Русская линия
Социальное богословие Валентин Семенов13.10.2009 

«Башня „Газпрома“ в центре Санкт-Петербурга будет символом нашей сырьевой отсталости»

Профессор Санкт-Петербургского Государственного Университета, директор НИИ комплексных социальных исследований Валентин Семенов размышляет о духовном смысле и о возможных политических последствиях строительства четырехсотметрового офиса «Газпрома» на родине двух президентов России…

— Валентин Евгеньевич, Вы дважды обращались с открытыми письмами к Валентине Матвиенко, Дмитрию Медведеву и Владимиру Путину с протестом против строительства «Охта-центра». Как социолог, Вы подкрепляли свое мнение собственными результатами опросов. Почему они разнятся с теми данными, которые приводят в Смольном?

- Да, Романа Могилевского с его Агентством социальной информации все время упрекают в необъективности. Они утверждают, что число петербуржцев, меняющих свое мнение в пользу строительства, растет. Дело в том, что в их анкете вопрос формулировался так: «Вы за или против „Охта-центра“?». Многие считают, что он экономически выгоден, но ведь про высоту башни их не спрашивали.

Мы же задавали вопрос четко: «Вы „за“ или „против“ 400-метрового небоскреба?». И получили такие результаты: 13% - «за», 39% - категорически «против», 23% - не «против» возведения башни, но только на удаленной от центра территории, остальные 25% воздержались. Получается, что около двух третей опрошенных не согласны с решением правительства Санкт-Петербурга.

— Один из Ваших адресатов — губернатор города — уже свое слово сказала. Но, вероятно, у Вас есть надежда на двух других — кстати, коренных петербуржцев?

- Конечно. Им стоит задуматься. К примеру, я не исключаю, что единогласно принятое за пять минут решение правительства города направлено на подрыв авторитета первых лиц государства.

Судите сами. У нашего народа, что бы там ни говорили, остаются два института доверия. Это, по многолетним результатам наших социологических опросов, Русская Православная Церковь и верховная власть — президент России. Такая уж у нас страна — бояре всегда плохие, а царь хороший. У народа со времен принятия христианства — патерналистский менталитет. Мы — монотеисты, у нас один Бог и один «царь», верховный «барин», который приедет и рассудит. Даже советские генсеки воспроизводили эту схему. И вот представьте — наши президенты, позиционирующие себя православными, посещающие храмы, говорящие о христианских ценностях, «благословляют» этот ультрасовременный памятник мамоне. По сути, Вавилонскую башню. Это абсолютный подрыв доверия к «верхам».

- Помнится, Путин, посещая родной город, высказался против первоначального названия общественно-делового комплекса «Газпром-сити». Наверное, не случайно?

- Видимо, он почувствовал, что это слишком. Это название кощунственно — в городе святого апостола Петра появится мини-город Газпрома. Это выражение гордыни, языческого притязания компании-монополиста на господство в нем.

Но с нынешним названием мало что меняется. Те же устремленные в небо амбиции, наглость и спесь. Хотят единственный в России город, в названии которого выражена святость, превратить в Газпромовск. Почему люди, даже далекие от веры, протестуют? Они чувствуют, что эта упорная устремленность быть выше всех архитектурных доминант — не просто так, это борьба символов. Для нас, православных, эти символы имеют названия — христианский и антихристианский.

— А как же те немногие, кто «за» или воздержался?

- Все творимое Газпромом — провокация. Причем многофакторная. Ведь на деньги компании содержатся многие печатные и электронные СМИ (в ноябре 2008 года ни одна петербургская газета не решилась опубликовать наше открытое письмо, мы напечатали его в «Завтра», затем частично оно увидело свет лишь в «Новой газете»). Посмотрите, как Газпром поддерживает антимораль на НТВ и ТНТ. А чего стоит оплаченная им реклама «газоскреба» некоторыми деятелями культуры? Народу внушают, что сила на стороне капитала. Что можно купить народного артиста, и он скажет то, что, может, и не думает, но за деньги — слицемерит.

Когда человек наблюдает, как на его глазах творится гнусный пиар, торжествует полный беспредел, это и есть массовое психологическое внушение, чудовищное давление на сознание. Это часть современных методов управления. Тебе прямо говорят: мы — сильнее, мы — хозяева жизни, мы можем преступить утвержденные властью законы, высотные регламенты, мы можем тебя, быдло, безнаказанно зомбировать.

Осознавать это тем более страшно, что Санкт-Петербург всегда считался городом наиболее интеллигентных, культурных, совестливых людей. Это единственный город в мире, переживший самую продолжительную блокаду. Заметьте: в годы фашистской осады ленинградцы маскировали шпиль Петропавловской крепости с ангелом и крестом, купол Исаакия, другие святыни. Даже тогда «небесную линию» берегли. И после войны, при коммунистах, тоже. Телебашню поставили тактично — в стороне, и сделали ее ажурной, чисто функциональной, так что она никому не мешает и с традиционными символами не спорит.

Понимаете, что-то было внутри наших предшественников, что мешало им перешагнуть этот невидимый нравственный барьер. А сейчас Газпром, как пьяный купец в разгуле, говорит им — нет, можно перешагнуть. Что хочу, то и ворочу! Не верьте ни во что, кроме денег! И тех, кто подавлен этой антиморалью, уже немало.

— А как, с точки зрения социального психолога, будет давить на массовое сознание людей новая доминанта?

- Она будет давить и внешне, и внутренне. Внешне — потому что любой острый клин, да еще такой величины, неприятен человеческому взгляду. Он колет глаз, от него исходит холодный блеск, дискомфорт. К тому же в нашем загазованном воздухе башня быстро закоптится, это будет громадный черный обелиск, нависший над городом.

Внутреннюю, душевную депрессию от этого монстра мы чувствуем уже сейчас. Я уже сказал, что Санкт-Петербург перестанет быть городом святого апостола Петра. Башня имеет мистическую задачу — подавить его святость. В районе, где ее хотят построить, завязан целый клубок негативных для нашего сознания названий — городских топонимов. Это Свердловская набережная, напоминающая об одном из организаторов убийства царской семьи, это Красногвардейская площадь, над которой раньше, в советское время, висело неоновое знамя, а недавно, видимо, в угоду главе Газпрома Алексею Миллеру, повесили торговую рекламу с надписью «It's Miller time». Понимаете — их время и власть тьмы!

Кроме того, башня «Газпрома» в центре Санкт-Петербурга будет символом нашей сырьевой отсталости. Государствообразующая и почти мистическая фирма-узурпатор, качающая и качающая данные нам Богом богатства земных недр, ставит памятник самой себе, своей технократической гордыне. Ведь это действительно позор для северной столицы, для России. Мы признаемся всему миру в своей несостоятельности. Вот о чем стоит задуматься первым лицам страны.

Беседовала Елена Югина

http://www.soctheol.ru/comment.php?ida=659


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru