхах» решается их судьба, будут твердить: не надо, мол, резких движений, а сами тем временем придумают какие-то увертки. Никому не хочется терять деньги. Дай им волю, так они будут спаивать всех, включая новорожденных и престарелых.

Должны быть работающие меры прямого действия, ведь наше законодательство в области защиты прав человека далеко не самое худшее. Даже в существующих рамках можно пресечь на корню многие вещи, подобные, к примеру, передаче «Дом-2», как в телевещании, так и в системе образования. Были бы желание, политическая воля и здоровый нажим общественности.

Уже есть хорошие прецеденты. Так, программу «планирования семьи», инициированную упомянутой выше г-жой Лаховой, отменили благодаря многотысячным протестам родителей. Причем «планировщики» все время проигрывали у нас в судах (например, по программе «секспросвета», которая внедрялась в российских школах с 1995 года).

— Какие еще значимые составляющие в мозаике демографической политики?

- Безусловно, нельзя не обозначить здесь градостроительный аспект, жилищную политику, стратегию расселения и социально-экономический блок.

Сегодня мы видим локализацию населения в зонах экономического роста, таких крупных городских агломерациях, как Москва и Петербург. Это явно противоречит желанию руководства страны и здоровых сил общества иметь сильное, крепкое и разносторонне развитое государство. На территории всех субъектов федерации нужно способствовать малоэтажному строительству. Даже есть такая федеральная программа. Здесь и простор для жизни, и возможности для деторождения, и ресурсы по обеспечению семьи, начиная от собственного хозяйства и кончая экологической автономностью жилища. Ведь современная городская квартира — это, по сути, замкнутая коробка, в которой людям тесно, неуютно, страшно и одиноко.

Нужен возврат к тому хорошему, что имело место в нашей истории. Например, летом Москва пустеет наполовину — люди едут на дачу. Это говорит о том, что будь соответствующая инфраструктура на местах, будь информационные и образовательные возможности, население с радостью жило бы совсем в других условиях, а не в мегаполисе. Это выгодно и в плане неуязвимости с военной точки зрения, и в отношении энергетических кризисов, не говоря уже о психическом здоровье населения, что тоже в наше время является немалой проблемой. А земли нам хватит! Еще Дмитрий Иванович Менделеев говорил, что к 2000 году мы можем иметь… 600 миллионов населения, и даже такая численность не позволит освоить все земельные ресурсы подобающим образом.

По жилищной политике. Здесь надо учитывать, сколько членов семьи проживает, как существующие условия могут способствовать семейной консолидации. Так, в условиях, допустим, однокомнатной квартиры практически невозможно взять к себе на обеспечение пожилого родителя, и люди вынуждены сдавать его в дом престарелых. Это закрепляет нехорошие образцы поведения, и дети этих людей будут поступать так же с ними, когда те состарятся. Жилищные условия должны быть привязаны к интересам семьи. Даже сама архитектура, интерьер, дизайн помещения должны быть направлены на то, чтобы молодая семья, получая квартиру (а еще лучше — малоэтажный дом) и имея на двоих пространство с большим запасом, была «обречена» на многодетность. А почтение к людям старшего поколения должно не только присутствовать в семье, но и быть закреплено на законодательном уровне.

Когда мы говорим о стратегии расселения, нельзя забывать о том, что Россия располагает огромными территориями и по всему периметру наших границ к нам имеются территориальные претензии — от Калининграда и Карелии до Амурской области и Курил. Плотность населения в Москве в целом — сотни, а в ее спальных районах — десятки тысяч человек на квадратный километр, а вот в районах за Уралом и дальневосточных она стремительно снижается, составляя даже сотые и тысячные доли процента. Например, по Дальневосточному округу плотность населения составляет всего 1,1 жителя на 1 км?, а в Эвенкийском регионе вообще — 0,02, в Якутии — 0,03. В этом контексте иллюстративно сравнение российских показателей с ситуацией по ту сторону границы. Если в Амурской области плотность населения составляет 2,4 чел./км?, то в соседнем Китае — 140 чел./км?.

Наконец, социально-экономический блок. Заработная плата представителя любой профессии должна учитывать количество иждивенцев (сугубо в экономическом смысле). Человек, у которого пять детей, не может приравниваться по вкладу в общественное развитие к тем, у кого детей нет, не считая случаев бесплодия (кстати, таким людям можно помочь, установив облегченную процедуру усыновления). В свое время даже рассматривался законопроект о «семейной зарплате».

Напомню: в Российской империи, которая не имела пенсионного обеспечения, рождаемость была в два раза выше. То есть многодетность рассматривалась и в экономически-хозяйственном аспекте, так как в семьях детей с ранних лет приучали к тем видам деятельности, которыми занимались родители. Сегодня для нас жизненно важно установить такой порядок, чтобы пенсионное обеспечение обоих родителей учитывало количество рожденных и выращенных детей. Причем следует сделать акцент не только на числе детей, но и на качестве их воспитания. Если молодой человек сел в тюрьму за совершение преступления, то это, скорее, укор его родителям.

Мы любим говорить об орденах, медалях, высоких званиях для матерей. Но тогда почему только для матерей? Нельзя ни в коем случае разделять три компонента семьи — супружество, родительство, родство. Нужно внедрять значимые экономические преференции для многодетных семей: получение достойного жилья, субсидии по зарплате, различные компенсации, бесплатный проезд на транспорте, лечение, санаторно-курортное обслуживание. Нужно создать все условия матерям, которые желают воспитывать своих детей сами, а не отдавать в детский сад.

Справедливо высказывание, что судьбы страны и человечества решаются не в высоких кабинетах, а в детской комнате каждой семьи. Надо признать материнство и отцовство социально полезной деятельностью и всемерно поощрять их через государственную поддержку.

И еще. Необходимо всем нам, добиваясь своих конституционных прав, переходить из положения просителя в положение требующего субъекта. Не забывайте, источником власти в России является ее народ, а не олигархи и не чиновники, как бы им этого ни хотелось. Любое слово представителя «власть предержащих» следует подвергать критическому анализу, проверять и еще раз перепроверять; не надо заискивать, надо понимать, что часть чиновников — это «агенты вражеского влияния», и в условиях информационной войны, чиновничьего беспредела нужно иметь средства самозащиты и в случае необходимости действовать объединенными, соборными силами.

Как верно подметил как-то протоиерей Димитрий Смирнов, в такой огромной стране, как Россия, нельзя выжить будучи разрозненными. У нас и климат, и традиции, и история, а, главное, вера наших славных предков располагают к единству.

С Игорем Белобородовым беседовал Василий Писаревский

http://www.pravoslavie.ru/guest/32 332.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru