Русская линия
Татьянин день Евгения Иванова01.10.2009 

Постпротестантизм — религиозный «Макдоналдс»? Часть 1

Каким образом «новые христиане» выражают свое чувство Бога? Как получилось, что книги их проповедников продаются многомиллионными тиражами? Почему в США модно ходить в церковь? Как строится церковный маркетинг и что нужно для «раскрутки» церкви? О христианстве поколения пепси — постпротестантизме — размышляет социолог Евгения Иванова.

Евгения Иванова (1979 г. рожд.) начала исследовать феномен постпротестантизма в 2004 г. Работая в США, она изучала приходскую жизнь 58 протестантских, постпротестантских и других христианских церквей. Целью её диссертации было понять, каким образом американское общество влияет на создание нового типа религии и церкви на основе традиционного протестантизма.

«Я сейчас по-другому чувствую Бога»

— Евгения, Вы пять лет изучаете протестантизм. Что он представляет собой сегодня в США?

— Последний крупный пересмотр церковной жизни у протестантов произошел в 60−70-е годы XX в. Из-за стремительного развития науки человек получил множество знаний о природе, отказался верить в то, чему его учили в воскресной школе, и хотел во всем разобраться самостоятельно. Так началось обновление форм религии и возник социальный феномен, который в социологии называют «постпротестантизмом». «Новые христиане» во многом находились «на волне» социальных движений эпохи и хотели, чтобы их вероучение соответствовало тому, что происходит в современном мире: протестантизм подстраивался под требования общества.

Постпротестанты начали толковать Библию с учетом последних научных открытий. Они пытались определить природу и точное время появления Вифлеемской звезды с помощью астрологии и астрофизики или, например, объяснить отсутствие женщин-священников тем, что в древности не было активного участия женщин в общественной жизни. По-другому стали оценивать и поведение человека: развитие психологии и психоанализа позволило считать некоторые вещи не грехами, а проявлением сформированных в детстве комплексов, которые не надо не искоренять, а принимать и учиться жить с ними.

Протестантизм появился в XVI в. С тех пор его лидеры не раз пересматривали религиозные воззрения своих конфессий, чтобы вернуться к первоначальным — как они считали, чистым от предрассудков и заблуждений — формам христианства. У лютеран был тезис о спасении через веру: если ты поверил во Христа, то уже спасен. Однако, несмотря на это учение, жили они достаточно скромно, большинство из них старалось следовать заповедям и думало скорее о спасении души, чем о земной жизни. «Постпротестанты» сохранили этот тезис, но трактовали его по-иному: поскольку мы уже спасены, то надо сосредоточиться на временной жизни.

Для протестантизма был важен не опыт, накопленный Церковью, а переживания отдельной личности. «Постпротестанты» развили эту идею дальше: если главное — иметь веру в душе, для чего тогда вообще нужна Церковь? Отныне человек мог сам выбирать, как именно исповедовать свою веру.

Ланч с пастором — 5 минут, причащение — 5 минут…

— У протестантов богослужение сохранилось, хотя и в сокращенном (по сравнению с католицизмом) виде. А что происходит со службой у постпротестантов? Ведь если Церковь не нужна и человек один на один с Богом, то необходимость в церковной службе отпадает?

-У постпротестантов церковная «служба» проходит довольно своеобразно. В этой среде говорится, что сейчас люди по-другому, а не так, как, скажем, во времена царя Давида, чувствуют Бога; а значит, и религиозные чувства надо выражать по-новому.

Постпротестантскую службу называют не богослужением (worship), а празднованием, торжеством (celebration). В ней почти нет четко разработанных обрядов или ритуалов. Если в Православии Причастие — центральный момент Литургии, в постпротестантизме Таинства не играют значительной роли. Прихожанин приходит туда, где будет проходить служба, получает программку, наливает кофе, берет печенье или пончик и садится в полуосвещенном зале. Играет легкая современная музыка, на установленных в зале мониторах появляются слова песен (например: «Христос, спасибо за все, я счастлив»). Все это напоминает обычное светское мероприятие.

Программа примерно такая: ланч с пастором, чтение Писания (5 минут), проповедь (от 3 до 40 минут), Причащение (5 минут), сбор пожертвований (5 минут), совместное пение (10−30 минут). Всю службу стараются провести за час. Что касается Причащения, даже среди традиционных протестантов далеко не все верят в то, что под видом хлеба и вина вкушают Тело и Кровь Христа. Для многих из них вкушение хлеба и вина (или, как вариант, чипсов и сока) — только символическое действие, которое напоминает о Тайной вечере, но совсем не Таинство.

Ходить в церковь — это круто!

— Нужно ли креститься, чтобы стать членом постпротестантской церкви?

- Крещение для многих постпротестантов — тоже не Таинство. Оно не делает человека членом церкви, а только свидетельствует о том, что он верит и обязуется следовать принципам церковной жизни. Членом церкви постпротестант становится тогда, когда он поверил во Христа. Все остальное — внешнее выражение этого внутреннего переворота.

У «новых христиан» остались основания веры: воплощение, воскресение, искупление, но исчезло характерное для пуритан восприятие Бога прежде всего как карающего Судии, проклятии грешников и т. д. Для того, чтобы считаться членом постпротестантской церкви, вовсе не обязательно даже соглашаться с церковными догматами. Человек может не верить в Троицу, но при этом считаться прихожанином и участвовать в церковных службах. Смысл служб — совместное проживание позитивных эмоций, хорошего настроения, общение, знакомства и проповедь, которая помогает сориентироваться в современной жизни.

— Что является главным на этих собраниях?

- Я бы сказала, что ключевой момент — это атмосфера. Ради ее создания «новые христиане» очень активно привносят в церковь атрибуты едва ли не из всех мировых культур: например, в Епископальной церкви многие занимаются йогой. В других общинах помещения украшают свечами, как в православном храме, или выкладывают на полу изображение лабиринта, что характерно для католических костелов.

Собрания «постпротестантов» — это не столько совместная молитва, сколько стремление хорошо провести время в кругу единомышленников, людей, которых интересует то же что и тебя: та же музыка, литература… Прихожанам вообще не обязательно посещать храм. Можно просто встретиться у кого-нибудь на квартире, включить музыку и поговорить на темы, касающиеся религии. Я бы скорее определила этот религиозный феномен как объединение людей, которые стремятся к некоей духовной жизни, своего рода «life style». Церковь стала продолжением нашего ориентированного на материальные ценности мира. Когда ты приходишь, например, в православный храм, чувствуешь, что земная жизнь не является предельной ценностью. А здесь ты приходишь на какое-то светское мероприятие вроде концерта, «огонька» в школе.

Постпротестант не стремится к нравственному очищению и святости. Он остается таким, какой он есть, его принимают и стараются сделать так, чтобы он чувствовал себя комфортно, удовлетворить его насущные потребности. Может, они и не подлинные, но раз он считает это важным, их надо удовлетворить.

Общее настроение в «постпротестантизме» — как они это называют, «good news»: хорошая жизнь, у тебя все получается. Один мой знакомый пастор говорит: «В церковь сейчас модно ходить, это же круто! Там модные люди, много образовательных программ, там Бог помогает!».

Ольга Богданова

http://www.taday.ru/text/218 849.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru