Русская линия
Столетие.Ru Анна Ромашова30.09.2009 

Страсти по Петру
Эстонский премьер-министр, скандально известный борьбой с таллинским Бронзовым солдатом, теперь объявил войну памятнику Петру I

Этот памятник власти Нарвы решили поставить в городе в знак уважения к исторической роли Петра Алексеевича. Такое решение вполне понятно: Нарва — русскоязычный город и отношение к фигуре императора здесь более чем положительное.

Нарва — мостик между Эстонией и Россией, самое пограничье, и где, казалось бы, как ни здесь должен встать памятник одной из ярчайших фигур русской истории. Может быть, хоть тогда появится некий ключик к уважительному отношению эстонцев к истории великого соседа — России? На одной злобе и антипатии построить добрососедство невозможно. Нельзя же, право, обсасывать «кость ненависти» бесконечно? Да и опасно это: вдруг да и застрянет в горле…

Но это — соображения со стороны. А жителям и властям Нарвы изнутри — виднее. У них могут быть и свои резоны, еще более серьезные, чем те, о которых сказано выше. Да и потом — Эстония вроде как демократическая страна: приняли горожане решение ставить памятник — это их дело. Ан, нет! Чуть в Таллине прослышали про Петра — тут же на авансцене возник неутомимый борец с «русским деспотизмом» премьер «демократической Эстонии» мистер Ансип. И повел свое «Нарвское сражение».

Перво-наперво он объяснил народу, почему ставить памятник царю Петру нельзя. А нельзя, оказывается, потому, что был этот Петр Алексеевич сущим ворогом.

— У меня нет оснований уважать Петра Первого, — кипятится премьер. — И я думаю, что у жителей Нарвы тоже нет причин быть благодарными Петру Первому. Речь идет об убийце и завоевателе, монументу которого нет места на эстонской земле…

На самом деле понять г-на Ансипа можно: царь Петр — обидчик шведской короны, а огорчать «тре крунур» неприятными воспоминаниями о былых поражениях сегодня никак нельзя.

Во-первых, потому, что шведские банки держат двумя руками за уши всю эстонскую экономику (впрочем, как и всю остальную прибалтийскую).

Во-вторых, вся идеология сегодняшнего Таллина поставлена на рельсы шведофильства: как, де, жили хорошо при шведах, до окончания Северной войны, когда царь Петр к России присоединил.

И, в-третьих, нынче Эстонию и Швецию объединяет не только средневековая история, но и нынешняя: как в Эстонии, так и в Швеции немало русофобов.

Подобная, как сказали бы психологи, актуализация сознания, видно, и двигает г-ном Ансипом, заставляя его презреть всякие там демократические нормы и давить на Нарву и ее жителей, вознамерившихся поставить в своем городе нового Медного всадника.

Вот если бы эти «русскоязычные» вздумали поставить памятник шведскому королю Карлу XII, которого в итоге Северной войны царь Петр побил — это было бы другое дело. Под это г-н Ансип мог бы в шведских банках и новые кредиты взять — помочь, так сказать, горожанам в их хорошем начинании и одновременно от этих кредитов что-то отщипнуть для себя. Чтобы ни полушки не пропадало.

Кроме того, можно было бы пригласить на открытие памятника Карлу еще одного его большого поклонника и друга г-на Ансипа — украинского президента г-на Ющенко, да вместе обрушить гнев на Москву и москалей.

А еще лучше было бы, если бы жители Нарвы захотели поставить памятник ветеранам дивизии «Ваффен-СС», милой чуткому сердцу эстонского премьера своим арийским духом и нетерпимостью к врагам Рейха. Стояли бы эти каменные эсэсовцы с Железными крестами на груди на нарвской площади и внимательно так смотрели бы на восток, напоминая москалям о своей несгибаемой ненависти к русским. А по праздникам около памятника маршировала бы арийская эстонская молодежь и вскидывала руки в традиционном приветствии: «Зиг хайль, Эстония!». А потом шла строем к избирательным урнам и незамедлительно голосовала бы за г-на Ансипа и пела «Хорст Вессель».

А если уж нарвские чистоплюи не захотели бы увековечить память эсэсовских ветеранов, могли бы проявить инициативу и соорудить в городе памятник г-ну Бандере с г-ном Петлюрой. Те тоже прославились ненавистью к москалям и тем нынче востребованы.

Было бы тогда радостно и эстонскому премьеру, и украинскому президенту, и всем другим русофобам.

Вот только эти «русскоязычные» все талдычат про памятник Петру. Есть у них и заводила на сей счет — председатель городского собрания Нарвы Михаил Стальнухин. Словно подтверждая свою стальную фамилию, он все стоит и стоит на своем: «Будет памятник Петру Великому в нашем городе!».

Вот и приходится г-ну Ансипу из кожи лезть, чтобы такое безобразие не случилось. Оттого и воюет с Петром аки шведский король Карл.

В конце концов, имеет право г-н премьер на свою «нарвскую победу», чтобы еще раз напомнить москалям про их проигранные сражения? Да вот только если г-н Ансип все время твердит, что Эстония — свободная и демократическая страна, что же он так глушит инициативы демоса? Тут ведь скидки на политическую необходимость в русофобии проходить не должны: демократия — она и в Африке демократия.

Или, как всегда в современной Эстонии, «русскоязычный демос» — не в счет?

http://stoletie.ru/tekuschiiy_moment/strasti_po_petru_2009−09−29.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru