Русская линия
Православие и современность Валерий Теплов,
Александр Яковлев
05.10.2009 

Cердце, полное любви. Часть 1
Материалы к биографии архиепископа Пимена (Хмелевского). 1965−1987 годы

Невозможно в столь малой статье охватить почти 29-летнее время управления Саратовской епархией Епископа, а затем Архиепископа Пимена (Хмелевского). Но мы постараемся наметить основные исторические вехи, неразрывно связанные с личностью и служением приснопоминаемого Владыки Пимена. Это время неравномерно делится на два периода — до и после празднования в 1988 году 1000-летия Крещения Руси. После этого поворотного для Русской Церкви события стала возможна активная ее деятельность вне стен храма, разжались тиски господствовавшего в стране тоталитарного безбожия. И эти, очень активные последние годы жизни Архиепископа Пимена, и предыдущие два десятилетия управления им епархией в условиях жестких рамок государственного ограничения равно свидетельствуют о нем, как о мудром устроителе церковного мира, глубоком знатоке человеческой души, смиренном благовестнике Евангелия Царства Божия и дерзновенном в молитве за вверенную ему Богом паству духоносном святителе. Публикация, которая сейчас перед вами, охватывает только «советский» период служения Владыки.

Яркий луч света

В конце 50 — начале 60-х годов в Советском Союзе принимаются законодательные акты, направленные на ужесточение положения религиозных организаций, и прежде всего, Русской Православной Церкви. «Церковный нэп», как называют некоторые исследователи период с 1943 по 1958 год, решительно сворачивается. Законы, принятые в это время, значительно облегчающие положение Церкви, после 1958 года называются официальной пропагандой «сталинским наследием». В 1961 году Совет Министров СССР принимает Постановление «Об усилении контроля за деятельностью церкви», которым были отменены все законодательные акты, принятые во время Великой Отечественной войны и в первые послевоенные годы. Этот документ содержит основные положения реформы правового положения Русской Православной Церкви в Советском Союзе, которая вскоре будет претворена в жизнь. Основные пункты намеченного реформирования были следующие: отстранение духовенства от финансово-хозяйственной деятельности, передача управления приходами органам, выбранным из числа верующих, прекращение благотворительной деятельности Церкви, налоговое обложение духовенства по повышенным ставкам, прекращение государственного социального и профсоюзного обслуживания гражданского персонала Церкви, перевод духовенства на твердые оклады, ограничение влияния Церкви на детей.

18 июля 1961 года в Троице-Сергиевой Лавре состоялся Архиерейский Собор, который под большим нажимом государства принял новое Положение об управлении Русской Православной Церковью. Согласно Положению, духовенство совершенно отстранялось от финансово-хозяйственной деятельности на приходах и оказывалось на положении наемников у приходских исполнительных органов. Неизбежность принятия явно вредного для Церкви решения, невозможность что-либо изменить тяжело воспринимались большинством архиереев, духовенства, верующих. К 1964 году все приходское управление в епархиях было приведено в соответствие с новым Положением. Конечно, архимандрит Пимен как свидетель происходившего в Лавре не мог не понимать всю пагубность последствий этих вынужденных решений и предполагал трудности, с которыми придется столкнуться на архиерейской кафедре. Во время своей архиерейской хиротонии 10 января 1965 года архимандрит Пимен сказал: «Я твердой рукой приму жезл Епископа, и здесь, пред всею Церковью, даю слово отдать всю свою жизнь на честное и самоотверженное служение Церкви Христовой, на благо нашей Родины, право правяще слово Истины (2 Тим. 2, 15) и благовествуя Евангелие Царства Божия (Мк. 16, 15)». Его жизнь полностью подтвердила эти слова.

28 января 1965 года новохиротонисанный Епископ Саратовский и Волгоградский Пимен (Хмелевской) в сопровождении старого друга по Белоруссии лаврского экскурсовода Василия Даниловича Палько (†1976) и будущего наместника Лавры иеродиакона Иеронима (Зиновьева; †1982) выехал саратовским поездом в свою епархию. На следующий день, прибыв в Саратов, Владыка Пимен посетил Свято-Троицкий кафедральный собор, приложился к его святыням, к чудотворному образу Спаса Нерукотворенного и помолился о помощи Божией на своем новом поприще. После первой Божественной литургии в соборе Владыка обратился к прихожанам со словом, в котором просил их святых молитв и покаялся перед ними, что очень не хотел стать Епископом Саратовским, но мечтал о продолжении служения в Лавре.

Владыка сменил на кафедре Епископа Варфоломея (Гондоровского), перемещенного на Австрийскую кафедру с титулом Венского и Будапештского. Епархия состояла из Саратовской и Волгоградской областей, и на всю эту огромную территорию приходилось 25 действующих храмов.

В первый же месяц его архиерейства Волжской эпидемиологической станцией было вынесено решение «о прекращении эксплуатации Троицкого и Духосошественского соборов». Молодой архиерей отправился в Москву и встретился с председателем Совета по делам религий при Совете Министров СССР В. А. Куроедовым, это сыграло решающую роль в том, что соборы не были закрыты, а компромисс был найден — решено было сократить целование икон.

Спустя год архиерейского правления Владыки Пимена число храмов было увеличено до 30 вследствие урегулирования вопроса о регистрации гражданскими властями исполнительных органов пяти приходов. При посещении В. А. Куроедова Владыка сообщил ему, что в пяти храмах Волгоградской области нет службы, запрещают местные власти вот уже около пяти лет, хотя на месте престолы, иконостасы, облачения и хранятся у церковных советов ключи, а уполномоченный требует не вмешиваться в этот вопрос, чтобы «не осложнять обстановку». В. А. Куроедов сказал: «Поезжайте в Саратов спокойно, я дам указание открыть эти 5 церквей». Спустя несколько дней во всех этих храмах возобновились богослужения. Кроме того, Владыка добился разрешения на служение священников-пенсионеров при архиерейских службах, без регистрации[1].

К концу 1965 года в епархии действовали следующие храмы и молитвенные дома. В Саратовской области: 9 храмов и 3 молитвенных дома (храмы: в Саратове два собора, Вольске, Петровске, Пугачеве, Хвалынске, Аркадаке, Ртищеве, Дергачах; молитвенные дома: в Энгельсе, Балашове и Балаково). В Волгоградской области: 12 храмов и 6 молитвенных домов (храмы: в Волгограде, Старой Отраде, Райгороде, Серафимовиче, Урюпинске, Камышине, Киквидзе, Рудне, Островской, Сенном, Филонове и Елани; молитвенные дома: в Михайловке, Фролове, Средней Ахтубе, Калаче-на-Дону, Котельникове и Краснослободске)[2]. В храмах служило 42 священника и 13 диаконов. Владыка увеличил клир волгоградского Казанского собора введением третьего штатного священника и клир саратовского Свято-Троицкого собора — пятого священника[3]. В 1966 году стараниями Владыки Пимена был открыт храм в селе Нижняя Добринка Волгоградской области[4], число приходов в епархии достигло тридцати одного, и это количество не менялось 22 года, вплоть до юбилея 1000-летия Крещения Руси в 1988 году. Из них был 21 городской храм и 10 сельских, 27 каменных, 4 деревянных, 3 соборных, монастырей в епархии не было ни одного[5].

В годы правления Владыки Пимена Саратовское епархиальное управление находилось по адресу: ул. Первомайская, дом N 27 — небольшом одноэтажном домике с полуподвалом. На верхнем этаже находились покои епископа и часть епархиальных служебных помещений, а основные канцелярские помещения находились в полуподвале (бухгалтерия, кабинет епископа, секретарская, хозчасть)[6]. «Большим достижением» назвал в епархиальном отчете Владыка приобретение в 1976 году у частного владельца епархиальным управлением соседнего подобного дома N 29 по ул. Первомайской и его переоборудование под канцелярию епархии[7], бухгалтерию, гостиницу и склад церковной утвари[8].

Вскоре по приезде Владыка Пимен посещает второй свой кафедральный город — Волгоград, Покровск (Энгельс) (для чего совершает пешеходный переход по льду Волги, моста в то время еще не было), объезжает все приходы, территориально разбросанные по двум соседствующим областям, знакомится с церковными традициями епархии, пастырями и своей паствой, обязательно совершает архиерейские богослужения и проповедует. В год 20-летия окончания Великой Отечественной войны Владыка совершает заупокойные богослужения и в частном порядке совершает литию на Воскресенском кладбище г. Саратова[9]. Архиерейским служением в течение года по средам пред чудотворным образом Спаса Нерукотворенного совершался акафист Иисусу Сладчайшему (спустя годы Владыка записал в дневнике: «Очень люблю эти акафисты»).

Секретарь епархии протоиерей Михаил Лобачев по болезни и по преклонному возрасту просил освободить его от обязанностей. Владыка Пимен его просьбу удовлетворил и назначил настоятелем Свято-Троицкого кафедрального собора и секретарем протоиерея Василия Байчика, которого хорошо знал еще по Минской духовной семинарии, где оба они обучались. На Крестопоклонной неделе Владыка представил прихожанам приехавшего из Белоруссии нового настоятеля[10]. Необходимо прибавить к сему, что уполномоченный настаивал на возвращении к этой должности заштатного протоиерея Иоанна Цветкова, что было не рекомендовано Владыке Пимену самим Святейшим Патриархом[11].

В 1965 году в Свято-Троицком соборе отреставрирована и частично заново переписана внутренняя роспись, промыт и реставрирован стенной орнамент, установлен металлический престол в нижнем Успенском храме собора. В Духосошественском соборе также установлен металлический престол в главном приделе. В Казанском кафедральном соборе Волгограда помимо текущего ремонта перед чтимым образом Казанской иконы Божией Матери на алтарной апсиде собора водружена подаренная Святейшим Патриархом Алексием лампада-фонарь. Этому очень сопротивлялся староста собора, человек нерелигиозный, грубый, «оказывающий давление на священников». В Крестовоздвиженской церкви Хвалынска произведен текущий и частично капитальный ремонт[12]. В годовом отчете за 1965 год Владыка отмечал, что епархиальное управление перечислило в централизованный Фонд мира 20 тысяч рублей. Кроме того, по местам исполнительные органы приходских общин обоих областей как написано в отчете «в добровольном порядке, по предложению гражданских властей» перечислили в Фонд мира 152 тысячи рублей.[13]

По благословению Владыки Пимена стали налаживаться отношения со старообрядческими общинами Волгограда и Саратова, было дано указание отцам настоятелям с вниманием и любовью относиться к посещающим православные храмы старообрядцам[14].

О посещении больших приходов Владыка записал: «Народа много, иконы старинные, всюду чистота, цветы. Дохнуло какой-то древней Русью. По пути в Саратов искупались в реке Медведице. Места по берегам реки очень красивые, напоминают Иордан». И уже совсем скоро в его дневнике появляется знаменательная запись: «…Такое впечатление, будто всегда жил в Саратове и всегда был Саратовским епископом"[15].

Из поздравления саратовской паствы с первым тезоименитством Епископа Пимена на Саратовской земле в день памяти преподобного Пимена Великого 27 августа / 9 сентября 1965 года:

«…Собравшись сегодня под своды храма (а некоторые, вследствие своих служебных занятий, мысленно и на своем рабочем месте), мы молимся Господу Богу об укреплении Вашего здоровья и о даровании Вам душевной бодрости и физических сил для благотворного несения возложенного на Вас тяжелого архиерейского Креста, во благо нашей Матери-Церкви!..

Несмотря на короткий период своего пребывания у нас, вы снискали себе глубокое уважение и любовь больших масс верующих: Ваши впечатляющие богослужения; содержательные, понятные и назидательные проповеди; Ваша забота о посещении всего своего духовного «стада» на территории двух больших административных областей; Ваши акафистные, любимые народом, служения; усилия к церковному внешнему благолепию и внутреннему благочинию молящихся; наконец, расширяющееся личное общение с Вами и доступность, — все это нам хорошо видно, очень ценится и вызывает в нас глубокую благодарность!..» [16]

В следующем 1966 году был открыт храм в селе Нижняя Добринка Волгоградской области[17]. Владыка записал: «Рассказывают, что когда верующие пришли к секретарю райисполкома просить об открытии храма, он показал им свою палку-трость и сказал: «Вот видите, как на этой палке никогда не будет зеленых листьев, так мы вам никогда не откроем эту церковь». И вдруг — распоряжение из Москвы: церковь открыть. Это — чудо нашего времени"[18].

Твердость, дополненная энергией и дипломатией (плоды двухлетнего пребывания в Иерусалиме) позволили 42-летнему епископу поднять стиль работы в епархии на новый уровень, чего не преминули заметить контролирующие инстанции. Уполномоченный не раз докладывал в Москву, что позиция управляющего епархией сводится к тому, чтобы отгородиться от горисполкома. Поначалу это удавалось Владыке Пимену. 30 августа 1967 года Епископ Пимен посетил Совет по делам религий, где встречался и беседовал с заместителем председателя Совета В. Г. Фуровым. В ходе беседы Преосвященный высказался о своей деятельности как управляющего епархией (в записи инспектора Совета В. Шабловского): «В ходе беседы епископ Пимен, когда приходилось к слову, неоднократно подчеркивал, что у него в епархии дела идут хорошо, с уполномоченными Совета у него сложились хорошие деловые отношения, никаких трудностей в управлении епархией он не встречает. Вот, когда он был настоятелем Троицко-Сергиевой Лавры, тогда, действительно, была трудная служба, а управление епархией для него не представляет большой сложности…"[19]

Волгоград при советской власти во многих отношениях — прямая противоположность Саратову. Одно только то, что Саратов из-за обилия стратегических военных предприятий был закрытым городом, а Волгоград нет, говорит о многом. В городе-герое всегда было много иностранцев, которым, в частности, демонстрировалась свобода вероисповеданий. В Великую Пятницу 1967 года в Волгограде был возобновлен колокольный звон, а разрешение от властей Саратова получено только в 1978 году…

Конечно, в Волгограде тоже имелись проблемы, схожие с саратовскими. Демонстративная грубость приходского актива, нежелание считаться с волей управляющего епархией, постоянная опека уполномоченного и исполкомов и прочие особенности церковно-государственных отношений тех лет. И все же волгоградская атмосфера мягче и «либеральней». Волгоградские священники и члены исполорганов награждались медалями и другими знаками отличия Советского Фонда мира. О значительном отличии Волгограда свидетельствует, например, следующий факт. Уполномоченный СДРПЦ по Волгоградской области М. К. Прудникович проводил встречи с церковным активом и духовенством (не только православным). На этих встречах, после обязательных лекций о советской конституции, политике партии и международном положении, присутствующие задавали острые вопросы. Так, диакона Гринченко из Серафимовича интересовало, почему в Советском Союзе такое большое количество разводов и какие меры принимаются к их сокращению? Ведь Конституция говорит о защите брака и семьи… А священник Кутьев из Котельниково не постеснялся спросить, почему граждане еврейской национальности продолжают покидать Советский Союз, несмотря на полное национальное равноправие в СССР и хорошие условия жизни советских людей? Председатель Среднеахтубинского молитвенного дома жаловалась на оскорбительное отношение к ней со стороны заведующей детским садиком, которая запрещала ей приходить в садик за внуком, так как от нее «пахнет церковью». На пренебрежительное отношение некоторых руководящих лиц и коммунистов жаловалась председатель исполоргана Михайловского молитвенного дома.

На третьей неделе Великого Поста 1966 года Саратовский уполномоченный вызвал к себе протоиерея Игоря Мальцева и старосту Троицкого собора и отчитывал их по поводу венчания, совершенного месяц тому назад без регистрации (но при предъявлении свидетельства о браке). Владыка записал: «Потом я поехал к уполномоченному и долго упрашивал его простить о. Игоря, но решение было непреклонно — вон из Саратова. Позже он уехал в Ярославль"[20]. Митрофорный протоиерей Игорь Мальцев впоследствии долгое время был настоятелем Феодоровского кафедрального собора Ярославля († 2000). После увольнения за штат по требованию уполномоченного в 1974 году другого уважаемого саратовского пастыря протоиерея Георгия Лысенко, Владыка записал: «Мне было очень стыдно перед о. Георгием оттого, что я никак не смог его защитить. А тут еще пришел завхоз А. С. Каляев и принес заявление об уходе, мотивировав это тем, что никто не смог «спасти» о. Георгия. В какое тяжелое время мы живем! Горько то, что многие не понимая этого, обвиняют во всем архиерея, как будто он может перевоспитать руководство государства и изменить его линию"[21]. Подобному третированию со стороны властей позднее подвергался протоиерей Евгений Зубович.

Известен отчет Совета по делам религий членам ЦК КПСС за 1974 год, в котором его автор В. Фуров по степени лояльности архиереев советской власти условно разделяет их на 3 группы. В третью, наиболее опасную с точки зрения Совета по делам религий, группу архиереев, своего рода «черный список», попал и Владыка Пимен.

На Пасху 1967 года в Вознесенской церкви Аркадака комсомольцы не пускали детей в церковь, отбирали их от матерей, записывали фамилии и адреса[22]. В 1970 году двоюродную сестру Владыки Пимена Галину Константиновну Гусеву сначала выгнали из аппарата Алтайского Крайкома КПСС, где она проработала более 20 лет, а затем исключили из партии за то, что она не сообщила о своем родственнике-епископе.[23] Владыка постоянно пишет в своих воспоминаниях, что получает анонимные письма, например: «автор от имени верующих, упрекает меня в том, что прихожане не видят архиерея, который катается по приходам, вместо того чтобы сидеть в Саратове. Было очень обидно читать такие слова, хотя и написанные глупым человеком"[24]. На Рождество Пресвятой Богородицы Владыка собирался ехать служить во Фролово, но заболел и дал во Фролово телеграмму. Вдруг раздается телефонный звонок. Звонит из Фролово матушка настоятеля и просит, чтоб вместо меня приехали о. Василий Байчик и протодиакон, потому, что заготовили много всякой еды, будет пропадать. Владыка записал: «Какие странные люди: как будто главное — это еда за столом"[25].

Для представления о тотальном контроле власти за жизнью епархии и деятельностью саратовского архиерея можно привести один факт: в первые годы управления епархией Владыки Пимена в Совет по делам религий от уполномоченного были посланы статистические данные о количестве крещений, сопровождающиеся подробным исследованием «религиозной обрядности среди молодежи». Приводились сравнительные данные в таблицах: кто крестил детей, мужчины или женщины, какого возраста, сколько матерей-одиночек, в каких храмах, сколько рабочих, сколько крестьян, сколько интеллигенции и даже «из откровенных бесед с родителями и других источников» подробно выяснялись различные причины крещения[26].

В июне 1967 года из Совета по делам религий при Совете Министров СССР последовал запрос с требованием к саратовскому и волгоградскому уполномоченным предоставить характеристики Епископа Пимена[27]. Это было связано с тем, что Владыка Пимен послал поздравительное письмо возведенному в сан архиепископа Афинского и всея Эллады Иерониму (Котсонису), бывшему духовнику греческого короля, с которым Владыка поддерживал переписку.

Вот выдержки из характеристики на Владыку, предоставленной волгоградским уполномоченным:

«В беседах с Пименом по вопросам международного положения, внутреннего положения нашего государства он проявляет себя патриотически настроенным человеком. При обсуждении с ним вопросов деятельности церковных обществ и необходимости соблюдения законодательства о религиозных культах он тоже высказывает лояльное отношение к законодательству.

В практической же деятельности Пимен проявляет себя активным деятелем церкви, стремящимся всячески активизировать деятельность церкви и усилить ее влияние на верующее население. Причем эту деятельность он подчас проводит в противоречии с законодательством о религиозных культах.

Несмотря на ряд бесед с Пименом о церковном самоуправлении и невмешательстве духовенства в финансовые, хозяйственные и административные функции церковных обществ, он лично сам допускает нарушения. Так, например:

в целях выкачки денежных средств у церковных обществ в бюджет епархиального управления давал распоряжения настоятелям церквей о воздействии на исполнительные органы для увеличения денежных взносов на нужды епархиального управления;

практически вмешивается в финансовые дела церковных обществ, т. е. перечисленные денежные средства церковными органами в епархиальное управление за свечи и предметы культа он без согласия последних зачислял в пенсионный фонд и на другие нужды епархиального управления и под угрозой прекращения снабжения свечами и предметами культа предлагал церковным органам высылать другие суммы денег;

предписывал исполнительным органам церковных обществ об обязательной выплате духовенству, уходящему в отпуск, денежного пособия и ссылался в этом вопросе на постановление СМ СССР от 16 марта 1961 года за N 232 и циркулярное письмо МФ СССР N 166 от 25 апреля 1961 года, в которых указывается лишь об освобождении этого пособия подоходным налогом, но не об обязательной его выдаче.

В связи с таким его указанием духовенство стало настойчиво требовать от исполнительных органов обязательной выдачи такого пособия ежегодно в размере от одномесячного до 2-месячного оклада содержания;

своим распоряжением обязал исполнительные органы церковных обществ ходить по церкви с кружкой для сбора денежных пожертвований верующих, только с разрешения (благословения) настоятеля церкви. В связи с этим в ряде приходов между исполнительными органами и духовенством происходят трения, т.к. раньше такого порядка не было.

Пимен практикует дачу указаний исполнительным органам церквей по вопросам ремонта молитвенных зданий и различного рода пристроек и перестроек молитвенных и вспомогательных построек. Он без согласия исполнительного органа Казанского собора гор. Волгограда купил для собора без надобности механическую лестницу за 8 тысяч рублей, которая стоит без использования.

В 1965 году выдавал денежную помощь в размере 500 руб. церкви хутора Сенного Михайловского района, которая слабо поддерживалась верующими.

Пимен оказывал давление на исполнительные органы некоторых религиозных обществ, чтобы последние больше денежных сумм вносили в епархиальное управление, но не в фонд мира. Он добивался, чтобы церковные общества денежные взносы в фонд защиты мира производили не в местные отделения Госбанка, а в епархиальное управление.

Под флагом проведения отдельных мероприятий, имеющих определенное значение, Пимен проводит систематические меры, направленные на активизацию деятельности церкви.

Так, в гор. Волгограде Казанский собор не является кафедральным, т.к. последний находится в гор. Саратове, где находится постоянная резиденция епископа, Пимен в целях большей активизации Казанского собора без основания стал его именовать кафедральным, а в связи с этим установил в нем ежедневные и непрерывные богослужения и совершение религиозных обрядов и предложил исполнительному органу этого собора упразднить с издавна существовавшие в нем в каждой неделе один выходной и один санитарный день. Он потребовал отмены выходных дней и в других приходах.

Пимен дает указания священникам причащать несовершеннолетних детей без присутствия родителей. Он практиковал привлечение к сослужению себе заштатных священников, в том числе и некоторых из них, снятых с регистрации за нарушения законодательства о культах.

По всем этим вопросам проводились соответствующие беседы с Пименом, в которых обращалось его внимание на недопустимость нарушений, но он свои действия считает правомерными"[28].

А вот мнение саратовского уполномоченного:

«Пимен весьма энергичный, активный проповедник религии. В целях поднятия активности церковной деятельности создал епархиальный совет, назначил благочинных округов, что ранее не было. Часто проводит службы в кафедральном соборе и других церквах области. Для участия в архиерейских службах всегда привлекает заштатных маститых протоиереев. Усиливает хоры. За последние 2 года расходы церквей на содержание хоров увеличились на 12 тысяч рублей.

Перед выходом на кафедру в большие праздники старательно репетирует порядок, стройность службы. От священников требует четкости в проведении служб и ритуалов, а также внешней опрятности.

Все это создает видимое благолепие, пышность служб и привлекает массы верующих на архиерейские службы. Между тем службами с акафистами не увлекается и не требует от настоятелей церквей их частого проведения.

Почти на каждой службе произносит проповедь. В 1966 году в 12 церквах области священнослужителями произнесено 860 проповедей.

Изучение комиссиями содействия контролю при горрайисполкомах характера проповедей показывает, что священнослужители активизировали проповедническую деятельность, в проповедях воздействуют на чувства верующих, усиливают свое влияние на них.

27 марта 1966 года епископ Пимен в Саратовском кафедральном соборе рассказывал верующим о деятельности экзархатов и миссий русской православной церкви за границей. В заключение он сказал: «Всюду за границей, где имеется наша православная церковь, она молится за нашу Родину, за наш народ и духовно питает, сплачивает живущих там русских православных христиан».

Этот рассказ Пимена верующие слушали с особым вниманием, тем более, что он говорил и о своем пребывании за границей.

После литургии о Самарянке 8 мая 1966 года Пимен рассказал о встрече и беседе Христа с Самарянкой, о сущности бога, его свойствах.

«Бог есть дух всеблагий, всезнающий, вездесущий, непостижимый. Все блага, творимые человеком в жизни, исходят из его душевных чувств, из его добрых помыслов, а добрый дух есть бог. Значит, все добрые дела наши исходят от бога.

Иногда нам приходится переносить нужду, горе, несчастья, и нам кажется, что это зло, но потом мы убеждаемся, что это было добро, что даже наказания, которые нам приходят от бога, были нам в пользу.

И далее… Отдельные свойства бога человек может познать и познает. Но в целом бога, все существо бога человеческий разум познать не может. Человек познает только частицу бога, но не бога в целом.

Возьмем пример из жизни. Вот у вас ребенок, он способный, хорошо развитый. Вы вдруг начали приводить ему какие-нибудь сложные математические расчеты или проблемы физики, над которыми работают крупнейшие современные ученые. Ребенок вас, конечно, не поймет, потому что он ребенок. Так и человек по отношению к богу — он ребенок и ему не дано постичь тайны божественного существа. Бог для человека непостижим, так как он дух всеобъемлющий, всевидящий и бесконечный».

Эту идеалистическую философию познания бесконечной материи и абсолютной истины, которые, по мнению Пимена, не будут познаны до конца, верующие вряд ли смогли познать. Но здесь явная цель Пимена, как и других церковников, побольше втиснуть всякого мусора в головы верующих, покрепче привязать их к богу, припугнуть богом, потому что все делается по его божьей милости, он всевидящий, бойтесь его, ходите в церковь.

Это уже довольно активная форма воздействия на рассудок верующих.

Взаимоотношения Пимена со священниками сугубо официальные. Больших, пышных приемов священнослужителей в большие церковные праздники не устраивает"[29].



[1] Воспоминания Архиерея (Архиепископа Саратовского Пимена) // Саратовские епархиальные ведомости. 1991. N 2. С. 13.

[2] Саратовский епархиальный архив (СЕА). Годовой отчет по Саратовской епархии за 1965 год. Л. 2.

[3] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1965 год. Л. 7.

[4] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1966 год. Л. 1.

[5] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1985 год. Л. 33.

[6] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1977 год. Л. 8.

[7] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1977 год. Л. 9.

[8] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1987 год. Л. 2.

[9] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1965 год. Л. 12.

[10] Воспоминания Архиерея (Архиепископа Саратовского Пимена) // Саратовские епархиальные ведомости. 1991. N 1. С. 13.

[11] Воспоминания Архиерея (Архиепископа Саратовского Пимена) // Саратовские епархиальные ведомости. 1991. N 1. С. 13.

[12] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1965 год. Л. 9.

[13] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1965 год. Л. 12.

[14] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1965 год. Л. 11.

[15] Воспоминания Архиерея (Архиепископа Саратовского Пимена) // Саратовские епархиальные ведомости. 1991. N 1. С. 12.

[16] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 1. Л. 11−12.

[17] СЕА. Годовой отчет по Саратовской епархии за 1966 год. Л. 1.

[18] Воспоминания Архиерея (Архиепископа Саратовского Пимена) // Саратовские епархиальные ведомости. 1991. N 2. С. 15.

[19] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 4. Л. 3.

[20] Воспоминания Архиерея (Архиепископа Саратовского Пимена) // Саратовские епархиальные ведомости. 1991. N 2. С. 13.

[21] Воспоминания Архиерея, Архиепископа Саратовского и Вольского Пимена // Саратовские епархиальные ведомости. 1992. N 1. С. 17.

[22] Воспоминания Архиерея (Архиепископа Саратовского Пимена) // Саратовские епархиальные ведомости. 1991. N 2. С. 15.

[23] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 3. Л. 22−24.

[24] Воспоминания Архиерея (Архиепископа Саратовского Пимена) // Саратовские епархиальные ведомости. 1991. N 1. С. 13.

[25] Воспоминания Архиерея, Архиепископа Саратовского и Вольского Пимена // Саратовские епархиальные ведомости. 1992. N 1. С. 17.

[26] ГАРФ. Ф.Р.-6991. Оп. 6. Д. 154. Л. 146−151. СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 4. Л. 4−10.

[27] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 3. Л. 13.

[28] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 3. Л. 14−15.

[29] СЕА. Ф. 1. Оп. 3 л/д. Д. 3. Л. 17−20.

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=7283&Itemid=5


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru