Русская линия
Комсомольская правда Алексей Овчинников28.09.2009 

Патриарх Кирилл: В Белоруссии я чувствую себя дома

Специально за Патриархом белорусская сторона прислала за самолет с VIP-салоном.

— Небось, сам Лукашенко в нем летает? — интересовались журналисты.

— Нет, этот борт у нас для гостей предназначается, — держала ответ стюардесса, а потом уточнила: — Для дорогих Белоруссии гостей.

Слышать это было приятно. А видимо для того, чтобы ничего не напоминало о досадных разногласиях между нашими странами, вроде «молочной войны», девушка предложила к кофе немецкие сливки.

В аэропорту Минска главу РПЦ встречали, словно президента — с почетным караулом из гвардейцев президентского полка. Около сотни прихожан, едва увидев выходившего из здания аэропорта Кирилла, дружно проскандировали «Кирилл — наш Патриарх».

Возражений не последовало. Даже со стороны многочисленных людей в штатском и с микротелефонами в ушах. Безопасности местные спецслужбы вообще уделили повышенное внимание. Настороженных молодых людей с короткими прическами и рациями в руках было столько, что казалось, что на милицию и КГБ работает каждый второй белорус.

— Большая радость ступить на землю Белой Руси в первые месяцы своего служения, — признался предстоятель РПЦ, первым делом посетив в пятницу минскую святыню — кафедральный Свято-Духов собор. — Ведь Белая Русь — единая органичная часть святой Руси. Мы с вами образуем одно цивилизационное общество. Это единство имеет огромное значение. Здесь на Белой Руси абсолютное большинство людей понимает умом и сердцем, что значит быть православным человеком.

А уже через час Кирилл встречался с президентом Белоруссии Александром Лукашенко.

— Церковь всегда готова оказать поддержку укреплению, развитию союза братских государств и оказать содействие в диалоге белорусского руководства с российскими властями, — пообещал глава РПЦ президенту Белоруссии. — Я приехал сюда домой. Даже не «как домой», а именно домой. Патриарх Московский и всея Руси не является патриархом Российской Федерации или какого-либо другого государства. Потому что Святая Русь — наше историческое наследие — реализуется в рамках разных государств.

— Это ваша Беларусь, вы должны считать нашу землю родной, — держал ответ Александр Лукашенко. — Это часть того огромного народа, который относится к православию: у нас 85% верующих православные.

Дальнейшая беседа проходила с глазу на глаз. Говорили долго, и к следующей точке, где они должны были появиться вместе, — строящемуся храму в честь всех Святых, — президент и Патриарх опоздали более чем на полтора часа. Местные журналисты удивились, заметив, что на этот раз самого главного мальчика Белоруссии, сына президента Лукашенко 5-летнего Коли, рядом с отцом не было. Зато других детей было избытке — местные чиновники от образования хотели обставить церемонию трогательно и красиво. Для чего и поставили младшеклассников на пронизывающий ветер за три часа до появления первых лиц. Кстати, первое, что сделал Кирилл, прибыв к строящемуся храму, — извинился перед народом за опоздание. Но тот, похоже, не обижался, и лишь еще громче рукоплескал своему патриарху. Тут же Кирилл дал еще одно обещание Лукашенко — через год, когда храм будет достроен, приехать в Минск еще раз и освятить его.

На следующий день предстоятель РПЦ посетил Институт теологии имени святых Кирилла и Мефодия при Белорусском госуниверситете, где готовят будущих богословов.

Здесь его ожидал приятный сюрприз: епископ Бобруйский и Быховский, а по совместительству первый проректор вуза Серафим объявил о решении ученых мужей присвоить патриарху звание почетного доктора Института теологии. Хор будущих богословов поддержал инициативу, пропев «Аксиос!» (достоин — греч.) Поблагодарив за высокую степень доверия и за радушный прием, предстоятель РПЦ обратился к студентам с речью.

— Соединение церковного и светского научного потенциала нам сегодня жизненно необходимо. Ведь этот симбиоз рожден самой жизнью… Вне контекста богословия невозможно решать некоторые задачи, — продолжал Кирилл. — Например, решение межконфессиональных, межцивилизационных споров.

По его словам, именно через межрелигиозные диалоги устанавливаются нормальные связи между народами разной веры:

— Когда мы вступаем в такие диалоги, мы видим, что у нас много общего. В том числе в религиозной этике. И оказывается, что правоверный мусульманин тебе намного ближе, чем секуляризованный представитель западной цивилизации…

Кстати, говоря о современной цивилизации, Кирилл еще раз напомнил про ее уязвимость. По его мнению, она сегодня гораздо выше, чем 100−200 лет назад:

— Я родился в послевоенном Ленинграде, мои родители пережили блокаду. Когда я смотрю на современные жилища и инфраструктуру, я задаю себе вопрос: сколько бы сейчас продержался Ленинград? Вообще бы не продержался. Отключите электроэнергию, и все… Когда я руководил ОВЦС (отдел внешних церковных связей РПЦ — ред.), у нас как-то на три дня зависли все компьютеры. И вот все закончилось. Где были мои интеллектуалы, со знанием трех-четырех языков? Сидели как воробушки и ничего делать не могли…

А ближе к вечеру субботы глава Русской церкви отправился в самый древний город Белоруссии — Полоцк, в котором находится знаменитый Спасо-Евфрасиниевский монастырь. По дороге туда с российской группой журналистов произошел очередной казус, связанный со сверхбдительностью белорусских спецслужб. Автобус прессы был остановлен автодорожными инспекторами, у которых был один приказ: никого не пущать. Логичные доводы о том, что нас там ждут, не действовали. Пришлось руководителю нашей группы звонить по некоему номеру, который нам указали, как номер важного человека, который, если что, решит проблемы. От рева в трубке инспекторы аж содрогнулись: «важный человек» пообещал, как бы это помягче… В общем, отлучить от автоинспекции «грешных» гаишников, а впоследствии предать тех анафеме по милицейской линии. С наложением соответствующей епитимьи, конечно… Автобус продолжил путь. На этот раз в сопровождении заблудших, но раскаявшихся гаишников…

Все дороги Полоцка были перекрыты. Из-за чего горожанам пришлось добираться до монастыря пешком. Некоторые шли по полтора часа.

— Да вы что?! — обиделась на меня девушка Мария с двумя младенцами на руках, когда я посочувствовал ей как раз по этому поводу. — И три часа прошли бы! Наш патриарх все-таки первый раз здесь. Хоть глазком увидеть…

Таких, как она, здесь, казалось, было половина из 80-тысячного Полоцка. И, честное слово, не было похоже, что их кто-то откуда-то согнал: такие одухотворенные лица на принудительных собраниях не увидишь.

А утром Патриарх Московский и всея Руси отслужил в Свято-Кресто-Воздвиженском храме Полоцка Божественную литургию в честь праздника Воздвижения креста Господня, после чего обратился к полочанам с проповедью. В ней он еще раз призвал православных забыть о буйстве человеческих страстей и каждый раз, осеняя крестным знамением, выбросить из сердца все обиды, потому что нельзя соединиться с Богом, не будучи ему подобным:

— Всякая злоба — вне закона Божьего.

Вечером того же дня Патриарх Кирилл отбыл в Витебск, где он возложил цветы к мемориальному кресту на месте гибели в фашистском концлагере смерти «5-й полк» около 80 тысяч человек. Венок от предстоятеля РПЦ появился и возле монумента погибшим за родину в 1941—1945 годах.

http://www.kp.ru/daily/24 367/551206/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru