Русская линия
Православие.Ru Юрий Данилец17.10.2009 

Преподобный Иов Угольский (Кундря): новые факты к биографии праведника

18 сентября 2008 года в Малой Угольке (Украина) состоялось знаменательное событие в истории Закарпатья: в этот день митрополит Киевский и всея Украины Владимир возглавил чин прославления в сонме местопочитаемых святых архимандрита Иова (Кундрю).

О деятельности этого выдающегося старца мы уже писали на страницах сайта «Православие.Ру», журнала «Живой родник», закарпатской прессы[1]. Попытаемся же подвести итог изучению жизненного пути преподобного Иова Угольского и ввести в научный оборот некоторые новые факты, которые были обнаружены в архивах.

Немного об истории вопроса. Первые публикации о деятельности архимандрита Иова (Кундри) появились в закарпатской периодике в 1950-х годах. В то время в стране стартовала очередная кампания, направленная против монашества и монастырей. В марте 1959 года газета «Советское Закарпатье» публиковала серию статей под названием «Черная паутина"[2]. В одном из номеров автор статьи С. Билинец не «обошел вниманием» и деятельность Городиловского Свято-Троицкого скита, где настоятелем был отец Иов. Так, 12 марта 1959 года газета писала о том, что монахи по почте получают немало денежных переводов и посылок с продуктами питания и одеждой. Журналист обвинил настоятеля в распространении фоторепродукций с изображением скита среди паломников и в том, что он принимает их на ночлег. В очередной статье «Битва в монастыре» того же автора повествовалось о сопротивлении монахов во главе с игуменом Иовом назначению нового настоятеля. С. Билинец, возможно и не стремясь к этому, показал нам тогдашние методы борьбы с «неугодными». Послушники, которые открыто выступили против распоряжения епархиальной власти о смещении игумена Иова с должности настоятеля, были арестованы и приговорены к 15 дням общественно-полезных работ[3]. Безусловно, главной целью статей было подготовить ликвидацию скита в Городилове и подорвать авторитет отца Иова среди крестьян.

Первой объективной статьей о жизни архимандрита Иова стал, к сожалению, его некролог, опубликованный в «Журнале Московской Патриархии"[4]. Через несколько лет Б. Споров написал довольно большую статью под названием «Уголька, или Отец Иов"[5], которая, к сожалению, содержала ряд неточностей. Однако именно эта статья легла в основу нескольких других работ. Причиной отдельных неточностей очерка Б. Спорова стало то, что автор был ограничен в материалах. Б. Споров ссылался в основном на воспоминания очевидцев, которые иногда могут подвести историка. Автор также оказался не слишком сведущим в политической истории Закарпатья.

Б. Споров рассказал о встрече маленького Ивана (мирское имя отца Иова) с безымянным монахом (по нашему мнению, это был иеромонах Амфилохий (Кеминь). По словам автора, Кундре тогда было 8 лет, а через шесть лет он принял монашество. Таким образом, из статьи следует, что уже в 14 лет отец Иов был монахом. Эта версия требует уточнения. Встреча с отцом Амфилохием действительно имела место, но позже, не в 1910-м, а в 1914 году. Тогда братья Кундри, Василий и Иван, могли дать обет стать монахами. Свое обещание они осуществили: Василий — в 1921 году принял монашество с именем Пантелеимон и Иван — в 1938 году с именем Иов. Не четко говорит Б. Споров также и о переходе границы с СССР, и о жизни в лагерях. Но об этом ниже.

Можно предположить, что Б. Споров и другие российские исследователи жизни отца Иова в своих трудах опирались на собственные наблюдения и воспоминания монахинь. Последние некоторое время жили в Малой Угольке при отце Иове. В частности, на разных сайтах в интернете и в других статьях находим ссылки на монахинь Надежду (Н.А. Соболеву), Марию (О.М. Вишеславцеву) и Феофану.

В информационной базе Свято-Тихоновского богословского института «Новомученики и исповедники Русской Православной Церкви XX века» также повторяется ошибка о принятии отцом Иовом монашества в детском возрасте. Затем на сайте читаем, что «в 1939 году, после оккупации Венгрии немцами, отец Иов был арестован и сидел год в тюрьме г. Станислава (ныне Ивано-Франковск) Львовской области. После освобождения из тюрьмы г. Станислава отец Иов перешел границу СССР и сразу же был арестован и осужден. Приговор — десять лет заключения в исправительно-трудовом лагере"[6]. Однако эти сведения содержат ряд существенных ошибок.

В марте 1939 года Закарпатье было действительно оккупировано, но Венгрией, а не Германией. Относительно Станиславщины, то тогда это была территория СССР. Согласно уголовному делу, которое было обнаружено нами в областном архиве, отец Иов перешел границу в 1939 году и был осужден на пять лет лагерей.

Продолжим цитировать сведения из информационной базы Свято-Тихоновского богословского института «Новомученики и исповедники Русской Православной Церкви XX века»: «В заключении в лагерях был повторно осужден и приговорен к расстрелу. Приговор не успели привести в исполнение"[7]. Считаем, что данные сведения также являются ошибочными.

Несколько статей об архимандрите Иове появились в 2005 году — к очередной годовщине смерти праведника[8]. Особые замечания вызывает статья Г. Пыльневой в журнале «Духовный собеседник». Она тоже говорит об аресте отца Иова фашистами в 1939 году и разрушении немцами в 1945 году скита в Городилове[9]. Автору, как видно из текста, вовсе не известно, что Закарпатье в октябре 1944 года было освобождено Красной армией.

Несколько слов следует сказать и о книге В. Лялина «По святым местам"[10]. Писатель заставляет подвижника говорить на «зэковском» жаргоне, что совсем не было присуще отцу Иову. В. Лялин, якобы цитируя отца Иова, делает много неточностей и грубых ошибок. Описывая переход границы СССР, он пишет: «Где шел пешком, где ехал на попутных, удачно перешел границу с Польшей. Прошел Польшу, Господь все охранял меня. Наконец вышел на границу с Советской Россией. Был 1939 год, помолился я крепко и перешел границу СССР… Судила меня тройка НКВД. Суд продолжался семь минут. Приговор: 15 лет — за шпионаж, 5 лет — довесок за религиозность и еще 5 лет ссылки. Итого: 25 лет"[11]. Эту цитату мы прокомментируем далее, но именно она ввела в заблуждение многих исследователей и перекочевала в житие преподобного[12].

Божиим соизволением исследованием жизни и благословенных трудов архимандрита Иова (Кундри) мы занимаемся около десяти лет. За это время были обработаны документы личного архива архимандрита в с. Малая Уголька, архивов Мукачевской и Хустской епархий Украинской Православной Церкви, Государственного архива Закарпатской области. Первый очерк о жизни отца Иова был помещен в нашей книге «Православные монастыри Хустского района"[13]. В 2005 году на страницах газеты «Старый замок Паланок» была опубликована вторая статья под заглавием «Архімандрит Йов (Кундря): життя віддане служінню Богу та людям"[14]. Большой резонанс имела статья «Архимандрит Иов (Кундря): мифы и реалии», где мы подняли вопрос об искажении фактов в биографии отца Иова. Эта публикация и ее русскоязычный вариант (с другим названием) была размещена на страницах более десяти печатных и электронных изданий[15]. Наши публикации были также использованы для написания «Краткого жизнеописания архимандрита Иова (Кундри)"[16] и полного жития святого[17].

Жизнь архимандрита Иова (Кундри) стала объектом научных поисков российского исследователя Г. Рачука[18]. Труд вышел по благословению бывшего епископа Хустского и Виноградовского Ипполита (Хилько). Об этой книге мы уже высказывались в периодике. Сейчас обратим внимание лишь на неточности, которые допустил автор книги.

Г. Рачук принимает за неоспоримый факт сообщение Н. Соболевой и В. Лялина о том, что отец Иов перешел границу через Польшу и был осужден на 25 лет лагерей. Автор преувеличивает, вероятно, в силу своей ангажированности, и роль Сербской Православной Церкви в Закарпатье до ХХ века. Между тем, в ХVII-XVIII столетиях несколько Мараморошских православных епископов получили хиротонию в Молдавии, а не в Сербии.

Досадно также, что Г. Рачук не использовал ни одного документа из государственных архивных учреждений Закарпатья (кроме личного архива архимандрита в Малой Угольке). А это, в свою очередь, не дало ему возможности до конца раскрыть проблему. К тому же, хотя автор и заявляет, что все фотоматериалы впервые публикуются в его книге, однако большинство из них уже были напечатаны на страницах научных и публицистических изданий. В книге немало ошибочных подписей под фотографиями. Так, например, на с. 64 и 88 помещены якобы фотографии отца Иова, но в действительности это совсем другие люди. На с. 98 находится фотография собрания православного духовенства во главе с епископом, однако автор утверждает, что это братия Городиловского скита. На с. 99 архимандрит Арсений (Зейкан), сфотографированный с духовенством епархии, также ошибочно назван отцом Иовом (Кундрей). На с. 101 мы видим фотографию около 40 монахов, многие из которых имеют кресты игуменов и архимандритов. По утверждению автора, это братия монастыря в Городилове. В действительности в ските в конце 1950-х годов проживало вполовину меньше насельников, а на фото запечатлен визит монахов-паломников из Почаевской Успенской лавры.

Преподобный Иов родился 18 мая 1902 года в с. Изе в многодетной семье Георгия Кундри и Анны Мадьяр[19]. Кроме него в семье было еще три сына: Дмитрий (родился в 1890 г.), Михаил (родился в 1895 г.), Георгий (родился в 1900 г.) — и три сестры: Мария (родилась в 1892 г.), Юлиания (родилась в 1894 г.) и Пелагея (родилась в 1898 г.).

В начале ХХ столетия в Изе началось православное движение, которое венгерская власть пыталась жестоко подавить. Односельчан Ивана, решившихся вернуться в «старую веру», обвинили в русофильстве и агитации в пользу России. Нечеловеческие преследования православных, несомненно, повлияли на формирование характера маленького Ивана Кундри. Вместе с братом Георгием они следили за православным движением, всячески содействовали его распространению. В родном селе Иван окончил восемь классов народной школы, а в 1920 году — и хозяйственные курсы. В 1924—1925 годах он проходил военную службу в чехословацкой армии в г. Михайловцы[20].

В 1920-х годах в русском Пантелеимоновском монастыре на Афоне выходцы из Закарпатья составляли значительную часть братии. Именно туда и решает отправиться Иван Кундря с несколькими товарищами. Но в просьбе о вступлении в монастырь им отказали[21]. Причиной тому стала политика греческой власти, направленная на эллинизацию Афона. 10 сентября 1926 года правительство Греции приняло закон, согласно которому все монахи, независимо от их национальности, считаются греческими подданными. По этому закону в Афонские монастыри нельзя было принимать лиц, не имевших греческого гражданства, что давало возможность отказывать в выдаче виз и паспортов[22].

После этого случая Иван Кундря еще один раз сделал попытку попасть на Афон, но и она закончилась неудачей. В это время в Изе уже действовал Николаевский мужской монастырь, где Иван окончил в 1928 году пастырско-богословские курсы.

После письма настоятеля Пантелеимоновского монастыря архимандрита Мисаила Иван Кундря с несколькими друзьями решили построить монастырь у себя на родине, недалеко от Изы, — в Городилове. В 1930 году Иван Кундря, Василий Орос, иеромонах Пантелеимон (Кундря) и другие взамен своих земельных участков в Изе выкупили небольшой участок в Городилове. Первым настоятелем созданного скита во имя Святой Троицы стал архимандрит Алексий (Кабалюк), после него настоятельствовал архимандрит Амфилохий (Кеминь). 22 декабря 1938 года архимандрит Алексий (Кабалюк) постриг Ивана Кундрю в монахи с наречением имени Иов.

В марте 1939 года Закарпатье было оккупировано Венгрией. С началом Второй мировой войны венгерское правительство объявило военную мобилизацию. Это послужило одной из причин перехода многого числа людей через границу в СССР. Недавно нами были обнаружены уникальные документы, которые проливают свет на эти трагические годы в биографии отца Иова (Кундри). Материалы уголовного дела вводятся в научный оборот впервые.

В одном из документов уголовного дела отца Иова находим объяснение действительных причин перехода границы:

«Вопрос: По какой причине вы бросили монастырь и скрывались в лесу?

Ответ: Бросил монастырь и скрывался в лесу я потому, что хотели взять меня в армию, так как я не хотел идти на защиту мадьярской буржуазии.

Вопрос: Какая цель вашего перехода из Венгрии на территорию Советского Союза?

Ответ: Потому что мне грозили судом — расстрелом…»

В протоколе от 23 октября 1940 отец Иов дополнил свои показания:

«Вопрос: Скажите, какие причины побудили вас к этому нелегальному переходу госграницы из Венгрии в СССР?

Ответ: К этому нелегальному переходу госграницы из Венгрии в СССР меня побудили следующие причины. Во первых, меня брали служить в венгерскую армию, где служить мне не хотелось, так как там жестоко издевались над украинцами, и вообще я не хотел воевать с другими народами… Во вторых, жизнь в Венгрии в данное время стала очень тяжелая. В стране нищета, голод и безработица».

Таким образом, отец Иов решил перейти границу с СССР, спасаясь от общей мобилизации. Вместе с ним это проделали Юрий Ференци, житель с. Королева Севлюшского округа (ныне Виноградовский район), Иван Григоряк и иеромонах Иларион (Рыбарь) — жители с. Дубова Тячевского округа (ныне Тячевский район Закарпатской области). О формировании данной группы рассказал на допросах и Иван Григоряк.

На вопрос следователя: «При каких обстоятельствах вы познакомились с попом Рыбарем и монахом Кундрей, с которыми вы перешли границу с СССР?» -Юрий Ференци ответил, что скрывался от ареста венгерской жандармерии в г. Хусте, где часто посещал монастырь в Городилове. Именно здесь он познакомился с отцом Иовом, который предложил ему перейти границу. Накануне перехода к ним присоединились еще два человека, с которыми Ференци не был ранее знаком. Данный ответ дополнил Иван Григоряк: «Когда скрывался от преследования венгерских властей, я проживал в лесу, ко мне приходила мать и сообщила, что священник Рыбарь собирается перейти границу в Советский Союз; я сказал матери, чтобы он пришел до меня, что священник и сделал; когда он пришел, мы с ним решили перейти границу в Советский Союз. Кроме того, священник привел еще двоих, я их даже и фамилий не знаю, и мы все четверо перешли в Советский Союз».

Итак, данные документы уголовного дела приводят к следующим выводам. Во-первых, группа из четырех человек формировалась в двух центрах — в Хусте-Городилове и в с. Дубове Тячевского округа. Во-вторых, личные связи двух иеромонахов привели к объединению группы для ее перехода в СССР.

Место для пересечения границы было выбрано возле Черной горы на Раховщине (ныне Раховский район Закарпатской области). 6 октября 1940 года в 9 часов утра они оказались на территории СССР. Но уже на следующий день в с. Рафайлове группа была задержана пограничниками. Сотрудник НКВД Половников совершил обыск отца Иова, у которого не оказалось никаких вещей, и составил протокол задержания. В одной из справок указывалось, что задержанный И. Кундря вел себя адекватно.

Помощник начальника штаба Сосисоков 7 октября 1940 года провел первый допрос задержанного Кундри, который сообщил дату и место рождения, национальность, род занятий, социальное происхождение, образование и др. Он также указал точное место перехода границы, родственников и знакомых на территории СССР.

11 октября 1940 года в г. Надворне Станиславской области старший помощник начальника 5-го отдела НКВД УССР 95-го пограничного отряда Власов, на основании изучения материалов дела Кундри Ивана Георгиевича, принял решение взять его под стражу с предъявлением обвинения по ст. 80 УК СССР (нелегальный переход границы). В тот же день следователь Кондрич провел допрос задержанного. Отцу Иову был поставлен лишь один вопрос: «Признаете себя виновным в предъявленных вам обвинениях?», на что обвиняемый ответил следующее: «Виновным себя признаю и поясняю, что границу из Венгрии в СССР перешел в поисках лучшей жизни».

12 октября 1940 года Власов издал распоряжение, по которому обвиняемые Кундря И.Г., Ференци Ю.И., Григоряк И.Ю. направлялись в УНКВД по Станиславской области для дальнейшего ведения следствия. 21 октября 1941 года следственное дело за N 29 345 было принято к производству следователем следственной части УНКВД старшим сержантом госбезопасности Репиным.

Как видим, иеромонах Иларион (Рыбарь) уже не фигурирует в деле. Объяснение этому находим в постановлении от 19 октября 1940 года: «Усматривая из материалов следствия, что Рыбарь И.Г., проживая в с. Дубове Тячевского округа (Венгрия), был связан с лицами, подозреваемыми в причастности к венгерским разведывательным органам, и вполне возможно, что влился в группу лиц, указанных выше, желающих следовать в СССР, по заданию венгерской разведки… следственные материалы Рыбаря И.Г. выделить в особое следственное производство…»

Однако под суд иеромонах Иларион (Рыбарь) не попал. В конце 1940 года он уже находится в своем родном селе. Можно сделать предположение, что он был освобожден из-под стражи при условии обещания сотрудничества с советской разведкой. Кроме того, его уголовного дела в архиве не обнаружено, очевидно, оно была оттуда изъято сотрудниками НКВД. Ни в одной из автобиографий иеромонах Иларион не указывал о своем переходе в СССР.

23 октября 1940 года в Станиславской тюрьме старший сержант Репин провел очередной допрос отца Иова (Кундри).

«Вопрос: Скажите, кем вы были посланы на территорию СССР и с какими заданиями?

Ответ: На территорию СССР меня никто не посылал, и никто мне никаких заданий не давал. Я по своему желанию нелегально перешел госграницу из Венгрии в СССР…

Вопрос: Скажите, в каких государствах, кроме Венгрии, вы были и в какое время?

Ответ: В 1930 году я был в Югославии, где пробыл две недели. Я ехал к своим родственникам в Грецию[23], но меня через границу Югославии в Грецию не пустили. Я вернулся обратно в Венгрию. А больше я ни в каких государствах не был.

Вопрос: В каких государствах проживают ваши родственники?

Ответ: Мои родственники проживают в следующих государствах: в Греции проживают два двоюродных брата — Мадьяр Меркурий Иосифович и Мадьяр Макарий Матвеевич, которые находятся в монастыре на Святой горе, около города Салоники. В Америке проживает мой брат Кундря Дмитрий Георгиевич, который работает чернорабочим на фабриках; где он точно проживает, мне не известно, так как я с ним связи не имел. В Канаде проживает мой брат Кундря Михаил Георгиевич, работает чернорабочим на заводах в г. Торонто…

Вопрос: Вы имели связь с венгерской жандармерией?

Ответ: Нет, я никакой связи с венгерской жандармерии не имел».

Итак, приведенные нами выдержки из уголовного дела свидетельствуют о том, что следователь пытался выявить связи подсудимого с вражеской разведкой и предъявить ему обвинение в шпионаже.

24 октября 1940 года был подписан протокол предъявления следственных материалов. В нем указывалось, что предварительное следствие по делу Кундри И.Г. следует прекратить в связи с достаточной доказательной базой и передать в суд. Кроме того, в документе указывалось, что с материалами дела задержанный Кундря ознакомился и не высказал особых замечаний.

26 октября 1940 года было проведено медицинское обследование, которое установило, что Кундря И.Г. «здоров, может быть использован на физическую работу». 7 декабря 1940 года дело было направлено на рассмотрение особого совещания НКВД УССР.

Следующий документ в уголовном деле отца Иова (Кундри) датируется 16 октября 1941 года. Так, в справке указано, что «заключенный Кундря И.Г., 1902 года рождения, эвакуирован и в настоящее время содержится в тюрьме N 1 УНКВД Рязанской области». В конце документа указано, что справка составлена в г. Свердловске. Из данного документа следует, что в связи с началом Великой отечественной войны рассмотрение дела отца Иова (Кундри) было отложено, и он содержался в тюрьме.

Заседание особого совещания при НКВД УССР состоялось 16 декабря 1941 года. Вот выписка из протокола совещания:

«Слушали: Дело N 29 345/УНКВД Станиславской области по обвинению Кундри (в оригинале — Кундра) Ивана Георгиевича, 1902 г. р., ур. с. Изы Хустского округа, Венгрия, украинец, б. венгерско-подданный, б/парт.

Постановили: Кундрю Ивана Георгиевича за нелегальный переход госграницы и как социально-опасный элемент заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на пять лет, считая срок с 7 октября 1940 года».

Согласно указу Президиума Верховного Совета СССР от 19 ноября 1942 года, Кундря И.Г., как гражданин Чехословакии, был амнистирован. В удостоверении, которое было ему выдано 15 февраля 1943 года в Норильском исправительно-трудовом лагере, указывалось: «Имеет право свободного проживания на территории СССР, за исключением погранполосы, запретных зон, местностей, объявленных на военном положении, и режимных городов 1-й и 2-й категории». Этот документ выдавался вместо паспорта и был действителен в течение трех месяцев. В конце свидетельства находим информацию, что «гражданин Кундря И.Г. направляется к избранному им месту жительства в г. Бузулук, Чкаловской области». Конечно, это не было личным желанием отца Иова. В Бузулуке начали формировать Чехословацкой бригаду генерала Людвига Свободы, которую направили на фронт.

С получением Украиной независимости уголовное дело отца Иова было пересмотрено, а 20 февраля 1992 года он был реабилитирован.

Об участии отца Иова в военных действиях известно немного. Из его личных воспоминаний узнаем, что ему пришлось служить в артиллерии. Он, как монах, не хотел брать оружия в руки, а потому должен был подносить снаряды. За стойкость и мужество в военных операциях был награжден боевыми наградами.

В 1945 году отец Иов вернулся в родную обитель. В письме от 14 ноября 1945 года к епископу Мукачево-Ужгородскому Нестору (Сидоруку) архимандрит Алексий (Кабалюк) писал: «Прошу рукоположить в иеродиаконы монаха отца Иова (Кундрю), который есть мой заместитель в ските Городилово"[24]. Епископ исполнил просьбу архимандрита 16 ноября 1945 года. После рукоположения в иеродиаконы отец Иов был направлен на работу в епархиальное управление в г. Мукачев.

10 декабря 1945 года братия Свято-Троицкого скита в письме епископу Нестору просила рукоположить отца Иова в иеромонахи. Монахи отмечали, что вынуждены приглашать для отправления служб других священников[25]. 7 мая 1946 года отец Иов стал иеромонахом[26]. В том же году братия скита избрала его настоятелем.

Возглавив скит, отец Иов энергично принялся восстанавливать обитель, которая в 1945 году пострадала от пожара. Были построены новая трапезная, братский корпус, кухня. За заслуги перед Православной Церковью в 1947 году отец Иов был возведен в сан игумена. Архимандрит Ефрем (Молнар), который был послушником и монахом в Городилове, впоследствии писал: «Возглавляя скит в 1946—1958 годах, он был для монахов и простых мирян примером. Отец Иов почти никогда не использовал административные приказы. Каждый день служил в церкви сам. По окончании литургии и трапезы сообщал братии о послушаниях и сам присоединялся к работе. В свободное от работы время братия собиралась в трапезной, где один из монахов читал монашеский устав, а отец Иов давал соответствующие разъяснения, как нужно использовать монашеские правила в повседневной жизни. Иногда он рассказывал о тех событиях, современником которых ему приходилось быть. Его человеческими качествами были трудолюбие, простота во взаимоотношениях, милосердие, смиренность…»

Архимандрит Матфей (Вакаров), благочинный монастырей и скитов в 1951 году, так характеризовал отца Иова: «Человек весьма скромный и братиею любимый…"[27]. Епископ Мукачево-Ужгородский Иларион (Кочергин) в 1955 году писал: «Игумен Иов (в миру Кундря Иван Георгиевич) отличается монашеским смирением и послушанием, молитвенностью и трудолюбием. В виду этих своих духовных качеств он снискал себе уважение среди монашества, духовенства и верующих. Как настоятель скита, он неутомимо заботится о всех нуждах скита и его насельников"[28].

В 1950 году архиепископ Львовский, Тернопольский и Мукачево-Ужгородский Макарий (Оксиюк) назначает старца духовником Николаевского женского монастыря в Мукачеве, который незадолго до того вернули православным. Однако для отца Иова, стремившегося к уединению и тишине, пребывание в многолюдном монастыре было тяжелым. Об этом свидетельствует обращение архимандрита Матфея (Вакарова) к правящему архиерею: «В данное время занимает должность духовника в женском монастыре в Росвигове у Мукачева, какою должностью весьма тяготится, и желает возвратиться обратно в Свято-Троицкий скит в Городилове».

Епископ Иларион назначил отца Иова священником Ильинского храма в с. Велятине Хустского района с обязательством регистрации у уполномоченного по делам Русской Православной Церкви.

В годы правления епископа Варлаама (Борисевича) в Мукачевской епархии начинается планомерное наступление на права монастырей и скитов. Отец Иов выступил против закрытия монастырей и подписал протест, направленный Патриарху Московскому, против деятельности местного архиерея. Вследствие чего его сместили с должности настоятеля и перевели в Николаевский монастырь в с. Иза-Карпутлаш Хустского района (1958−1959).

17 марта 1959 года отец Иов обратился с письменной просьбой к епископу Варлааму, в которой просил перевести его в другую епархию[29]. Но епископ не удовлетворил просьбу старца.

В 1959—1960 годах отец Иов находился в Спасо-Преображенском монастыре в с. Теребля на Тячивщине. Во время ареста настоятеля Вениамина (Керечанина) он временно исполнял обязанности настоятеля обители. В 1960—1961 годах отец Иов — настоятель прихода в с. Угля Тячевского района, а в 1961—1962 годах он служит в с. Монастырец на Хустщине. С 1962 года и до своей смерти в 1985 году он был священником церкви святого Димитрия Солунского в с. Малая Уголька Тячевского района.

Старец был бескорыстным человеком, это мы видим из многих документов его собственного архива, которые старательно хранит в храме с. Малая Уголька отец Иоанн Коньовший. В одном из заявлений на имя архиепископа Григория (Закаляка) от 22 июля 1966 года читаем: «Узнал, что Вы хотите рукоположить меня в архимандриты; прошу оставить меня в сане игумена, потому что считаю себя не достойным такого большого сана"[30].

Отца Иова, как благочестивого пастыря, верующие многих сел области приглашали для освящения престолов, иконостасов, церквей. С такими миссиями он побывал: в Хустском районе — в селах Стебливка, Бороняво, Сокирниця; на Тячивщине — в Вел. Кривом, Диброве, Билине; в Среднем Водяном, Квасах — на Раховщине; в Межгорье и других. Кроме того, он часто посещал Чумалевский и Мукачевский монастыри.

За пять лет до своей смерти, 25 февраля 1980 года, отец Иов составил завещание, в котором писал: «Я, ниже подписавшийся, архимандрит Иов, 20 лет прожил в Малой Угольке при храме святого Димитрия; моя жизнь подходит к концу; скоро мне исполнится 80 лет. Не известен день моей смерти. Много священников завещают похоронить их в монастыре или в родных селах, а я запрещаю куда-нибудь увозить мое грешное тело. Завещаю отпеть монашеским чином и похоронить возле креста на середине кладбища"[31].

Отец Иов за свои заслуги перед Богом получил прекрасный дар — прозорливость и умение исцелять больных. Воспоминания об исцелении тяжело больных и бесноватых публиковались на страницах разных изданий Украины и России.

28 июля 1985 года архимандрит Иов отошел ко Господу. В день своей смерти, в воскресенье, отслужил литургию, произнес проповедь, выполнил все необходимые верующим требы. Около 10 часов вечера ему стало плохо, и с молитвой на устах он закончил свой земной путь. Похороны состоялись 31 июля. Заупокойную службу возглавил архимандрит Ефрем (Молнар). С прощальными словами выступали протоиерей Г. Келемен, архимандрит Евфимий (Шутак). Пели монахини Чумалевского и Мукачевского монастырей и многие миряне, пришедшие проводить в последний путь своего наставника.

Мощи преподобного Иова Угольского находятся в храме Димитрия Солунского в с. Малая Уголька Тячевского района Закарпатской области, где предполагается создать мужской монастырь.



[1] Данилец Ю., Головкин Н. Святой подвижник Руси Карпатской // http://www.pravoslavie.ru/put/28 438.htm; Життєпис архімандрита Іова (Кундрі) // Живой родник. 2008. N 11−12. С. 43−46; 2009. N 1−2. С. 50−53; Материалы к канонизации архимандрита Иова (Кундри) // Живой родник. 2008. N 5. С. 48−53.
[2] Билинец С. Черная паутина // Советское Закарпатье. 1959. 12, 17 марта.
[3] Билинец С. Битва в монастыре // Советское Закарпатье. 1959. 9 мая.
[4] Архимандрит Иов (Кундря) // Журнал Московской Патриархии. 1986. N 3. С. 29.
[5] Споров Б. Уголька, или Отец Иов // Журнал Московской Патриархии. 1993. N 5. С. 75−83.
[6] Иов (Кундря Иван Георгиевич) // http://www.pstbi.ru/bin/db.exe/no_dbpath/ans/newmr/?HYZ9EJxGHoxITYZCF2JMTdG6Xbu6fe6U86fXfOHUvm06ce0h66CZfi0Xe8KWeCQd**
[7] Там же.
[8] Трибушный Д. Архимандрит Иов (Кундря) — старец из Малой Угольки // Живой родник. 2003. N 9. С. 32−35; Химинец Т. Живет в сердцах память о святом человеке // Дружба. 2005. 23 июля; Стан Т. Добросовестный, богословский труд творца человеческого счастья, духовного спасителя архимандрита Иова // Тячев. 2005. 23 июля; Пыльнева Г. Оазис молитвы // Духовный собеседник. 2005. N 2 http://www.sobesednik.orthodoxy.ru/html/arhiv/2_2005/preobrazhenie_dushi2_05.html
[9] Пыльнева Г. Оазис молитвы.
[10] Лялин В. По святым местам // http://romanov-murman.narod.ru/book/pravos/po_svatim_mestam/index.htm#a5
[11] Там же.
[12] Рачук Г. Подвижник Руси Карпатской: Архимандрит Иов (Кундря). М. 2008. С. 69; Преподобный Иов Угольский // http://akafist.narod.ru/I/Iov_Ugolskiy.htm
[13] Данилець Ю. Православні монастирі Хустського району (ХХ століття) /Пе­ред­­мова проф. Д. Данилюка. Уж­­город, 2004. С. 105.
[14] Данилець Ю. Архімандрит Йов (Кундря): життя віддане служінню Богу та людям // Старий замок Паланок. 2005. 1−7 вересня. С. 15.
[15] Данилець Ю. Архімандрит Йов (Кундря): міфи та реалії // Трибуна. 2007. 9 червня. С. 12 (также: Духовна криниця Карпат. 2007. N 8. С. 4; Живой родник. Донецк. 2007. N 9−10. С. 29−30; http://orthodoxy.org.ua/uk/lyudi_boji/2007/06/05/8316.html; http://www.risu.org.ua/ukr/news/article;16 080); Данилец Ю. Архимандрит Иов (Кундря): жизненный путь и благословенные труды подвижника // Русин. Кишинев. 2007. N 3. С. 157−163 (также: http://h.ua/story/123 597/; http://www.mykachevo.eparchia.net/r/svyat/kyndrya_i.htm; www.ukrterra.com.ua/chronology/10/danylec_kundrja.htm; http://www.orthodoxengland.org.uk/pdf/arch_job.pdf).
[16] Краткое жизнеописание архимандрита Иова (Кундри) // http://orthodox.org.ua/ru/node/2874/
[17] Акафист преподобному и богоносному отцу нашему Иову Угольскому. Житие. Издательский отдел Хустской епархии, 2008. С. 25−56.
[18] См.: Рачук Г. Подвижник Руси Карпатской: Архимандрит Иов (Кундря).
[19] Иов (Кундря). Жизнеописание от 15.11.1935 г. Архів храму святого Димитрія Солунського в с. Мала Уголька Тячівського району.
[20] Данилець Ю. Православні монастирі Хустського району. С. 105.
[21] Данилець Ю. Закарпатці та Афон // Карпатска Україна Красне Поле. 2006. 29 липня. С. 5.
[22] Якимчук И. Исторические связи Карпатской Руси со святой горой Афон // http://www.pravoslavie.ru/arhiv/31 575.htm
[23] Имеется в виду гора Афон.
[24] Алексий (Кабалюк), архимандрит. Прошение к епископу Нестору (Сидорук) от 14.11.1945 г. Архив храма святого Димитрия Солунского в с. Малая Уголька Тячевского района.
[25] Прошение братии Городиловского скита к епископу Нестору (Сидорук) от 10.12.1945 г. Архив храма святого Димитрия Солунского в с. Малая Уголька Тячевского района.
[26] Нестор (Сидорук), епископ. Грамота иеромонаху Иову (Кундря) от 24.04.1946 г. Архив храма святого Димитрия Солунского в с. Малая Уголька Тячевского района.
[27] Матфей (Вакаров), архимандрит. Характеристика игумена Иова (Кундря) от 26.01.1951 г. Архив храма святого Димитрия Солунского в с. Малая Уголька Тячевского района.
[28] Иларион (Кочергин), епископ. Характеристика на игумена Иова (Кундря) от 8.08.1955 г. Архив храма святого Димитрия Солунского в с. Малая Уголька Тячевского района.
[29] Иов (Кундря), игумен. Прошение к епископу Мукачево-Ужгородскому Варлаааму (Борисевич) от 17.03.1959 г. Архив храма святого Димитрия Солунского в с. Малая Уголька Тячевского района.
[30] Иов (Кундря), игумен. Заявление к архиепископу Мукачево-Ужгородскому Григорию (Закаляк) от 22.07.1966 г. Архив храма святого Димитрия Солунского в с. Малая Уголька Тячевского района.
[31] Иов (Кундря), архимандрит. Завещание от 24.02.1980 г. Архив храма святого Димитрия Солунского в с. Малая Уголька Тячевского района.

http://www.pravoslavie.ru/put/32 318.htm

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru