Русская линия
Санкт-Петербургские ведомости Виктория Морозова09.10.2009 

Со своим уставом в чужой монастырь

Я довольно сдержанно отношусь к понятию «специалист широкого профиля» в журналистике. Редкий случай, когда человек в равной мере обладает знаниями, способностью анализировать и сопоставлять факты, видеть тему в ретроспективе и перспективе во всех областях нашей жизни — и в экономике, и в политике, и в культуре, и в спорте, и где хотите

В нормальной практике журналист обычно «окучивает» одно-два направления, а если и высказывается на непрофильные темы, то непременно привлекая специалистов. В противном случае его мысли выше обывательской точки зрения не поднимаются. Исключение составляют репортеры, которые по долгу службы пишут обо всем, но они и на аналитику, как правило, не претендуют.

Но есть тема, которая отчего-то не вызывает у моих коллег по цеху боязнь прозвучать некомпетентно. Эта тема — религия и все, что так или иначе с ней связано.

Свежий пример. Две девочки сбежали из приюта Свято-Боголюбовского женского монастыря Владимирской епархии. Сбежали от нелегкой монастырской жизни, от жестокого обращения монахинь, от несозвучности своих взглядов на жизнь с теми взглядами, которые им пытались привить в обители. Одна из них, шестнадцатилетняя Валентина Перова, даже написала письма президенту и патриарху с просьбой оградить ее от подобного насилия.

Факт, безусловно, вопиющий, хотя что-то царапает мое доверие к тому, что касается самостоятельности письменного обращения к светским и церковным властям. Уж больно шустро отреагировали на ситуацию всякие общественные и околополитические группировки, активно проповедующие, мягко говоря, отличные от религиозных ценности. Но я не об этом.

Понятно, что СМИ тут же подхватили тему, и славно было бы, если на уровне простого изложения фактов и мнений. Тем более что полной прозрачности в истории пока нет: этим вопросом совершенно автономно друг от друга сейчас занимаются и прокуратура, и специальная Патриаршая комиссия, и Общественная палата. Но простого изложения фактов многим показалось мало. И вот уже пошли выводы о недопустимости существования детских церковных приютов вообще — сиротами-де государство должно заниматься; к сектантскому фанатизму отнесли нежелание монастыря переводить часы на летнее время и активное неприятие ИНН; поклоны, которые заставляли класть провинившихся воспитанниц, возведены в ранг наказаний сродни пыткам и прочее, и прочее. И у неискушенного читателя после таких неразумных публикаций создается только одно мнение, что религия — это по-прежнему опиум для народа, а монастыри — сообщества зомби, не способных адекватно воспринимать реалии жизни.

Казалось, мы уже пережили этап некомпетентности или, наоборот, излишней высокопарной заумности в подаче религиозно-церковной темы в средствах массовой информации, характерный для начала девяностых прошлого века. Мы уже нашли тот спокойный, корректный, без ерничанья или слащавости тон, который в равной мере позволяет говорить как о церковных проблемах, так и о достижениях. Однако, похоже, все-таки лучшие времена еще не настали.

Спасибо на том, что мы обращаемся в интервью к епископу «владыко», а не «батюшка», не употребляем выражение «заупокойный молебен» вместо «панихиды» и не называем пост сезонной диетой. Но до понимания, что поклоны, например, являются в церковной практике не наказанием, а помощью в исправлении чего-то неправильного в себе — нерадения, например, невнимания или неуважения, мы еще не дошли. Что между религиозным фанатизмом и аскетикой — пропасть, не усвоили. И если проанализировать заявления некоторых психологов, которые на примере подростка Валентины Перовой пытаются дать оценку понятию «религиозность», то получится, что все наши святые — отшельники, молчальники, столпники — люди психически нездоровые.

И неведомо потребителям некомпетентной журналистской информации, что у нас очень многие православные обители не только не переводят часы на летнее время и обратно, а вообще живут по так называемому монастырскому времени, которое может варьироваться в зависимости от конкретных традиций и устава. Это не означает отрыва от действительности и касается только внутренней жизни монастыря, все же взаимодействие с внешним миром происходит по общепринятому времени.

Что же касается ИНН, то хорошо бы знать, что тема эта в свое время была предметом бурных дискуссий как в церковных, так и в светских кругах. Совместными усилиями тех и других был выработан закон, позволяющий обычным гражданам самим делать выбор, нужен им идентификационный номер или нет. И не ошибусь, если скажу, что как минимум треть, если не половина российских христиан живут без ИНН.

Но, в общем, дело даже не в незнании религиозной терминологии или истории вопроса. Дело в непонимании самой сути понятия «вера». Свод правил и законов, на котором строится церковная жизнь, — это видимая часть сонма очень тонких понятий, глубинных явлений, которые касаются личного взаимодействия человека с Богом. И как можно говорить на религиозные темы и комментировать внутри них какие-то ситуации, не имея ни малейшего представления об этой, самой главной сути, я не знаю.

Что же касается ситуации в Боголюбовском монастыре, я не исключаю, что там бытует какое-то своеобразное представление о духовной жизни и религиозном воспитании, следствием которого является насилие над личностью. Тем более что глава информационного отдела Русской Православной церкви Владимир Легойда, несмотря на то что работа Патриаршей комиссии еще не закончена, поведал, что «уже понятно, что есть факты, вызывающие озабоченность». Но я бы не стала переносить частный случай на явление в целом, потому что это, однозначно, исключение из правил. И на самом деле церковные приюты — это лучшее, что есть в нашем Отечестве для детей-сирот.

Зато совсем не исключением является у нас насилие над детьми в государственных сиротских учреждениях. И бегут из них дети толпами, активно пополняя отряды малолетних, а потом и совершеннолетних преступников. Это не секрет — это обычное явление. Поэтому прессу это не так сильно волнует, государственные структуры — вроде прокуратуры и Общественной палаты — как-то тоже. Об органах опеки и попечительства я уже просто не говорю. Да и с точки зрения политического пиара это не слишком выигрышная тема. Поэтому, прежде чем с публичным рвением выцарапывать сучок из чужого глаза, было бы неплохо сначала вынуть бревно из своего.

http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10 261 668@SV_Articles


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru