Русская линия
Столетие.Ru Елена Бондарева10.10.2009 

Православный славянский король
9 октября 1934 года, ровно 75 лет назад, в Марселе оборвалась легендарная жизнь короля сербов, хорватов и словенцев — Александра Карагеоргиевича

«Храните Югославию…», — таковы были последние слова умирающего в расцвете сил 55-летнего монарха. Теперь, после того как не стало не только королевской Югославии, но и ее социалистической преемницы, мы можем сколько угодно рассуждать на тему: удалось бы сохранить единое южнославянское государство в форме монархической или этот союз был обречен изначально? Однако тот факт, что выстрелы в Марселе были частью большой и зловещей политической прелюдии Второй мировой войны, не оспаривается никем. Точно также и личность короля Александра признана исторически значимой как его горячими поклонниками, так и его еще более горячими критиками.

Защитник русских

«Король-витязь», «король-легенда» — так называли его еще при жизни. «Великосербский шовинист, кровавый диктатор, дилетант на троне…», — и так называли его в коммунистической и фашистской печати тоже при жизни. Приведем оценку выдающегося русского мыслителя Ивана Ильина, который сразу в личности и деятельности короля Александра вычленяет государственный смысл: «Именно он, рыцарственно отвергший соблазн мировой смуты и столь модной в Европе лицемерной игры с нею, именно Он — Король — по-новому, вдохновенно показавший, что исторически не изжито и не устарело призвание королевской власти; что духовно ответственное единодержавие таит в себе великую, примиряющую и объединяющую силу; что Государь, крепко и кровно связанный со своим крестьянским народом, может поднять и совершить бесконечно многое; именно Он — мог вести свою страну по этим путям…Вот какие задания поставила история перед его духовным взором…»

«Духовно ответственное единодержавие» — этот опыт по большей части неизвестен нам — русским, все еще «обдумывающим и обдумывающим житье» уже в новом ХХI веке. Что имел в виду Иван Ильин, для которого это стержневая идея?

Из разрозненных славянских лоскутов Австро-Венгерской империи было создано новое государство — Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев, с 1929 г. получившее имя Югославия. Вся жизнь Короля Александра наполнена государственным строительством и созиданием.

Безусловно, эти годы были озарены романтическим, порой наивным упоением тройственным союзом южнославянских народов под скипетром православного монарха. Союз не был безоблачным и, как показала история, каждый из народов вошел в этот союз со своей политической задачей и сумел получить от этого союза максимальную выгоду. Итоги этой долговременной политической стратегии каждый сейчас может обнаружить на современной политической карте Балкан. И именно из нашего политического далека уже совершенно иначе воспринимается и критика в адрес Александра Карагеоргиевича, и романтические похвалы в его адрес. Как бы там ни было, ему удалось создать и возглавлять в течение двадцати лет молодое славянское государство расположенное на «пороховом погребе Европы», сделать его фактором и актором большой европейской политики, сделать его Отечеством для своих подданных. Для нас особенно важен государственный стержень его жизни — православное мировоззрение.

Крестник Императора России Александра III Государь Александр I Карагеоргиевич родился 17 (30) декабря 1888 года в семье будущего короля Сербии Петра I Карагеоргиевича и княгини Зорки, дочери Черногорского князя (впоследствии — короля) Николая I Негоша.

Наследник Сербского престола в 1904 году окончил Пажеский корпус в Санкт-Петербурге и в 1909 году, с чувством любви и признательности к русским, вернулся па родину. Во время I и II Балканских войн 1912−1913 годов королевич Александр командовал Первой Сербской армией. Как рассказывал российский посланник в Белграде Н.Г. Гартвиг: «В битве под Кумановым наследный принц Александр проявил исключительную отвагу. В то время, как турки сплошным ливнем шрапнелей и винтовочных пуль осыпали сербские позиции, королевич верхом объезжал фронт, будучи заметной и притягательной мишенью для турок. Мало того, когда наконец после жестокого кровопролитного боя Куманово было взято, Принц Александр первым въехал в павший город. А между тем засевшие в домах албанцы и турки отстреливались изо всех окон, и чуть ли не каждую мусульманскую лачугу приходилось брать штурмом…».

После окончания II Балканской войны наследник-победитель награжден был золотой медалью Милоша Облича. Тогда же королевич Александр стал кавалером высшего Императорского ордена Святого Апостола Андрея Первозванного.

25 июня (8 июля) 1914 г. в связи с болезнью короля Петра I, престолонаследник Александр был назначен принцем-регентом Сербского королевства. 17 июля 1921 года, после кончины своего отца Короля Петра I, Александр становится королем сербов, хорватов и словенцев, а в октябре 1929 года провозглашается первым королем Югославии.
После начала Первой мировой войны Александр был назначен Верховным Главнокомандующим, полностью деля со своими солдатами и горечь поражений, и радость побед Сербской армии. За мужество и личную храбрость Принц-Регент Александр был награжден Государем Императором Николаем II орденом Святого великомученика Георгия 4-го класса.

В отличие от других союзников по Первой мировой войне, отвернувшихся от русских, вынужденных покинуть свою Родину после поражения в Гражданской войне, доведенная практически до нищеты продолжительными войнами Сербия предоставила им приют.

В Сремских Карловцах разместился штаб Главнокомандующего Русской армией генерал-лейтенанта П.Н. Врангеля и Высшее церковное управление позднее — Архиерейский Синод Русской православной церкви заграницей. На территории Королевства действовали русские учебные заведения, издательства, театры, библиотеки, была воссоздана система полного школьного и специального образования, включая кадетские корпуса и девические институты.

В начале 1930-х годов в Белграде началось строительство Русского Дома — духовного очага русской науки, искусства и просвещения. Идею его возведения поддержал и король Александр I, взявший на себя роль державного покровителя. Средства на строительство и оборудование здания жертвовали сам король, члены Королевского дома Югославии, Сербский Патриарх Варнава и многие другие.

Русский Дом сыграл в жизни эмиграции важнейшую роль культурного, организационного, общественного центра. Перед открытием Король Александр говорил академику Александру Беличу: «Вы должны сохранить за русскими русскую душу. Смотрите, они приехали со своими семьями. Каждая семья — это народ в миниатюре, это проначало каждого народа. Поверьте, русские найдут в своих четырех стенах свою Родину, если семья будет дышать русской атмосферой. Русская школа — начальная и средняя — должна навсегда закрепить за ними русскую национальность, без которой их семья — оторванный листок от могучего дерева. И это не все, и этого мало. Русский человек не может жить без удовлетворения своих духовных потребностей. Помните это всегда. Приютить, накормить, вылечить — хорошо, необходимо и очень полезно. Но если в то же время вы не дадите русскому человеку отвести душу на лекциях, концертах, выставках, а в особенности в своем театре, в своей опере — вы ничего для него не сделали… Помните всегда, что есть в мире народ, который пожертвует хлебом для духовных благ, которому искусство, наука, театр — также кусок хлеба. Это — наши русские».

После трагических событий октября 1934 года вход в Русский Дом украсили две памятные мраморные доски: одна с надписью: «Императору Николаю II — защитнику Сербии», а другая — «Королю Александру I — защитнику русских».

«Тевтонский меч»

С первых дней своего царствования истинный друг России, исторический защитник монархии и православия — король Александр I ополчил против себя и созданной им Югославии всех внутренних и внешних врагов — коммунистов, националистов, католический Ватикан и фашистов. Его злодейское убийство на территории Франции, которую он всю жизнь считал своей союзницей, как выяснило следствие, было тщательно подготовлено и осуществлено не убийцей одиночкой, а усилиями многих людей, участвовавших в масштабном заговоре, нити которого вели в Рим, Берлин, Лондон. Операция известна под названием «Тевтонский меч».

До сих пор мы не знаем всей правды об этом убийстве, организаторы которого многие десятилетия заметали следы, устраняли свидетелей и улики.

Вместе с 55-летним королем погиб и Луи Барту (1862−1934) — консервативный политический деятель Франции, в 1913 году — премьер-министр страны, а незадолго до убийства назначенный министром иностранных дел.

Известно, что, как и король Александр, Луи Барту был непримиримым врагом милитаристской Германии. Он решительно отклонил давление британской дипломатии, добивавшейся «компромисса» с Германией ценой французских уступок. Твердое определение Барту французской позиции в отношении гитлеровского реваншизма, предполагало укрепление всей договорной системы, на которую опиралась политика Франции времен Третьей республики в Европе как на западе, так и на востоке, и прежде всего так называемых «тыловых союзов» в лице Польши, Чехословакии и Югославии. Именно Барту в апреле 1934 года по возвращению после инспекционной поездки из Варшавы и Праги уведомил Советский Союз о создании проекта «Восточного Локарно» (или «Восточного пакта»). В феврале 1934 года образовалась Балканская Антанта в составе Югославии, Румынии, Греции и Турции, тяготевшая к Франции. При этом Франция выступала гарантом защиты этих государств перед возможной военной угрозой со стороны СССР. Отправившись с визитом в Бухарест и Белград, Барту стремился укрепить французское влияние в этих странах, вовлечь, как он говорил, «во французскую орбиту» тех политиков, которые не приняли влияние Берлина или Москвы.

Усилиями Барту к 27 июня 1934 года французский МИД подготовил развернутый проект «Восточного пакта». Проект предполагал заключение двух связанных в единую систему коллективной безопасности договоров: «Восточного пакта» о взаимопомощи между СССР, Германией, Польшей, Чехословакией, странами Прибалтики и франко-советского договора, по которому Франция брала на себя обязательства по «Восточному пакту», как если бы она была его участницей, а СССР в отношении Франции брал обязательства, как если бы он был участником Локарнских соглашений 1925 года.

В обмен на гарантии Москвы Барту добился поддержки вступления СССР в Лигу Наций со стороны Англии, Чехословакии, Румынии, Югославии и ряда других непримиримых противников большевиков. 15 сентября 1934 года СССР получил приглашение вступить в Лигу Наций, подписанное представителями 30-ти государств. Луи Барту считал это большим успехом своей дипломатической деятельности. Он полагал, что тем самым сделан важный шаг на пути налаживания франко-советского сотрудничества и укрепления «тыловых союзов» перед вероятным реваншем Германии. «Моя главная задача достигнута, — говорил Барту, — правительство СССР теперь будет сотрудничать с Европой».

Кроме того, к концу сентября 1934 года Барту подготовил проект комплексного договора, по которому Франция, Италия и страны Малой Антанты — Югославия, Чехословакия и Румыния должны были коллективно гарантировать независимость Австрии от Германии. Важная роль в реализации этого замысла Барту отводилась визиту югославского короля Александра I Карагеоргиевича в Париж.

«Визит короля имел целью создать коалицию Франции, Италии и Югославии против Германии и Польши». «На этот раз, — говорил Барту в беседе с журналисткой Ж. Табуи за день до прибытия югославского короля во Францию, — я действительно сделаю кое-что для моей страны. Этот визит Александра будет иметь важное значение и позволит мне поехать затем в Рим, имея уверенность в успехе».

В связи с резким осложнением отношений между Италией и Югославией король Александр I, препятствовавший готовящейся агрессии Рима против Албании, и прибыл в Марсель для переговоров с министром иностранных дел Франции — союзницы в минувшей войне.

Совершенно очевидно, что убийство в Марселе имело важнейшее значение в планах зачинщиков новой мировой бойни и без устранения короля Александра и его французского единомышленника с политической сцены трудно было бы реализовать уже назревавшие планы по перекройке карты Европы.

Гитлер и Муссолини в своих политических целях покровительствовали радикальным националистическим профашистским формированиям. В Италии тогда находились лагеря хорватских усташей во главе с Анте Павеличем.

В начале 1930-х усташи организовали несколько десятков взрывов на железных дорогах в Югославии, прикрепляя мины замедленного действия к поездам, шедшим в страну из Австрии. После этого последовала высылка за пределы Австрии всех проживавших там усташей.

После убийства короля Александра I и министра Луи Барту Италия оказалась серьезно скомпрометированной, а ее фашистские главари поняли, что деятельность их подопечных приносит больше неудобств, чем выгод. Под давлением Франции они были вынуждены на короткое время арестовать А. Павелича. Однако, как известно, его отряды усташей-палачей развернулись в полную силу устроив на Балканах в годы Второй мировой войны кровавую бойню над мирным сербским населением, партизанами, антифашистами.

«Мы должны искать новые пути»

Король Александр если и не зналв полной мере, то предчувствовал, с каким Злом ему приходится сталкиваться, отстаивая молодую государственность. В середине 1920-х в общественном мнении, в умах царило смятение, порожденное, с одной стороны, коммунистической пропагандой, отрицавшей все монархическое, православное, национальное. С другой стороны, нарастало давление радикально настроенных националистических партий, требовавших все большего куска политического пирога. Ситуация во многом напоминала Россию в начале ХХ века. В этих условиях король Александр принимает непростое решение о введении в стране режима диктатуры. Вот слова его обращения к своему народу: «Пришел час, когда больше не должно быть никаких посредников между народом и Королем… Парламентские институты, которыми как политическим инструментом пользовался мой блаженно почивший отец, остаются и моим идеалом… Но слепые политические страсти настолько злоупотребляли парламентской системой, что она стала препятствием всякой полезной национальной деятельности. Согласие и даже обычные отношения между партиями и отдельными людьми стали совершено невозможными.

Вместо развития и воплощения идеи народного единства парламентские вожди начали провоцировать столкновения и народную разобщенность… Мой святой долг любой ценой сохранить народное единство государства…

Этот идеал должен стать самым важным законом не только для меня, но и для каждого человека. Такое обязательство на меня налагает моя ответственность перед народом и историей, моя любовь к родине и святая память о бесчисленных и бесценных жертвах, павших за этот идеал. Прибегать, как и раньше, к парламентской смене правительства или к новым выборам в законодательное собрание значило бы терять драгоценное время в тщетных попытках, отнявших у нас несколько последних лет. Мы должны искать новые методы работы и прокладывать новые пути».

Король Александр в январе 1929 года решил идти путем П.А. Столыпина, ему не нужны были «великие потрясения». Однако ему не суждено было реализовать свой государственный замысел, выстрел в Марселе резко изменил как внутри- так и внешнеполитический курс Югославии. Политическую прозорливость и человеческую красоту короля Александра подтвердил суд истории.

http://stoletie.ru/slavyanskoe_pole/pravoslavnyj_slavanskij_korol_2009−10−09.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru