Русская линия
Православие и современность Валерий Теплов,
Александр Яковлев
07.10.2009 

Cердце, полное любви. Часть 2

Часть 1

Материалы к биографии архиепископа Пимена (Хмелевского). 1965−1987 годы

Отношения Преосвященного с уполномоченным Совета по делам Русской Православной Церкви имели огромное значение для жизни епархии. Без санкции уполномоченного невозможно было провести ни одного значимого кадрового или хозяйственного решения. До 1973 года Епископу Пимену приходилось работать с двумя саратовскими уполномоченными: Алексеем Павловичем Никаноровым (1964−1968 гг.) и Иваном Ивановичем Спиридоновым (1969−1973 гг.). Об А. П. Никанорове Владыка оставил воспоминание в своем дневнике: «По телефону меня пригласил к себе уполномоченный А. П. Никаноров. Спрашивает меня: „Говорите, что Вам необходимо сейчас?“ Я объяснил, что необходимо сделать несколько переводов и хиротоний, против которых он возражал. Он говорит: „Делайте все что хотите, а мне в почтовый ящик бросьте копии“. Потом он объяснил мне свое состояние. Врачи сделали ему рентгеновский снимок и нашли затемнение, хотят класть на операцию. Уполномоченный сказал мне: „Чувствую, что меня там прирежут. Помолитесь тогда за меня“. Я говорю: „Мы всегда молимся за власти“. Уполномоченный как-то с обидой: „Да я Вас серьезно прошу помолиться, причем тут власти…“ Вскоре уполномоченный умер, и я дал указание во всех церквах поминать новопреставленного Алексия».

Постановлением Святейшего Патриарха и Священного Синода от 27 февраля 1968 года N 2 епископу Пимену было поручено временное управление Астраханской епархией[1], а спустя пять месяцев 30 июля, он был освобожден от временного управления в связи с назначением епископом Астраханским и Енотаевским Преосвященного епископа Михаила (Мудьюгина)[2]. За это время Владыка Пимен трижды приезжал в Астрахань, посетил все семь храмов города, совершал богослужения, осуществил ряд перемещений духовенства «для пользы церковного дела"[3]. В разговоре с местным уполномоченным Владыка затронул вопрос о хиротониях, поскольку за последние три года здесь была совершено только одно рукоположение, тот заверил, что никаких препятствий не будет[4]. По сохранившимся свидетельствам: «Такое краткое время управления Владыкою Пименом Астраханской епархией, казалось, вряд ли могло оставить след в душах верующих астраханцев, но они, несмотря на это малое время, запомнили и полюбили своего архиерея. Причиной тому сама необыкновенная личность владыки Пимена, в страшное время гонений на Церковь олицетворявшего собою образ пастыря деятельного, не боявшегося ради правды Церковной идти на прямой конфликт с властью. Он был замечательным проповедником, а богослужение для него стало просто целью его жизни, и совершал он его вдохновенно, с какой-то необъяснимой радостью…"[5].

В 1969 году Владыка записал в дневнике: «Всю Страстную Седмицу служил напряженно, с чувством, с радостью. Однако очень устал за эти дни… А как хочется каждую минуту пасхального богослужения ощущать большую духовную радость и утешение"[6].

В конце июня 1969 года Владыка участвовал в составе подгруппы «Безопасность Европы» в работе конференции всех религий СССР в защиту мира. После его выступления записал Владыка Пимен «ко мне подошли арабы и вручили орден движения «Эль Фаттах». Сказали, что им понравилось мое выступление"[7].

В мае 1970 года Владыка участвовал в праздновании 500-летия явления Жировицкой иконы Божией Матери на месте своего пострига Жировицком Свято-Успенском монастыре.

Особо следует упомянуть об участии делегации Саратовской епархии на Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1971 года, избравшем на Патриарший Престол Святейшего Патриарха Пимена. 30 марта 1971 года Владыка направляет в предсоборную комиссию РПЦ два письма, в которых пишет о своем отношении к выборам Патриарха и к анонимным письмам, в которых «без разбора поносится наше церковное руководство"[8]:

«Вот уже год течение церковной жизни с большим духовным достоинством возглавляет Патриарший Местоблюститель, старейший по хиротонии и по возрасту Член Священного Синода Высокопреосвященнейший Пимен, Митрополит Крутицкий и Коломенский, ближайший сподвижник и продолжатель как общецерковной, так и миротворческой линии покойного Святейшего Патриарха Алексия.

Мы все знаем Митрополита Пимена как человека высокого христианского морального облика, отличного проповедника, разносторонне эрудированного, любящего богослужебную и монастырскую жизнь, заботящегося о наилучшем устроении церковной жизни в духе подлинного Православия. Не только в нашей стране, но и за рубежом он известен как мудрый и справедливый архипастырь.

А посему пусть будет Патриарший Местоблюститель Митрополит Пимен единственным кандидатом на выборах на Патриарший Престол, а затем, при Божьем благословении, да будет он нашим Великим Господином и Отцом Святейшим Патриархом Московским и всея Руси, как был единственным кандидатом в 1945 году ныне почивший в Бозе Святейший Патриарх Алексий"[9]. 2 июня состоялись выборы и на следующий день в Патриаршем Богоявленском соборе состоялась Божественная литургия и интронизация нового Патриарха Пимена.

7 и 8 июня в Волгограде пребывал находившийся в СССР с официальным правительственным визитом Президент Кипра Архиепископ Макариос, в его приеме принимал участие Епископ Пимен[10]. Он вспоминал: «Сначала прошел в зал депутатов. Тут ко мне подошел председатель облисполкома Королев и сказал: «Здесь нельзя находиться». Пришлось объяснить ему, что я официальное лицо и что А. А. Громыко лично просил меня принять участие во встрече… Вышел Архиепископ Макариос и прямо пошел ко мне, стал меня обнимать и восклицать: «Пимeна! Пимeна!» Я сказал ему несколько приветственных слов по-гречески, а затем представил ему стоящего в толпе встречающих Королева и редактора газеты «Волгоградская правда». Когда мы все повернулись, чтобы идти к автомашинам, ко мне подошел московский переводчик, летевший с Архиепископом Макариосом, и сказал: «Что Вы говорили Архиепископу? На каком языке? Почему не по-английски?» — и еще что-то в этом духе"[11].

С 1 сентября по 1 октября 1971 года по указанию государственных учреждений проводились профилактические мероприятия и в течение этого месяца было запрещено целование крестов и икон, крещение младенцев, причащение говеющих в храме, совершение водосвятных молебнов, но богослужение ни в одном храме прекращено не было, лишь были назначены санитарные дни, в которые совершалась усиленная дезинфекция и чистка церковных помещений[12]. В 1972 году из-за карантина, по указанию гражданских властей, в пяти храмах Волгоградской области в течение месяца не совершалось причащение верующих, водосвятий, крещений, прикладывания к св. Крестам и иконам[13].

31 марта 1972 года вызвали в райисполком о. Петра Борковского, о. Николая Земцова и о. Бориса Лаврушина, поставили им на вид, что они на дому совершают соборование. Владыка звонил и доказывал, что таинство соборования совершается над умирающими, т. е над такими людьми, которые никак не могут прийти или приехать в церковь. Владыка записал: «Договорились, что если одновременно с соброванием священник исповедует и причастит больного, тогда можно и соборование совершить. Глупый компромисс, но выход из положения"[14].

Владыка отмечает в своем отчете, что духовенство неукоснительно проповедует Слово Божие. «Время от времени духовенство присылает мне образцы своих проповедей (примерно две проповеди в год), после чего авторы церковных поучений получают от меня советы и замечания по поводу стиля и содержания присылаемых проповедей"[15]. Целью этого, как подчеркивал Владыка Пимен, являлась проверка грамотности и эрудированности пастырей-проповедников, поддержание их богословской работоспособности, «дабы они не погрязли в мелочах житейских и в повседневных заботах и не забыли своего главного долга — постоянно расти в богословских познаниях и самообразовании» [16].

Присутствовавший за обедней 9 июля 1972 года Казанский собор Волгограда ректор Исламского института при Парижской мечети г-н Си-Хамза Бубакер, записал в книге почетных посетителей: «Являясь мусульманином, я с благоговением встретил на своем пути православных своих братьев, о которых Коран говорит следующее: «Лучшими друзьями мусульман являются те, которые проповедуют христианизм, так как среди них есть священники, верующие в Бога и не возносящиеся в гордыне. Следует ли говорить о том, что посещение Казанского собора меня глубоко тронуло и позволило во время службы обратиться к Единому Богу вместе с моими братьями-христианами» [17].

В разное время в Саратовских соборах совместно с Владыкой Пименом совершали Божественную Литургию архиепископ Владимир (Сабодан), архиепископ Иоанн (Снычев), архиепископ Михаил (Мудьюгин). 13 и 14 марта 1973 года святыни и достопримечательности Волгограда посетил настоятель Патриаршего Подворья в Токио Преосвященный Николай (Саяма; † 2008), епископ Можайский. Вечером 13 марта он присутствовал в Казанском соборе за чтением Великого Канона св. Андрея Критского, а 14 марта вместе с Владыкой Пименом совершил в соборе Преждеосвященную Литургию[18]. Летом 1975 года Владыка Пимен познакомился с японским хирургом русского происхождения православным христианином Евгением Николаевичем Аксеновым и его матерью, которые прибыли в составе группы паломников Англиканской церкви Японии[19]

В 1973 году, в соответствии с практикой сдержек и противовесов, энергичному епископу нашелся достойный оппонент — после смерти уполномоченного Спиридонова на его место назначается Игорь Петрович Бельский. Убежденный коммунист, И. П. Бельский из всех саратовских уполномоченных был, пожалуй, самым последовательным и бескомпромиссным проводником в жизнь церковной политики государства. И. П. Бельский занимал должность до 1987 года. Это было самое непростое время для Владыки Пимена… Уполномоченный требовал строгого исполнения революционного закона «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». За священнослужителями устанавливается жесткий контроль. Совершение треб вне храма немедленно карается лишением регистрации. Духовенству запрещается принимать от верующих пожертвования за совершение треб — все священники на твердых окладах, как того требует новое Положение. Бывали случаи обысков с выворачиванием карманов (инициатива не в меру исполнительных членов приходских советов)… Старосты храмов открыто заявляли, что архиерей для них никто, а единственный начальник — уполномоченный. Церковные доходы направляются главным образом на уплату драконовских налогов и в пресловутый Фонд мира. Епископу запрещается вступать в непосредственные контакты с органами государственной власти. Все связи только через уполномоченного. В начале 1985 года Архиепископ Пимен направляет рапорт управляющему делами Московской Патриархии Митрополиту Таллинскому и Эстонскому Алексию о положении на приходах Саратовской епархии. В рапорте говорилось о том, что течение церковной жизни встречается с «рядом трудностей», но главная трудность — уполномоченный Совета Игорь Петрович Бельский, отношения с которым приняли характер неразрешимого противоречия.

В 1987 году Владыка записал: «Звонил Бельский. Я был у него. Он дал мне прочесть «Официальное предупреждение». Там говорится, что я всемерно борюсь со старостой Троицкого собора и оскорбляю его, называя антисоветским элементом, что является «государственным преступлением». Внизу написано: «Ознакомился». Но я не стал подписываться в этом месте, как преступник. Написал сбоку в виде резолюции: «Ознакомился с этой бумагой. Категорически не согласен с выдвинутыми обвинениями. Это — набор надуманных и оскорбительных обвинений» [20].

Советская и партийная печать, как местная, так и центральная, постоянно выступали с критическими материалами о жизни епархии («Коммунист», 6 августа 1967 года, «Сельская жизнь» 15 февраля 1969 года, «Известия» 30 июля 1969 года, «Коммунист» 8 января 1970 года и др.). Объектами публикаций были священнослужители епархии и сам епископ Пимен, и образы их никак не походили на героев того времени. После одной такой статьи в областной газете «Коммунист» «Запятнанный лик» Владыка написал письмо главному редактору с требованием поместить опровержение фактов, порочащих его честь и достоинство служителя Церкви.

Несмотря на беспрецедентное давление, Владыка продолжает уверенно вести церковный корабль. Все внешние контакты епархии сведены к минимуму, и усилия архипастыря направлены, в основном, на укрепление дисциплины, литургической грамотности духовенства, повышение уровня проповедей (последнее тоже не приветствуется уполномоченным).

Отдушиной для Владыки остается искусство — классическая музыка и русская литература, богословские труды, переписка и встречи с близкими людьми. Известно, что Высокопреосвященнейший Пимен многие годы продолжал работать над магистерской диссертацией «Новозаветные образы в русском изобразительном искусстве» и сборником своих проповедей, часть которых опубликована в «Саратовских епархиальных ведомостях». Темы проповедей Владыка брал непосредственно из жизни, например: «говорил пропов[едь] о жуликах, рвущихся к свечн[ому] ящику»; «пропов[едь] о косой перекладине на Кресте»; «пропов[едь] на тему о духовной жизни (букет цветов — букет добродетелей)»; «проповедь о Кулик[овской] битве и Сталингр[адской] битве»; «проп[оведь] о хлебе на панихиде, об ошибках в записках»; «проповедь на слова «Боже мой, Боже мой, вскую оставил Мя еси?», но лишь некоторые были опубликованы: «Красота природы», «Всегда с Богом», «Тишина духа», «Неуслышанные» молитвы», «Время», «Заступничество Богоматери», «Воскресение из мертвых (слово на Пасхальной неделе)», «Снисходительность"[21]. Эти проповеди «очень сжаты и интеллектуально насыщенны, они оставляют впечатление конспекта какой-то громадной работы. Они совсем непохожи на те проповеди, что Владыка произносил в храме. Последние отличает большое количество жизненных примеров и личное пламенное отношение к предмету речи"[22].

Любовь к классической музыке снискала Владыке широкую известность во внецерковных кругах. Так, он записывает в 1970 году о своем посещении Киева: «Конечно, был в магазинах грампластинок. Купил очень много записей классики. Особенно — Баха, Бетховена, Шуберта и Моцарта. Продавщица, увидев мое пристрастие к пластинкам, даже пустила меня за прилавок и я сам копался в пластинках""[23]. За свою жизнь Владыка собрал объемную фонотеку — около 3000 грампластинок. Как большой знаток и ценитель классической музыки с 4 по 7 июля 1990 года архиепископ Саратовский и Волгоградский Пимен был по приглашению министра культуры СССР в Москве почетным гостем на Конкурсе П. И. Чайковского[24]. Многие пользовались богатейшей (около 3500 книг) библиотекой Владыки Пимена, содержавшей редчайшие богословские издания, некоторые дореволюционные издания в ней были с факсимиле знаменитых авторов (402 книги он, незадолго до кончины, передал семинарии).

Любимым видом отдыха для него были выезды на природу, занятие городошным спортом и собирание грибов, причем Владыка для личного пользования составлял с 1973 года из различных публикаций свой 5-томный Атлас грибов Саратовской области[25].

Обаяние Владыки Пимена, его открытость, искренность, безукоризненный нравственный образ и достоинство благовестника Христова привлекали к нему множество людей самых различных профессий. Владыка Пимен поддерживал отношения с министром внутренних дел СССР Н. А. Щелоковым, контр-адмиралом А. С. Пушкиным, художниками С. И. Никифоровым, Н. А. Бенуа, И. С. Глазуновым, А. М. Шиловым, православным публицистом и поэтом В. А. Никитиным, писателями А. Цветаевой, Н. А. Павлович, В. А. Солоухиным, Д. П. Огицким, В. М. Мухиной-Петринской, Б. В. Дедюхиным, композитором П. А. Оболенским, дирижером Р. В. Матсовым, солистом оперы А. П. Огнивцевым, музыкантами Л. А. Исакадзе, В. Т. Спиваковым. 2 мая 1970 года Владыка в своей домовой церкви обвенчал Мстислава Леопольдовича Ростроповича и Галину Павловну Вишневскую, на следующий день они присутствовали за Божественной литургией и причащались. Об этом было тут же донесено уполномоченному, который стал безосновательно обвинять архиерея в нарушении законодательства[26].

В 1973 году, как пишет в отчете Владыка, под наблюдением московских государственных организаций, начаты «грандиозные ремонтно-реставрационные работы"[27] в Троицком кафедральном соборе г. Саратова. Произведена чинка металлических покрытий и каменно-кирпичной кладки собора, два купола, главный и на колокольне, заново позолочены. Производился ремонт колокольни и купола над собором с заменой многочисленных каменных фигурных украшений, пришедших в негодность.[28] В следующем году отремонтировали и заменены полностью деревянные покрытия над гульбищем и притвором, заменены частично оконные и дверные рамы, произведена покраска стен[29]. Ремонтные работы в соборе продолжались свыше четырех лет. Были заново выстроены каменно-чугунная ограда и ворота, переделана и восстановлена стенная живопись внутри собора, сделана новая покраска и новая позолота всего иконостаса, переписан фронтон на фасаде[30]. В 1982 году Свято-Троицкий собор Саратова был взят на учет под охрану государства и на нем помещена соответствующая мраморная плита[31].

Во всех храмах епархии за время правления Владыки на пожертвования верующих церковные советы производили капитальные и текущие ремонты.

Смягчение государственной политики в отношении церкви наметилось еще до перестройки. Чиновник Совета по делам религий, посетивший Саратов в 1978 году, в присутствии уполномоченного сказал Владыке недвусмысленно: «Больше не будет такого давления». Постепенно отношения органов власти и Церкви претерпевали изменения, и в 1980 году Владыка отмечает, что «в отдельных случаях в приобретении строительных материалов и в поставлении рабочей силы и специалистов оказывали достаточное содействие местные горисполкомы и райисполкомы» [32].

За усердное исполнение архипастырских обязанностей, как значится в формулировке Указа N 1354 от 2 сентября 1977 года, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен удостоил возведения Преосвященнейшего Пимена в сан архиепископа[33].

Как писал Владыка Пимен «священнослужители Саратовской епархии в основном все люди искренне религиозные, благоговейные, усердные служители престола Божия, ревностные проповедники слова Божия. Исключения, конечно, бывают, но они очень редки» [34]. К 1977 году Владыка писал, что: «число заштатных лиц постоянно сходит на нет, и наша епархия все острее чувствует нехватку в священниках и диаконах. Местные резервы почти истощились, так как более или менее достойные кандидаты из числа псаломщиков, чтецов, певчих уже рукоположены в сан. К сожалению, от Учебного Комитета к нам за последние 13 лет направлено очень мало кандидатов (всего лишь 6 человек)"[35]. К 1985 году в епархии не осталось ни одного священноинока, кроме Архиерея[36].

На Пасху 1982 года Владыка записал: «В 23 часа поехал на пасхальную службу. Вся площадь перед Троицким собором загорожена автобусами. Собор пуст. Не пускают никого даже внутрь храма. Послал за главным, кто здесь распоряжается. Подошел некто в гражданском: «Секретарь райкома Хорьковский», затем подошел полковник милиции Шинкаренко, полковник Максимов, начальник ГАИ области и др. Сказал им о непорядках. Они возражали, что, мол, много хулиганов. Я показал им огромную массу народа на площади и спросил: «Разве все они хулиганы?» Мне говорят: «Там много любопытных». Я ответил: «А где написано, что на Пасху нельзя впускать в церковь любопытных?» В конце концов договорились, что хулиганов пропускать не будут, а всех других пустят. Тотчас собор наполнился народом. Ночная служба прошла очень хорошо"[37].

Большое чествование Сталинградской победы в г. Волгограде состоялось 11−13 ноября 1983 года, когда в Волгоград прибыли Митрополит Таллинский и Эстонский Алексий в сопровождении Юрия Александровича Епифанова (ныне — Архиепископ Истринский Арсений), Архиепископ Тульский и Белевский Герман и Архиепископ Саратовский и Волгоградский Пимен. 13 ноября духовенство совершило литургию в Казанском соборе города. В этот день митрополит Алексий по поручению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена вручил Архиепископу Пимену орден преподобного Сергия Радонежского II степени[38].

25 апреля 1983 года Владыка получил от Советского фонда мира за подписью Председателя Правления А. Е. Карпова поздравительное письмо с высокой оценкой миротворческой деятельности Владыки Пимена и вверенной ему епархии[39]. Ежегодно Епархиальное управление перечисляло в централизованный Фонд мира 50 тысяч рублей, а кроме этого все общины перечисляли «добровольные» взносы. В 1978 году сумма, поступившая в Фонд мира от Саратовской епархии, достигла миллиона шестьдесят шести тысячи восьмисот рублей. В 1986 году, в котором отчисления епархии в Фонд мира превысили полтора миллиона рублей, на внеочередном собрании духовенства Саратовского благочиния и работников епархиального управления был зачитан реферат на тему «Миротворческие усилия Русской Православной Церкви в 80-е годы», автором которого был однокурсник Владыки по МДА благочинный Саратовского округа протоиерей Всеволод Васильцев, который впоследствии принял иночество с именем Василий и скончался в сане архиепископа Кировоградского и Александрийского († 1998) [40].

В 1985 году широко праздновалось 40-летие Победы над фашисткой Германией, и это событие было широко отмечено во всех церковных общинах Саратовской епархии. В каждом храме были отслужены Благодарственные молебны с провозглашением многолетий и с произнесением проповедей. Архиепископ Саратовский и Волгоградский возлагал венки к Вечному огню в Волгограде на Мамаевом кургане и в Саратове у мемориального обелиска[41]. В этом же году Владыка Пимен в сопровождении В. А. Никитина совершил поездку на Кавказ, где посетил Католикоса-Патриарха всея Грузии Илию II и Патриарха-Католикоса всех армян Вазгена I.

Время от времени, преимущественно в дни Рождественского и Великого постов, Владыкой устраивались собеседования с духовенством, приуроченные к приезду духовенства на исповедь. Духовенство Саратовского округа съезжалось в Саратов, Волгоградского — в Волгоград, в каждом из округов имелся свой духовник, совершавший исповедь духовных лиц епархии[42]. Владыка предлагал собравшимся беседы на темы церковно-приходской жизни: «о проповедании Слова Божия, о моральном облике пастыря Церкви, о взаимоотношениях духовенства с церковными советами, о борьбе с алкоголизмом, о ведении патриотической и миротворческой деятельности и т. д.» [43]. После окончании таких бесед духовенство задавало вопросы, делилось своими недоумениями, трудностями, сомнениями.

Регулярно и придирчиво, не без указания «сверху» были устраиваемы проверки финансовой отчетности. Владыка писал: «К нам в Управление приплыли работники финотдела. Устроили колоссальную ревизию, придирались к мелочам, зачем расходуем деньги на такси (в Москву), зачем тратим деньги на банкеты, зачем покупаем иконы, книги, почему за один год куплено 4 чемодана, кто их актировал? и т. д. Беседовал с этими работниками, стыдил их и задавал вопрос: если Церковь отделена от государства, то какое Ваше дело до расходов Церкви?"[44].

В 1985 году уполномоченный писал председателю Совета по делам религий, что «в деятельности архиепископа Пимена отчетливо просматривается недовольство положением церкви в СССР, упорное стремление увести церковь из-под контроля органов власти, расширить ее влияние на население. Пимен считает, что настало время, когда требования церкви должны быть обязательными для органов власти. «Они должны, — как выражается Пимен, — работать на церковь». В этих целях архиепископ Пимен окружил себя наиболее фанатичными церковниками и духовенством, которых пытается использовать в реализации своих намерений. Для сокрытия своих истинных целей Пимен принял ряд мер к усилению конспирации. В частности, он провел «чистку» своего окружения, уволил из епархиального управления всех лиц, которых он считал лояльными к органам власти и [которые] могли представлять, по его мнению, опасность. В последнее время аналогичную работу он проводит среди духовенства Саратовской области, увольняя за штат патриотически настроенных лиц». Эти разглагольствования логично завершались требованием убрать архиепископа Пимена с Саратовской кафедры, «поскольку его дальнейшее пребывание в Саратове крайне нежелательно», вплоть до увольнения его за штат[45].

Даже начавшаяся перестройка не смягчила уполномоченного, и лишь в канун 1000-летия Крещения Руси его сменил В. Г. Аникеев, уполномоченным в Волгограде стал Ю. Ф. Бунеев, который заявил, «что у Совета по делам религий теперь новая линия — без «совмещения с КГБ»».

Апрельский 1985 года Пленум ЦК КПСС показал, что политическая атмосфера в стране существенно меняется. Благожелательный тон и отсутствие антагонистической риторики в адрес Церкви в речи генерального секретаря ЦК М. С. Горбачева позволяли надеяться, что в церковно-государственных отношениях наступят долгожданные перемены к лучшему. И действительно, в 1987 году ветхий глинобитно-деревянный молитвенный дом в с. Средняя Ахтуба был сломан и вместо него построен большой каменных храм в честь Покрова Божией Матери[46], 14 октября он был освящен Высокопреосвященнейшим Пименом[47]. Впоследствии также были выстроены вместо ветхих молитвенных домов Никольские храмы в г. Михайловка и в г. Краснослободске, а в г. Фролово — Богородице-Рождественский.

В опубликованном поучении Владыки Пимена в день Святого Духа есть слова, которые, думается, мы вправе применить и к нему: «Дух Святой, поселяющийся в душе человека, как яркий луч света среди окружающей темноты, освещает наш путь, дает познать наши прежние заблуждения и нашу неправду, указывает нам единственно верный путь к истинной жизни — Христу Спасителю, Который сказал: Я есмь путь и истина и жизнь… (Ин. 14, 6) Возлюбленный Господом духовный человек познает тайны любви Божией, он всех любит, он так же дышит любовью, как мы дышим воздухом. О таких людях говорил Господь: По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13, 35)».

Авторы выражают благодарность протоиерею Лазарю Новокрещеных, диакону Максиму Плякину, монахине Иулиании (Самсоновой), В. И. Корниловой за помощь в работе.



[1] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 21.

[2] Постановлением Святейшего Патриарха и Священного Синода от 30 июля 1968 года, за N 20. СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 20.

[3] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1968 год. Л. 6.

[4] Воспоминания Архиерея (Архиепископа Саратовского Пимена) // Саратовские епархиальные ведомости. 1991. N 3. С. 11.

[5] Сайт Астраханской епархии. #_ftnref6» name=_ftn6>[6] Воспоминания Архиерея (Архиепископа Саратовского Пимена) // Саратовские епархиальные ведомости. 1991. N 3. С. 14.

[7] Воспоминания Архиерея (Архиепископа Саратовского Пимена) // Саратовские епархиальные ведомости. 1991. N 3. С. 14.

[8] Имеется ввиду анонимные письма. Соедражащие призыв «Так, в начале 1971 года появилось анонимное обращение к епископату и клиру с призывом «не избирать в качестве патриарха теперешних членов Священного Синода, продавшихся властям». Из информационного отчета Совета по делам религий при Совете министров СССР в ЦК КПСС за 1971 г. СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 19.

[9] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 18.

[10] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1971 год. Л. 5.

[11] Воспоминания Архиерея (Архиепископа Саратовского Пимена) // Саратовские епархиальные ведомости. 1991. N 5. С. 17.

[12] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1971 год. Л. 4.

[13] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1972 год. Л. 5.

[14] Воспоминания Архиерея (Архиепископа Саратовского Пимена) // Саратовские епархиальные ведомости. 1991. N 6. С. 15.

[15] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1973 год. Л. 2−3.

[16] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1980 год. Л. 4.

[17] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1972 год. Л. 6.

[18] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1973 год. Л. 5.

[19] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1975 год. Л. 7.

[20] Пимен (Хмелевской), архиепископ. Всегда с Богом. Саратов, 2000. С. 185.

[21] Публикации Владыки в «Журнале Московской Патриархии»: Кафедральный собор в Смоленске и икона Божией Матери Одигитрия. ЖМП. 1967, N 9, с. 23−27; Выступление на первом заседании 2-й рабочей группы Конференции представителей всех религий в СССР, 2 июля 1969 г. ЖМП. 1969, N 10, с. 36−37; Речь при наречении во епископа Саратовского и Волгоградского. ЖМП. 1965, N 2; Воскресение из мертвых. (Слово на Пасхальной неделе). ЖМП. 1978, N 4, с. 34−37; Неуслышанные молитвы. ЖМП. 1978, N 6, с. 37; Ходатаица о мире. ЖМП. 1978, N 8, с. 56; Слово злое и слово доброе. ЖМП. 1980, N 10, с. 27; О трезвости. ЖМП. 1981, N 3, с. 37−38; Из истории Смоленской епархии. ЖМП. 1984, N 10, с. 6.

[22] Мурылев А., священник. Записки об эпохе архиепископа Пимена // Пимен (Хмелевской), архиепископ. Всегда с Богом. Саратов, 2000. С. 23.

[23] Воспоминания Архиерея (Архиепископа Саратовского Пимена) // Саратовские епархиальные ведомости. 1991. N 5. С. 15.

[24] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1990 год. Л. 9.

[25] Первый том Атласа грибов. СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 8. Л. 1−113.

[26] Воспоминания Архиерея (Архиепископа Саратовского Пимена) // Саратовские епархиальные ведомости. 1991. N 4. С. 17.

[27] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1973 год. Л. 3.

[28] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1973 год. Л. 4.

[29] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1974 год. Л. 4.

[30] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1977 год. Л. 4.

[31] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1982 год. Л. 1.

[32] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1980 год. Л. 4.

[33] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 7.

[34] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1977 год. Л. 3.

[35] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1977 год. Л. 3.

[36] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1983 год. Л. 33.

[37] Пимен (Хмелевской), архиепископ. Всегда с Богом. Саратов, 2000. С. 159−160.

[38] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1983 год. Л. 8.

[39] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1983 год. Л. 9.

[40] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1986 год. Л. 9.

[41] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1985 год. Л. 5.

[42] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1979 год. Л. 3.

[43] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1979 год. Л. 3.

[44] Воспоминания Архиерея, Архиепископа Саратовского и Вольского Пимена // Саратовские епархиальные ведомости. 1992. N 3−4. С. 25.

[45] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 3. Л. 121−124.

[46] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1987 год. Л. 2.

[47] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1987 год. Л. 9.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=7304&Itemid=5


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru