Русская линия
Союзное вече Никита Брусиловский16.10.2009 

Храм или завод?
Куда приведет Бутырская улица

14 октября, в праздник Покрова Пресвятой Богородицы, в шестой раз пройдет благотворительная акция Русской православной церкви «День милосердия ко всем в узах находящихся». В акафисте Покрову Пресвятой Богородицы поется: «Радуйся, крепкая Заступнице сущих в плену и изгнании; радуйся, Попечительнице во узах и темнице сидящих» (икос 10)…

В этот день православные священнослужители посетят следственные изоляторы столицы, отслужат молебны в тюремных храмах города и обойдут камеры пенитенциарных учреждений. Заключенных поздравят с праздником и передадут заключенным, вне зависимости от вероисповедания, подарочные наборы. Целью данного мероприятия является привлечение общественного внимания к проблемам тюрем, к нуждам заключенных. Организаторы акции утверждают, что сегодня крайне необходимо помочь людям, находящимся в местах лишения свободы, найти свой путь к Богу, встать на путь покаяния и нравственного созидания своей жизни. Центром празднования в этом году станет Покровский храм в Бутырской тюрьме (СИЗО-2).

В наши дни при упоминании слова «Бутырка» большинство людей вспоминают лишь Бутырскую тюрьму. Но не только благодаря тюрьме знаменита эта местность. Здесь, на улице Бутырской, находится удивительный храм Рождества Богородицы в Бутырках, считавшийся до революции одним из красивейших в Москве, история которого в ХХ веке оказалась сложной и печальной.

Изначально «бутырками» называли избы, жилища, села, стоявшие отдельно от общего поселения. Это был сторожевой пункт, оберегавший город от внезапных набегов, а также точка наблюдения за приезжавшими в город иностранцами. Более всего это название закрепилось за районом на севере Москвы. Здесь-то в XVII веке и возникла великолепная церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Бутырской слободе, надолго ставшая украшением этих мест.

Деревянная церковь в Бутырках была воздвигнута в 1646—1647 годах владельцем села — боярином Никитой Ивановичем Романовым. Каменная же церковь Рождества Пресвятой Богородицы с приделами Преподобного Сергия и Николая Чудотворца была построена Бутырским полком в центре солдатской Бутырской слободы в 1682—1684 годах. Тогда же ее освятил патриарх Иоаким. Это был большой соборный храм. На стенах с четырех сторон находились четыре великолепные иконы, написанные по золотому фону: Рождества Богородицы, Благовещения, Спасителя с предстоящими Ему Божьей Матерью и Иоанном Предтечей, Благословения Царицы Небесной. Древние зодчие вкладывали в такой порядок особый смысл: иконы представляли тропарь Рождеству Богородицы в лицах, каждая икона соответствовала определенной фразе молитвы.

С основной частью соединялась длинная двускатная трапезная, в которую вели три крыльца — паперти. Неподалеку от храма отдельно стояла высокая шатровая колокольня, в которой было сорок маленьких декоративных окошек — «слухов». Такие колокольни появились после указа патриарха Никона о запрещении строительства шатровых храмов. Церковь Рождества Богородицы на Бутырках стала одним из храмов, в которых этот запрет был обойден, — шатровым стало не само здание церкви, а лишь колокольня. Состояла она из трех уровней: нижний ярус был проходным на территорию церкви. На втором ярусе между двух крупных окон размещалась икона Спасителя во весь рост с раскрытым Евангелием и припавшими к Его стопам Варлаамом Хутынским и Сергием Радонежским. Под карнизом этого яруса, а также при входе в храм были прекрасные поливные изразцы (кахели), на которых рельефно изображались вазы с цветами и райские птицы. Наконец, третий ярус был восьмиугольным с пролетными арками (здесь располагалась звонница), который увенчивался конусообразным восьмигранным шатром с окошками-«слухами».

Тяжелым временем для храма стало нашествие французов, которые изрядно попортили храм изнутри, но потом все было бережно восстановлено.

После 1917 года храму, казалось бы, ничто не угрожало: он был признан ценным архитектурным памятником и поставлен на государственную охрану. Но уже в 1920-е годы регулярные богослужения прекратились. Окончательно же церковь была закрыта в 1935 году по ходатайству соседствовавшего с нею завода и передана ему же «для культурных надобностей». Предполагалось разгородить здание на несколько этажей и сделать здесь библиотеку, актовый зал, выставочные площадки, лаборатории — тем не менее на практике храм был превращен в один из заводских производственных цехов.

Завод, получивший храм в собственность, со временем приступил к медленному его разрушению. Уже к началу Великой Отечественной войны срезали шатер и главы храма, потом сломали здания приходской школы и богадельни вокруг колокольни, затем разрушили большую часть уникальной трапезной. Впрочем, надо радоваться, что от церкви вообще что-то сохранилось — были планы снести все, но этому с трудом помешала группа историков и искусствоведов. Варварский процесс получил завершение в 1970 году, когда завод выстроил свой новый корпус прямо между обрубком колокольни, от которой остались два этажа, и остатком основной части храма.

Даже в советское время такое обращение с памятником архитектуры вызвало протесты, Совет министров СССР потребовал от завода прекратить безобразие, но завод требования проигнорировал. В 1990-е требования стали настойчивее. В результате церкви в феврале 1996 года был возвращен обрубок колокольни. В нем приход решил устроить алтарь с приделами. С восточной стороны к колокольне пристроили абсиду для алтаря, а с юга — небольшую звонницу. Храм был освящен во имя св. Димитрия Донского и долгое время был единственной действующей частью храма на Бутырках. Настоятелем стал отец Алексий Талызов.

Иконостас хотя и новый, но сделан в древнерусском стиле, совсем не смотрится как новодел. В храме есть несколько старинных икон — дары прихожан. Когда приход соберет достаточно средств, будет начато восстановление колокольни в первозданном виде — сейчас идет сбор необходимых документов. А пока стоит лишь этот обрубок, кое-как покрашенный, со следами загрязнений от завода, без иконы между окнами, с кое-где пробивающимися полуразбитыми изразцами XVII века.

А что же остальная часть храма? Ее можно увидеть, перейдя на Новодмитровскую улицу. Там стоит обрубленный, обшарпанный четверик храма, его основная, соборная часть. Свою роль сыграло положение нового корпуса — из-за бюрократической волокиты памятником архитектуры до недавнего времени считался только обрубок колокольни (на нем висит соответствующая надпись), стоящий на Бутырской улице, д. 56. А остальная часть храма юридически находится на Новодмитровской улице, д. 47, и поэтому памятником не являлась. Храм оказался изуродован донельзя: прямо в древних стенах щели, сквозь них проходят трубы, сбоку приделы надстроены и искалечены. Из центральной абсиды уродливо торчит труба, слева пробито окно, вывалились отдельные кирпичи.

В течение 90-х и начала 2000-х годов за храм шла долгая юридическая борьба между церковью и дирекцией завода. В 90-е годы Правительство РФ несколько раз предписывало передать храм верующим. 15 апреля 2000 года Владимир Путин подписал указ, предписывающий ММЗ «Знамя» в течение одного месяца передать здание храма прихожанам. В итоге лишь в 2006 году по судебному решению началась передача здания в руки Богородице-Рождественского прихода. 15 декабря того же года состоялся первый молебен.

Еще недавно вдоль существенной части Большой Новодмитровской улицы, где стоит четверик храма, тянулась глухая заводская стена. Теперь в ней сделан пролом, а вход в церковь проходит через… алтарь. Да, это звучит странно, так как совершенно противоречит православным канонам (алтарь — святая часть храма, куда войти имеет право только священник), но ничего не поделаешь. Завод «Знамя» пробил здесь дверь и сделал лестницу наверх. Поэтому пока используется то, что досталось в наследство. Иначе в храм попасть пока невозможно: со всех других сторон его окружают заводские корпуса, куда вход всем, кроме работников промышленного предприятия, запрещен.

На первом этаже храма видны древние стены храма и его абсиды изнутри. Несмотря на запустение, чувствуется атмосфера старины в этих сводах… Легко увидеть четкий контраст между древней кладкой XVII века и советским кирпичом, отличающимся от своего предка и по форме, и по цвету.

Возле лестницы расчищен кусок прекрасной росписи рубежа XIX—XX вв.еков, по которой можно наглядно судить, насколько великолепен был храм. На третьем этаже также расчищены отлично сохранившиеся под слоем краски росписи, по образцу которых в будущем предстоит расписать весь храм. Интересно, что сейчас именно там, на третьем этаже, можно видеть то, чего без перекрытий рассмотреть было бы нельзя. Дело в том, что храм не имел деления на ярусы, и эти росписи после восстановления храма, когда уберут перекрытия, вновь окажутся очень высоко. Среди росписей отчетливо видны лик св. митрополита Ионы, св. митрополита Филиппа и других святых.

До полного возрождения храма еще далеко: не разрешены многие юридические проблемы прихода. Вопрос о сносе огромного корпуса завода 70-х годов пока не стоит, что серьезно затрудняет воссоздание всего комплекса церкви в первоначальном виде. Угрожающая ситуация сложилась и вокруг колокольни: сейчас речь уже идет даже не о реставрации с воссозданием шатра и звонницы, а о противоаварийных действиях. В частности, необходимо срочно укрепить древний фундамент колокольни, который грозит разрушиться. Средств у прихода на широкомасштабные работы до сих пор нет, а если ничего не предпринять, колокольня может просто развалиться. Словом, деятельность по возрождению прекрасной церкви только начинается. И остается только желать, чтобы уникальный храм возродился и Бутырская улица снова обрела свое главное украшение!

http://www.souzveche.ru/modules/news/article.php?storyid=2553


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru