Русская линия
Православный Санкт-Петербург Татьяна Виноградова15.10.2009 

«Милость твоя лучше, нежели жизнь»

В этом году исполняется 10 лет со дня основания Научно-просветительского общества православных врачей СПб, организованного по инициативе Отдела благотворительности епархии и сестричеств милосердия — Покровского и Мц.Татианы. Небесный покровитель общества — исповедник и врач свт. Лука (Войно-Ясенецкий), архиепископ Крымский. Современный врач, подражая свт. Луке, должен уметь не только тело лечить, но и о душе больного позаботиться, считает член общества доцент кафедры пропедевтики СПб государственного медуниверситета им. академика И.Павлова кандидат медицинских наук Т.В.Виноградова. Сегодня Татьяна Васильевна отвечает на вопросы наших читателей.

— Всегда ли можно и мудро говорить больному о его заболевании? Лучше уж сообщить родственникам.

— По нынешним законам врачи обязаны объявить диагноз пациенту и уже у него просить позволения сообщить информацию родственникам. Но каждый раз всё решается индивидуально: мы оцениваем духовное и психическое состояние больного. Отчаянию места нет: медицина идёт вперёд и к самому, казалось бы, безысходному случаю можно подобрать действенное лечение. Но пациент должен понимать, что нереально быть здоровым всю жизнь. А то многие почему-то думают, что они проживут до 200 лет, и вдруг ах! — в 100 лет он внезапно заболел или умер! Какая неожиданность!..

— А если врачи знают, что человеку уже не помочь, что тогда?

— Включать духовные резервы: предложить креститься, если не крещён, венчаться, если до сих пор жил невенчаным. У нас в институте есть молельная комната, нас окормляют священники Иоанновского монастыря на Карповке. Одна наша сотрудница заболела онкологией. Её прооперировали, но, к сожалению, была уже последняя стадия с метастазами. Батюшка причастил её, соборовал. Вдруг выясняется, что они с мужем не венчаны. Повенчались. И после того она прожила месяц на отделении и ещё некоторое время дома, хотя в день поступления было ясно, что жить ей осталось несколько дней. Утешительно, что пред Богом она предстала в качестве венчанной жены.

Подобные случаи помогают работать с верой, ибо болезнь тела — это, конечно, реальность, но душа важнее. Тело порой заболевает, оттого что повреждена душа. Значит, врачевать надо сначала душу. Неверующим трудно понять, тем более принять, что болезнь — это дар Божий. А онкология вообще Божие заболевание, ибо человек знает, что конец близок, но у него ещё есть время на покаяние, на очищение через страдание. Недаром в псалме поётся: «Милость Твоя лучше, чем жизнь» (Пс.62:4). Хуже, когда человек умирает внезапно и нет уже времени ни на что.

Неверующие думают, что мы их просто пугаем. Они планируют ремонт в квартире, обустройство дачи, покупку машины, поездку за границу… А то, что на самолёте могут и не долететь до золотых песков пляжа или что новенькая машина может стать последним пристанищем, — об этом думать не хотят. Некогда…

Другие лукавствуют: «Поживу в своё удовольствие, а как уйду на пенсию, делать будет нечего — тогда я буду жить правильно, в церковь стану ходить, все грехи отмолю и свечи в три пальца толщиной ставить буду». Этакая жизнь в рассрочку… Но Господь может и не дать возможности дожить до «правильной жизни на старости лет». Объяснять это — тоже часть работы доктора.

— Я столкнулась с ситуацией прямо противоположной: лечащий врач терпеть не могла, когда мы совали нос в свою карту больного, чтобы прочитать потом в медицинской энциклопедии, как и чем наша болезнь лечится, какие даёт осложнения…

— Объясню, почему. Вот нас, врачей, несколько лет учат лечить людей, и то ещё многие вещи я не знаю. Видите: весь стол завален книгами, которые надо прочесть. В медицине постоянно всё меняется — наука-то идёт вперёд. А когда человек несведущий читает историю болезни, что он может понять? Он видит, например, что у него потеря белка. Но белок — это вершина айсберга, а какова причина? Он не знает, пугается, делает скоропалительные выводы. Врач же 40 раз продумает, как и чем лечить. Кроме того, лечение успешно тогда, когда пациент доверяет врачу.

— Ситуация: года четыре не обследовалась после тяжёлой болезни. За две недели до Пасхи увезла «скорая». Я сбежала на выходные домой и пошла в Шуваловский храм собороваться. В понедельник анализы показали, что всё хорошо. С тех пор по врачам не хожу, а соборуюсь и спокойно живу год… до следующего соборования. Но как долго можно «злоупотреблять» Божиим терпением?

— Так ответ на поверхности: вы обратились к Богу, было соборование — это же очень мощное воздействие. Таинство елеосвящения установлено Самим Господом нашим Иисусом Христом. Апостол Иаков в своём послании к верующим говорит: «Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазавши его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак.5:14−15). Но давайте подумаем вот над чем. Господь вас в тот раз спас. Но если бы анализы были по-прежнему плохие? Остался бы медицинский путь, верно? И тут надо понимать, что это тоже был бы Божий путь, только долгий и болезненный. И молились бы вы всё равно, но внутренне скорбели: «Как же так, Господи, я же молила Тебя… Почему Ты меня оставил?» И потом, знаете, если человеку бывает совсем худо, это тоже промыслительно. Ведь болеют и умирают и молодые люди, и дети… Воля Божия складывается не только из «поощрений» — бывает, что болезнью и немощами Господь отводит нас от чего-то худшего. Если есть шанс сохранить человека в чистоте духовной, Господь делает это. Мы не всегда способны это оценить, сразу плачем: «Господи, почему меня? Я что, хуже всех?» Но, возможно, эта болезнь — последний проблеск, когда ты ещё можешь покаяться, исправиться. А разве лучше, когда человек настолько опускается духовно, что Господь отступает от него? Вот и думай… Всё, что с нами происходит, — Промысл Божий, и нам надо просто говорить: «Господи, да будет воля Твоя».

Православный врач это понимает и к любому течению болезни, даже тяжёлому, относится иначе. Важно ведь не просто поставить больного на ноги во что бы то ни стало… Нет, я не хочу сказать, что врачи не должны ничего делать. Мы обязаны бороться до последнего за спасение больного, но не вопреки воле Божией.

— А бывает, что, борясь до последнего за жизнь человека, вы назначаете операцию… а человек умирает на операционном столе? И это не вина врачей, но родственники начинают судебный процесс, убеждённые, что если бы не операция, больной был бы жив.

— Нынче врачи защищены законом: когда пациент идёт на операцию, он должен письменно выразить согласие. Ведь любая операция — это риск, поэтому больного осведомляют о возможных последствиях, вплоть до смертельного исхода. Но операция всё же даёт шанс, и если больной сам не может решиться и сделать выбор, это за него делают родственники. Нет родственников? Тогда врачи — не менее трёх — подтверждают необходимость операции.

— Случается, что один врач поосторожничал, отказался оперировать, а другой — сердобольный — решил рискнуть в надежде спасти пациента. Больной умирает. И что? Отказавшийся врач, действовавший по букве закона, — хороший, а тот, что действовал по душе и рискнул сделать операцию, оказывается виноватым.

— Увы, люди очень нетерпимы: если врачи не помогли — к суду их, на расправу. В этом смысле с православными легче. Верующий человек по смирению своему переносит болезни легче, а прежде чем решиться на какой-то шаг, сначала исповедуется, причастится, испросит благословение. Православный человек всегда с Богом, а если он с Богом, то защищён.

Записала Дарья НИКОЛИНА

http://pravpiter.ru/pspb/n214/ta007.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru