Русская линия
Фонд стратегической культуры Александр Фролов19.10.2009 

Афганистан: боль и тревога России

К Афганистану в России отношение особое. Страна, на которой мы обожглись, откуда ушли, понеся потери, перед народом которой мы чувствуем ответственность по сей день. Среди российских политиков не подвергается сомнению тезис, что афганские проблемы могут решаться только усилиями всего международного сообщества. Условно говоря, мы не можем сидеть и наблюдать, как Международные силы по содействию безопасности (МССБ) решают их самостоятельно и «наводят порядок».

На данный момент складывается ощущение, что США и сами не знают до конца, что им делать в Афганистане и как. Накануне президент США Б. Обама решил увеличить численность своего контингента в этой стране даже в больших масштабах, чем планировалось. А в то же время американская общественность и, в частности, отдельные конгрессмены-демократы выразили осторожный скептицизм по поводу того, надо ли их наращивать вообще. Но это лишь одна сторона дела. Другая состоит в том, что на данном этапе приоритеты США и России в Афганистане в определенном плане разнятся. Представляется, что для США главная проблема в этой стране — сокрушить «Аль-Каиду» и талибов. Удар по сети терроризма имеет также важнейшее значение для России. И в этом плане наша страна пошла на беспрецедентный шаг, разрешив переброску через свою территорию и воздушное пространство невоенных грузов для МССБ.

Но для России применительно к Афганистану особое значение обретает и другая задача — пресечь растущий наркотрафик. Американский же воинский контингент в Афганистане решает, прежде всего, свою главную задачу. Борьба с наркотрафиком для него — вопрос второго плана. Не содержит нынешняя стратегия США в Афганистане и конкретных планов восстановления экономики страны, что должно зацементировать усилия по стабилизации обстановки в этой стране и что также крайне важно для России.

Российская сторона четко обозначила свои интересы в марте с.г., когда министры иностранных дел России и Афганистана, С. Лавров и Р. Спанта, подписали Межправительственное соглашение об антинаркотическом сотрудничестве. Дело в том, что с вводом МССБ в Афганистан производство наркотиков в стране развернулось с новой силой. Россия предложила тогда создать в рамках ООН наблюдательный совет для контроля за реализацией мероприятий по борьбе с незаконным оборотом афганских наркотиков с привлечением к участию в его работе представителей стран-транзитеров и государств, которые в наибольшей мере страдают от наплыва афганских наркотиков. Предлагалось также расширить полномочия Международных сил и Миссии ООН по содействию Афганистану для их активного подключения к борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

Затем в Москве под эгидой ШОС (1) прошла Международная конференции по Афганистану. В своем послании Конференции Д. Медведев отмечал, что «усилия афганского народа и правительства сосредоточены на экономическом и государственном строительстве, но решить эти задачи, не обеспечив стабильность и безопасность на всей территории страны, невозможно». Он подчеркнул, что Россия готова к активным совместным шагам, направленным на нормализацию обстановки в этой стране. Было согласовано заявление и План действий. Документы предусматривали усиление пограничного контроля и проверку лиц, подозреваемых в торговле наркотиками и причастности к террористической деятельности, проведение совместных с Афганистаном операций с целью противодействия этому злу. Предлагалось также создать региональный антинаркотический центр и вести подготовку сотрудников органов, ведущих борьбу с незаконным оборотом наркотиков. Итоги конференции одобрили генсек ООН Пан Ги Мун, министры иностранных дел Пакистана, Ирана. США тоже одобрительно высказались относительно ее итогов, но продолжили реализацию своей стратегии.

В середине мая с.г. состоялась встреча Б. Обамы с С. Лавровым, в ходе которой обсуждались вопросы взаимодействия двух стран по Афганистану. В июле 2009 г. в ходе российско-американского саммита в Москве российская сторона подтвердила предоставление транзитного коридора через свою территорию для американских и натовских невоенных грузов. При этом было подтверждено право российской стороны в любое время и в любом месте проинспектировать соответствие перевозимых грузов их предназначению.

И вот теперь, похоже, векторы интересов начинают сходиться в одной точке. Сначала прибывшая с визитом в Россию госсекретарь США Х. Клинтон в своих встречах с российскими руководителями обсудила афганскую проблематику, особенно в связи с началом переброски военных грузов для МССБ через воздушное пространство России. 14 октября с.г. выступая на заседании Совета глав правительств стран ШОС в Пекине премьер-министр РФ Владимир Путин сделал принципиальное заявление. Он высказывается за повышение эффективности и согласованности действий участников организации по линии внешнеполитических ведомств и силовых структур в связи с ситуацией в Афганистане. При этом он имел в виду взаимодействие с афганским правительством и добавил: «Мы знаем об усилиях наших афганских друзей на этом направлении и должны их всячески поддержать». Тем самым российский премьер дал понять, что Россия готова активно включиться в процесс.

Однако, нацеливаясь на коллективные действия и поддержку международных усилий по нормализации ситуации в Афганистане, российское руководство придерживается важной принципиальной позиции: памятуя о 1980-х годах, Россия не намерена отправлять туда свои войска.

В таком случае, что конкретно российская сторона может предложить мировому сообществу и Афганистану для решения его проблем? Прежде всего, ясно, что в борьбе с терроризмом и наркоторговлей нельзя добиться результатов только с помощью военной силы. Необходимо возрождение традиционных форм хозяйствования в стране, восстановление экономических объектов, производств, ремесел. Словом, населению необходимо показать, что есть иные пути существования помимо выращивания наркокультур. В свое время наша страна построила в Афганистане множество производственных, хозяйственных, социокультурных объектов, наконец, жилья. И на данном этапе эта традиция могла бы быть продолжена.

Во-вторых, Россия рассчитывает на свою роль в укреплении вооруженных сил Афганистана, сил правопорядка, тем более что такая основа также имеется. Даже если не трогать период пребывания контингента советских войск в Афганистане, то нелишне напомнить, что до 1978 г. СССР являлся крупнейшим поставщиком вооружений для афганской армии, и это сотрудничество выглядело едва ли не как образцово-показательное. В начале 2000-х гг. Россия также оказала ограниченную безвозмездную военную помощь центральному правительству в Кабуле. В нынешнем году также проходили консультации и переговоры с правительством Х. Карзая по вопросам оказания Россией военной помощи в плане противодействия экстремистам. 14 октября генсек НАТО А.-Ф.Расмуссен высказался за предоставление Россией помощи в подготовке и оснащении афганской армии и необходимости начать переговоры о механизме ее включения в этот процесс.

В-третьих, Россия могла бы возобновить подготовку национальных афганских кадров для экономики страны — инженеров, врачей, агрономов, других специалистов.

В-четвертых, наша страна могла бы заявить свой голос в пользу придания МССБ статуса сил ООН. И вообще в интересах всех действующих лиц, всех государств, заинтересованных в урегулировании ситуации в Афганистане, пресечении террористической деятельности и незаконного оборота наркотиков, действуя именно в рамках этой всемирной организации.

Надежды на такой поворот событий не беспочвенны, поскольку налицо изменение отношения США к ООН. В марте 2009 г. состоялась первая встреча американского президента и генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, в ходе которой наряду с проблемами мирового кризиса стороны обсудили и проблему Афганистана. По ее итогам Б. Обама высказался за создание вместе с ООН новой контактной группы по Афганистану и Пакистану, которая объединила бы всех, «кто принимает участие в обеспечении безопасности в регионе», и включила бы не только союзников Вашингтона по НАТО, но и государства Персидского залива, страны Центральной Азии, Россию, Китай, Индию и Иран (2). Американское руководство также пообещало внести долю своих средств в ООН. В рамках своего пребывания в России в июле 2009 г. президент США вновь напомнил о той роли, которую Россия и США смогли бы сыграть в рамках СБ ООН в решении проблем Афганистана.

Хочется надеяться, что в конечном итоге наши интересы сойдутся в рамках ООН. Вслед за военной силой — хирургическим инструментом должно последовать серьезное терапевтическое лечение. Россия не может не взаимодействовать с США в решении проблем Афганистана, уже хотя бы потому, что Вашингтон представляет военную силу, действующую в этой стране. Но и у России в этой связи есть свои интересы, которые она должна отстаивать и реализовывать, и свои козыри в руках. Ведь вопросы транзита крайне важны для МССБ, поскольку материально-техническое обеспечение войск подчас не менее значимо, нежели их обеспечение военной техникой и боеприпасами.



(1) В ШОС в качестве членов, помимо России, входят КНР, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан, а наблюдателями являются Иран, Индия, Монголия и Пакистан.

(2) КоммерсантЪ, 30 марта 2009 г.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2535


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru