Русская линия
Православие.Ru Василий Яцкин10.10.2009 

Киноконтакт с небом
Беседа с Василием Яцкиным, руководителем миссионерского кинопроекта «Под Солнцем»

«Батюшка, помогите нашим милиционерам, освятите посты, а то они спиваются», — просит священника начальник управления одного районного ГИБДД. А батюшка отвечает: «Тут одним освящением не поможешь. Они у вас машины останавливают и взятки вымогают. Народ их повсюду проклинает. Думаете, они после этого будут живы-здоровы? Покаяние нужно».

Василий Яцкин
Василий Яцкин
Это маленький фрагмент из выступления руководителя миссионерского проекта «Под Солнцем» Василия Леонидовича Яцкина у нас, в Академии управления МВД России. Как один из ведущих воспитательную работу в академии, я сразу заинтересовался таким методом подачи Православия: через видеосюжеты с комментарием раскрываются технологии информационной войны, в которой единственное условие выживания семьи, народа, страны — наша вера.

Не часто видишь, как офицеры горячо обсуждают вопросы веры в Бога и будущее России. Так было после этого кинолектория. Семья, дети и заработок в разговорах чаще оказываются важнее. Оправданием, как правило, служит убеждение: «От нас все равно ничего не зависит». Как важно, когда люди понимают, что это не так. Когда есть, кому им это объяснить. Причем так, чтобы вызвать солидарность с православными у представителей других традиционных религий России. К примеру, в нашей академии немало мусульман. Мой друг Рашид, ингуш по национальности, проникся искренним интересом ко всему, что увидел и услышал. Недавно я узнал от наших коллег в Белоруссии (Академия МВД в Минске, где немало курсантов-католиков), что там кинолекторий «Под Солнцем» с успехом показали уже нескольким курсам. Та же реакция в учебных заведениях ФСБ. А как невоенная аудитория?

Вскоре удалось посетить выступление Василия Яцкина перед старшеклассниками и учителями одной московской школы. Здесь была уже совершенно другая, причем не менее интересная, программа. Время от времени дети в классе то громко смеялись, то воцарялась трепетная тишина. Педагоги тоже открывали для себя духовный смысл давно известных сказок и былин. Кстати, фрагмент данного кинолекторияесть на сайте студии «Киноконтакт». Жаль только, что в этот презентационный ролик не вошел рассказ о русских былинах и богатырях. Дети узнают о православном наследии предков и насколько его искажают современные мультики типа «Алеша Попович и Тугарин Змий». В проекте «Под Солнцем» есть и другие кинолектории для разных возрастных и социальных групп. О наркомании и субкультурах, молодежном суициде и семейных ценностях, о подноготной «Дома-2», о глобализации и царской России, об Илье Муромце и святом князе Александре Невском, о современных христианских подвигах наших воинов в горячих точках…

Как побудить наших неверующих ближних, наш народ вспомнить о своем православном прошлом; что уже удалось сделать в рамках проекта «Под Солнцем» и что еще предстоит; каковы проблемы и трудности миссионерской работы сегодня — обо всем этом мы и беседовали с руководителем миссионерского проекта «Под Солнцем» Василием Яцкиным.

Максим Большаков: Василий Леонидович, многие не понимают той невидимой информационной войны, которая идет против страны и народа. А эта угроза пострашнее преступности, с которой призваны бороться органы правопорядка. На встрече в нашей академии вы рассказывали, что в царской России преступность была в десятки раз меньше. Тех же полицейских вплоть до революций XX века действительно уважали, и требовалось их совсем немного.

Василий Яцкин: Как узнал в краеведческом музее Костромы, в первой половине XIX века ваших коллег по поддержанию правопорядка на всю Костромскую губернию было всего 18 человек! В православной стране Кипр, где школьники с первого по выпускной класс изучают основы родной веры, до начала 1990-х годов (до массового приезда «новых не-русских»), по статистике было одно воровство в год, а убийство было невероятным ЧП! Вот что такое православный уклад жизни.

М.Б.: Да, мы утратили свой национальный уклад, основы православной государственности. Как раз на эту тему вскоре после вашего приезда к нам в академию состоялся разговор с архимандритом Тихоном (Шевкуновым), когда он выступал у нас с фильмом «Гибель империи. Византийский урок». Вижу, у вас с ним похожее понимание происходящего.

В.Я.: Перед моим выступлением в Академии ФСБ мне рассказали, с каким вниманием там слушали отца Тихона. Это радует. Ибо, несмотря на замечательно поставленную культурно-просветительскую работу, в холле у них по-прежнему, к сожалению, стоит бюст Дзержинского, и каждый год они празднуют его день рождения. А как важно, чтобы мы осознали, чего стоил России октябрьский переворот.

М.Б.: Вы сказали правильное слово — «осознали». Чтобы Дзержинского вынесли не формально, так сказать, в приказном порядке. И не через какую-нибудь «цветную революцию». Еще важно, чтобы на его место вернулись истинные созидатели России. Как хотелось бы, чтоб наше священноначалие и рядовые клирики посмелее говорили с представителями власти.

В.Я.: Меня удивил случай с высокопоставленным чиновником уровня администрации президента, который «позиционировал» себя православным, но вера никак не сказывалась на его профессиональной деятельности. По плодам видна была ориентация на западные стандарты, либерализм и толерантность.

М.Б.: Кстати, в дополнение. Хорошо объяснил наш известный православный филолог: лукавое слово «толерантность» используется в фармакологии и токсикологии, где обозначает снижение чувствительности к ядам, наркотикам. Через толерантность нам хотят привить терпимость ко греху, к богоборчеству и разврату. Кто является идеально толерантным объектом — так это труп! Он «терпим» и равнодушен к любым манипуляциям. Не толерантность нам нужна, а трезвение и справедливость. Так что же случилось с высокопоставленным «толерантно-православным» чиновником?

В.Я.: Он любил официальные встречи и заседания с приглашением владык и священников, любил освящать кабинеты. Даже машину освятил. Но вот однажды он попал на ней в аварию и серьезно пострадал. Рядом оказался американский пастор-неопятидесятник. Увидев в машине образки Спасителя и Божией Матери, он сказал: «Зачем вы держите в своей машине идолов? Оттого и пострадали!» Чиновник ему отвечает: «Мне это священники дали, когда машину освящали от аварий!» Тут его пятидесятник и начал переубеждать: «Православная вера — это поклонение доскам-идолам…» В итоге он обратил высокопоставленного государственного чиновника в пятидесятничество. Жаль, что никто из православных клириков не отважился серьезно и грамотно поговорить с этим представителем власти о Православии. Не дерзнул на совместных заседаниях указать ему на несовместимость толерантности с верой во Христа. В советскую эпоху церкви не давали пикнуть супротив власти. Последствия до сих пор сказываются. Иногда кто-то просто боится поссориться с власть имущими.

М.Б.: Наш патриарх не побоялся сказать президенту Украины то, что тому совсем не хотелось слышать. И мы видели, как рад дружелюбный к России народ, что РПЦ за него заступилась. Вы часто бываете на Украине. Удается сделать хоть каплю в противовес нынешнему явному стравливанию наших стран?

В.Я.: Об этом не мне судить. Однако вижу, что любая народная дипломатия между нашими странами сейчас в цене. Через общие культурные и религиозные корни стараюсь рассказывать о том, куда ведут православные ценности, а куда евро-ориентиры. К примеру, в знаменитом старинном Одесском кадетском корпусе, где сейчас, как и повсюду на Украине, делают акцент на «голодомор», после анализа американских мультиков показал сюжет о святом Илии Муромском, покоящимся в Киеве. На его примере рассказал о лучших моментах нашего общего прошлого. Ребята потом дружно аплодировали, просили приехать еще. То же самое случилось и в более враждебно настроенных аудиториях Западной Украины, куда Московскую Патриархию не подпустят на пушечный выстрел — в школе (украинской) и университете Львова. Кстати, выступал по благословению Львовского владыки Августина. А когда милостью Божией и помощью православных подвижников Севастополя удалось выступить на главном корабле украинского флота, как раз после его учений с НАТО, обнаружил, как важно было показать морякам и их капитанам наших воинов-героев из горячих точек. Ведь им и чеченскую войну иначе преподносят. Вы не представляете, как любая аудитория замирает, слыша о ста днях мученичества Евгения Родионова!

М.Б.: Обнаруживаешь, что вне православной среды большинство наших сограждан даже не слышали о рядовом Родионове! Как было бы важно поскорее его канонизировать. Это была бы такая помощь, в том числе и нам, ведущим воспитательную работу в среде людей в погонах.

В.Я.: Согласен. Скорей бы. Часто сталкиваюсь с православными, уверенными, что Церковь его уже официально прославила. Другие говорят: о мученическом подвиге Евгения известно только со слов его матери (его убийцы теперь уже сами погибли). То, что не осталось свидетелей, якобы и затрудняет процесс канонизации.

М.Б.: Тоже слышал эту версию. Она довольно распространена.

В.Я.: На самом деле, свидетели, находившиеся тогда при разговоре с боевиками вместе с матерью рядового Родионова, есть. Это наш офицер из ГРУ и представитель ОБСЕ, который сейчас живет в Европе. Просто пока никто не занялся сбором материала. Однако подвиг воина Евгения не умаляется тем, что он пока не канонизирован. Продолжает этот подвиг его мама. С ее слабым здоровьем и незаживающей раной на сердце она ездит по приглашению военных повсюду, в том числе и на Украину. В радиоинтервью Любовь Васильевна подчеркнула: «Сама я лично никогда не занималась и не буду заниматься прославлением своего сына. Это дело Церкви». Мать ездит, чтобы поднять дух солдат, офицеров и вернуть уважительное отношение к России. На встречах она просит присутствовать местного священника, чтобы имя ее сына не использовали раскольники или недобросовестные. Как она скорбит, что никто из российских политиков или чиновников не сопровождает ее в таких важных поездках: «Хоть бы одно официальное лицо поехал бы со мной для укрепления отношений с Украиной и Белоруссией! Я не чувствую за собой страны». И аз грешный в поездках по Украине и Белоруссии не чувствую этого.

М.Б.: Это огорчает. Ведь если организовать через посольства, епархии или по другим каналам ваши поездки на Украину для систематической работы с разными слоями народа…

В.Я.:… и не только с проектом «Под Солнцем»! У нас есть коллеги по просветительской работе, которых всюду рекламирую. Та же Ольга Дубова, с ее патриотическими видеоконцертами. В Одессе до сих пор вспоминают ее выступление. Можно организовать регулярный десант и по России. Пока мне никак не удается объехать дальние епархии: Владивосток, Хабаровск, Сахалин…

М.Б.: На вашем сайте есть список поездок. Как вы попали в Чечню, где выступали не перед нашими войсками, а перед чеченскими учителями и студентами?

В.Я.: Это целая история. Меня пригласили по программе профилактики наркомании.

М.Б.: В связи с первым фильмом сериала «Под Солнцем», где вы в Америке расследуете гибель наркомана-миллионера, лидера группы «Нирвана»?

В.Я.: Да. В Москве меня родные не хотели отпускать: «Что ты там забыл? Там опасно. Да и Православие тебе все равно там не дадут проповедовать». Но чувствовал, что эта поездка чему-то важному может научить. И когда духовник благословил, полетел в Грозный. О чем не жалею. Кое-чему нам у них стоит поучиться. Там основы ислама в каждой школе, и если в России мне с трудом школьники и студенты называют заповедь «Почитай отца и мать», то там все знают основы своей веры. И это их охраняет. К старшим почтение. На улицах ни одного юноши с бутылкой пива в руках не встретишь. Секс-просвета или ювенальной юстиции ни в вузах, ни в школах нет. «Свободной любви» тоже. Уклад отношений между полами хранят в строгости: если девушку за руку взял — должен жениться. Вот такой народ не сопьется, не вымрет. А мы, при подавляющем проценте православных в России, с этой толерантностью и либеральными подходами в образовании, вымираем! Президент в Чечне не просто религиозен, а при всей своей ежедневной занятости часто уезжает на полночи молиться Аллаху. В определенный день в мечети к нему каждый верующий может обратиться с просьбой. Они его там очень почитают. Представляете, если наше руководство будет регулярно ходить на литургию в Успенский собор Кремля?!

М.Б.: Да, пример задает руководство. Мы, например, чувствуем, что нашу Академию управления МВД возглавляет православный человек.

В.Я.: Мне рассказали, что незадолго до назначения на пост нынешнего министра МВД крестил один известный московский батюшка.

М.Б.: Будем надеяться на перемены к лучшему и в России. Ваш стиль миссионерства, наверное, непросто повторить. Когда на выступлениях вы показываете обложку первого фильма сериала «Под Солнцем», где фото до сих пор известного Курта Кобейна из группы «Нирвана», и аудитория узнает, что вы расследовали в Америке его самоубийство, бывали в Голливуде у его жены, это уже включает внимание людей. Наверное, желающим использовать ваш подход не так просто завоевать интерес? Ваш миссионерский опыт есть кому передать?

В.Я.: В некоторых регионах уже есть люди, обучившиеся проводить кинолекторий. Некоторые владыки благословляют поделиться миссионерским опытом в своих епархиях перед семинаристами, с некоторыми из которых мы потом сохраняем контакт. Конечно, хочется большего. Ведь талантливыми людьми наша земля богата.

М.Б.: Как вам кажется, что главное для миссионера?

В.Я.: Духовник сказал мне: твои слова чего-то стоят только если ты готов умереть за тех, перед которыми выступаешь. И, конечно, нужна молитва. Причем не только твоя. Поделюсь интересным наблюдением: если ты хочешь войти в какое-то учреждение с миссионерской целью, найди верующего человека внутри него и попроси помолиться. Выступление организуется быстрее. Батюшка объяснил мне, что это связано с Божиим уважением к свободе человека. У каждого города, сообщества, учреждения, народа есть свой ангел-хранитель, который слышит прошения своих подопечных. Таким образом, к твоему желанию присоединяется желание тех, к кому ты направляешься. Сильно помогает и благословение правящего архиерея: ему Сам Господь вручил попечение о духовном окормлении епархии, в которой работаешь.

М.Б.: А какой из десятка кинолекториев проекта «Под Солнцем» вам ближе всего к сердцу?

В.Я.: Тот, который удается провести далеко не везде, — по иконописи Дионисия. Поймите, аудитории, конечно, интересней смотреть о технологиях информационной войны, о скрытом подтексте известных мульт- и киногероев, об изнанке шоу-бизнеса и секретах центральных телеканалов. Но после этого важно показать красоту Православия, рассказать о принципах веры, по которым жили наши святые. Важно поднять мышление людей к миру горнему. С Божией помощью побудить выйти на контакт с небом.

М.Б.: У вас и студия называется «Киноконтакт». Вы уже сразу закладывали духовный подтекст?

В.Я.: Нет. Студия основана в 1991 году моей мамой, кандидатом наук и актрисой Галиной Ивановной Яцкиной, известной зрителям по часто повторяемым на телеканалах советским фильмам «Женщины», «Уроки французского» и др. А также по ее ученикам-актерам. Это Маковецкий, Гордон, Жигунов, Пельш… Всех перечислять не буду. Так вот, когда развалили СССР, а на экраны хлынул поток фильмов про бандитов и проституток, она открыла студию «Киноконтакт», чтобы выпускать нравственное кино. Воцерковляться мы с ней начали несколько позже.

М.Б.: В какой момент вы чувствуете, что ваше выступление достигло какого-то результата?

В.Я.: Когда в зале хоть на небольшое время воцаряется благоговейная тишина во время рассказа о чем-то священном — о святых, о мученичестве, о Боге. Мне батюшка сказал: «Даже если люди после твоего выступления не пойдут в храм, то хотя бы запомнят сказанное. И когда Бог пошлет им испытания, есть шанс, что вспомнят Его. Помни, что не мы сеем, но Господь». А плоды могут быть нескоро. И они не определяются по аплодисментам, внешнему успеху.

М.Б.: А еще, наверное, радостно, когда после встречи подходят заинтересовавшиеся люди?

В.Я.: Когда есть куда направить заинтересовавшихся людей. В храм к гостеприимному священнику или в какое-то местное общество-братство или православно-патриотический клуб. Тогда могу чувствовать радость. Курсант одной военной академии после сюжета о мученичестве дождался, пока я остался один, подошел и вдруг неожиданно для самого себя прослезился. Стоит со слезами, и ему самому за себя не удобно: «Вы говорите, что Бог есть, а я чувствую, что вы правы, но не могу понять этого. Семья у меня неверующая». Никогда не забуду, как говорю с ним, а меня торопят уезжать. И так горько, что некому этого паренька передать (меня приглашали по общественной линии, и местные священники мне были неизвестны).

М.Б.: Какую миссионерскую работу вы считает наиболее эффективной?

В.Я.: Индивидуальную. Ее ничто не заменит. Интерес к вере нужно развить в любовь к Богу.

М.Б.: До этого интерес важно пробудить. Чем вы и занимаетесь. На этом поле что важно?

В.Я.: Систематическая работа. К примеру, кинолекторий у нас построен по принципу ступенек. Темы обозначены на сайте на страничке «Сотрудничество». Вначале даю в аудитории более доступную легкую тему — те же мультики. Во второй приезд — тему поглубже, посерьезней. В третий — совсем серьезную. И только в четвертый можно рискнуть дать по иконописи Дионисия. Именно этот кинолекторий, по моему наблюдению, приводит более всего людей к желанию посетить храм. Но из-за отсутствия системной работы все ступеньки пройти удается далеко не везде.

М.Б.: Тем не менее, про вас пошутили: «Православный десант „Под Солнцем“ проникает туда, куда не проникала нога человека в рясе».

В.Я.: Просто мне, как режиссеру и журналисту, с нравственно-воспитательным кинолекторием проще. Светская упаковка помогает. Чиновникам нужно проводить под отчет воспитательную работу. А людям проще усвоить какие-то истины, когда о Православии говорят подспудно, вроде как через культуру. На кинолекторий по мультикам удается в Белоруссии, Украине и России собрать огромные залы. Лишь бы аппаратура (описание ее есть на нашем сайте) не подводила.

М.Б.: Читал в Интернете, что ваш проект включен в некоторые церковные и государственные образовательные программы.

В.Я.: Это только пока в двух-трех регионах России и в Белоруссии. В другие же места приглашают в основном подвижники-миряне и неравнодушные батюшки.

М.Б.: Все опять упирается в деньги? Но выступления «Под Солнцем», насколько знаю, в основном бесплатны. Вы просите лишь за дорогу и обеспечить проживание с питанием.

В.Я.: Мы работаем по принципу церковных треб — кто-сколько-может. Обязательно просим только оплатить полтысячи рублей за миссионерские материалы. Опыт поездок показал: после выступления в военном или образовательном учреждении обязательно должны в библиотеке остаться диски, книги, журналы для дальнейшей воспитательной работы. Это не только наши фильмы сериала «Под Солнцем». Стараюсь во всех поездках находить самую понятную для нецерковной аудитории литературу, журналы, фильмы о вере, об истории, о традиционном укладе семьи, о патриотическом воспитании, о культуре и ее подмене. Подобная продукция, как правило, оседает в православных лавках, и кто не ходит в церковь, получается, ничего этого не читает, не смотрит.

М.Б.: Это действительно проблема. Нас делают оторванными от остального общества, некими маргиналами. Но давайте возвратимся к вопросу, в чем сложность организовать миссионерскую поездку, если вопрос не в деньгах.

В.Я.: Все зависит не только от денег. В конце концов, оплату дисков, книг, журналов можно «повесить» на учреждения. Дело в другом. Епархиям сподручней организовывать чтения, круглые столы, конференции. Проще пригласить православную певицу, известного православного лектора, знаменитого батюшку. На громкое имя собрать аудиторию. А приходят те, кто уже выбрал Православие. Православные, конечно, тоже нуждаются в пище для ума и сердца. И я нередко выступаю перед прихожанами, батюшками, семинаристами. Но у нас такое количество нецерковного народу! Вот наша цель.

М.Б.: Понимаю. Провести и отчитаться за одноразовую акцию типа конференции, выставки или рок-концерта проще, чем проникнуть и договориться о выступлении перед теми, кто не придет сам: в вузах, школах, военных частях и учебках.

В.Я.: И уж тем более устроить там систематическую работу. Проследить какие курсы/классы были на выступлении миссионера, а какие нет. Про нас даже в одной епархии сказали: проект «Под Солнцем» проверяет на готовность к серьезной воспитательной работе. Так что «Дионисия» в основном даю лишь в музыкальных и художественных училищах, вузах или семинариях. А в большинстве аудиторий разные вариации на тему «Информационная война и способы противостояния ей на основе традиционных ценностей» с учетом возраста и образованности аудитории.

М.Б.: Ваше мнение, на кого стратегически важно направить миссионерство?

В.Я.: Безусловно, на людей в сфере образования и людей в погонах! Перестал рваться выступать в школах, когда убедился, что важнее собирать на «Под Солнцем» педагогов, завучей, директоров школ и ПТУ, воспитателей детских садов. Именно такой контингент мне собрало Министерство образования в Республике Марий Эл. Распространяемые нами фильмы, книги, журналы для них, не посещающих храм, оказываются драгоценностью. Еще очень важна работа с родителями, но их довольно не просто собрать. В армии, на флоте и в милиции важно собирать ответственных за воспитательную работу. Даже если сидят курсанты или рядовые, прошу по возможности позвать офицеров-воспитателей.

М.Б.: А проповедь на стадионах, на рок-концертах, перед молодежью субкультур?

В.Я.: Молодежью субкультур и рок-подвалов обязательно нужно заниматься. Сам тоже с ними работаю. Ведь эти ребята иногда искренне выступают против «системы», инфантильно протестуя против несправедливости мира сего. А в результате попадают в специально раскручиваемую для молодежи с 1960-х годов сеть. Об этой ловкой сетке узнал в Америке, когда снимал про Кобейна. Посмотрите выпущенный центром отца Анатолия Берестова фильм: «Готы — дорога в никуда». Многое станет ясным.

М.Б.: Рок-музыка сейчас уже не так популярна у молодежи. Да и кто ходит на рок-концерты или зарывается в субкультуру? В основе своей совсем не те, кто «грызет гранит науки», чтобы стать потом педагогами, военными, политиками, чиновниками и реально изменить будущее страны. Может ли рок- и субкультурная молодежь быть стратегическим направлением миссионерства?

В.Я.: Громкая шумная акция типа рок-концерта, конечно, пиар обеспечивает, и кто-то после, может, и заглянет в храм, «зауважав» Православие. Но как вижу из поездок, это все грешит серьезным побочным эффектом: молодежь, пришедшая на концерт расслабляться с банкой пива и девушкой, увидев священника, в большинстве своем делает совсем другие выводы: «Попы нас благословили, православным быть круто, весело и просто!» Такие люди потом называют себя православными, не сделав и шага к храму, к Богу, к работе над собой. Они не готовы поступиться ни одной страстью, привычкой, тем же рок-стилем жизни. Более того, даже будучи в церкви, требуют уважение к себе таким, какие есть. Ищут в духовники «толерантных» священников. В итоге мы получаем огромное количество «расслабленных православных». Авторы книги «Проповедь Православия среди рок-молодежи», (Книгу можно скачать по этому адресу: http://keliya.ifolder.ru/9 549 370) глубоко исследовавшие проблему, пишут: рок-батюшки не бросают 99 овец ради одной, а режут 99 ради одной. Такой «расслабленный православный» не будет думать, как послужить Христу и на своем рабочем месте. Вспомним того чиновника-пятидесятника, о котором говорили в начале беседы. За каждым миссионерским выступлением должны стоять чьи-то духовные подвиги, аскеза, молитва. Причем не просто молитва, а то, о чем Силуан Афонский сказал: «Молиться за других — кровь проливать». Не заменишь сие технологиями и денежными вливаниями! Но это отдельная тема: миссионерство и пиар-технологии. Если хотите, об этом можно поговорить в следующий раз отдельно.

М.Б.: С радостью. Хочу заметить, что любая попытка высказать опасения насчет рок-проповеди вызывает лютую агрессию со стороны православных (что удивительно!) собратьев в интернете. Собирая материал о вашем проекте, наткнулся на предвзятую критику. Причем со стороны людей, явно стоящих на позициях западной «толерантности».

В.Я.: Всем миссионерам достается. И в первую очередь со стороны братьев и сестер во Христе. Батюшка мне сказал: «Если у тебя нет искушений, ты делаешь не угодное Богу». Давайте работать, а не спорить. Пусть Господь нас рассудит. Люди, видевшие нашу работу в действии, никогда никаким слухам не поверят.

М.Б.: Жаль только, что на это могут попасться незнакомые с проектом.

В.Я.: Бог милостив, приглашения даже в период кризиса у нас не прекращаются.

М.Б.: Дай Бог! Помимо кинолектория, студия «Киноконтакт» выпускает еще и фильмы. Конечно, об этом должен быть отдельный разговор. Если можно, расскажите, что сейчас снимаете?

В.Я.: Вначале хочу поблагодарить читателей сайта «Православие.Ру». В прошлом интервью просил молитв, чтобы удалось сделать сайт, найти монтажера, выпустить с дополнительными материалами фильм, тот, где про Кобейна. Многое ныне уже удалось сделать. Если мы нужны — мы существуем. Сейчас студия «Киноконтакт» выиграла грант Министерства культуры РФ на съемки об уникальном русском офицере, который в 2002 году погиб при попытке предложить свою жизнь за детей-заложников знаменитого «Норд-оста». Будем благодарны всем, кто что-то знает о подполковнике юстиции Константине Васильеве. Все, что мы сейчас узнаем о силе его любви к Богу и Родине, вызывает восхищение. На эту тему стоит говорить отдельно. Скажу только, что удалось взять интервью у духовника патриарха схиигумена Илии. Через него герой нашего фильма был исцелен от курения.

М.Б.: Интервью у старца удается взять не каждому. Присутствие таких людей в вашем фильме налагает особую ответственность.

В.Я.: Мы это понимаем. Просим молитв. И надеемся на молитвы батюшки Илии, который после интервью благословил наш миссионерский проект, что даже милостью Божией удалось запечатлеть для нашей памяти на камеру.

М.Б.: Тогда будем надеяться на продолжение беседы.

В.Я.: Дай Бог!

С Василием Яцкиным беседовал Максим Большаков, адъюнкт Академии управления МВД России, старший лейтенант юстиции

http://www.pravoslavie.ru/guest/32 221.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru