Русская линия
Фонд стратегической культуры Юрий Рубцов28.09.2009 

Антироссийская подлость польского сейма

Если кампанию по масштабному затемнению сознания народов относительно истинных виновников Второй мировой войны, развернутую Парламентской ассамблеей Совета Европы, уподобить артиллерийскому наступлению, то впору говорить о том, что за орудиями большого калибра («Вильнюсская резолюция» ПАСЕ), заговорила артиллерия полковая. Правительства, парламенты и политики отдельных стран спешат произвести свой провокационно-пропагандистский выстрел.

Польский сейм вызывал тени прошлого: он принял резолюцию, содержащую обвинения в адрес СССР, который 17 сентября 1939 г. ввёл свои войска в Западную Украину и Западную Белоруссию, в ходе так называемого четвёртого раздела Польши. «Основание для вторжения Красной Армии», по мнению парламентариев, дал пакт Молотова — Риббентропа, в результате «Польша пала жертвой двух тоталитарных режимов — нацизма и коммунизма». Дополнительным обвинением в адрес Советского Союза стал геноцид (в документе буквально сказано о «преступлениях, имеющих признаки геноцида») других народов Центральной и Восточной Европы.

Обращает на себя внимание, что резолюция принята посредством аккламации, то есть упрощённым порядком — без подсчёта голосов, на основе одобрительных выкриков и аплодисментов. Но и при весьма сомнительной юридической силе этого документа последний отражает всем ясную тенденцию в действиях польской правящей элиты — крайняя политизация и извращение истории под антироссийским углом зрения. Это, надо понимать, и есть ответ на призыв В. Путина, который во время недавнего визита в Гданьск, где 1 сентября встретились лидеры 30 европейских стран, чтобы отметить 70-летнюю годовщину начала Второй мировой войны, высказался за то, чтобы избавить двусторонние отношения от груза недоверия, «не навязывая друг другу своих точек зрения, подняться над проблемами прошлого и вместе идти вперед».

Польские парламентарии предпочли не заметить этот, как сказано в комментарии Департамента информации и печати МИД РФ, «ясный сигнал о готовности России к выстраиванию с Польшей конструктивных, взаимоуважительных отношений, в т. ч. по сложным историческим вопросам». Вопреки многочисленным предложениям российской стороны, наконец-то, по прошествии 70 лет оставить историкам вопрос о генезисе Второй мировой войны, высший законодательный орган Польши, касаясь весьма деликатной темы, затрагивающей чувства не только поляков и россиян, но и украинцев и белорусов, «привносит в нее тенденциозность и политизированность», чем, по мнению российского МИда, наносит «серьезный урон усилиям по развитию нормальных добрососедских отношений между двумя странами».

Наоборот, сейм Польши уверен: вызывая тени прошлого, он как раз стоит за «польско-российское примирение», что, в свою очередь, «требует уважения исторической правды».

Что ж, поговорим об уважении и о правде. Но прежде всего охватывает недоумение: о необходимости какого «примирения» говорят в Варшаве? Мы что — находимся в состоянии войны? И договор о дружественном и добрососедском сотрудничестве 1992 года уже не существует?

Так во что всё-таки польские политики превращают историческую правду?

От России они требуют признать «моральную ответственность» за расстрел польских офицеров в Катыни — и бесстыдно игнорируют правду об этой провокации гитлеровского режима (правда содержится в выводах Комиссии по расследованию массовых убийств польских офицеров в Катыни, возглавлявшейся выдающимся нейрохирургом Н.Н.Бурденко, в книгах Ю. Мухина «Катынский детектив» и «Антироссийская подлость», в книге В. Шведа «Тайна Катыни»).

И глухо молчат поляки о трагедии русских солдат — красноармейцев, взятых в польский плен в войне 1920 года и истреблённых режимом Пилсудского.

Президент Польши Лех Качиньский провозглашает славу «всем солдатам, которые пали во время Второй мировой войны — против германского нацизма и большевистского тоталитаризма», и его не смущает, что гитлеровская Германия поработила Польшу, а Советский Союз освободил её ценой жизни 600 тысяч бойцов Красной армии и добился утверждения тех границ, в которых существует ныне Польское государство.

Поляки говорят о своей стране как жертве «двух тоталитарных режимов», но дорого бы дали за то, чтобы замолчать факты, доказывающие, что накануне Второй мировой войны Варшава планировала расчленение и уничтожение Советского Союза, разжигая сепаратизм на Кавказе, на Украине и в Средней Азии. Архивные документы, содержащие эти факты, в канун 70-летия начала Второй мировой войны обнародовала Служба внешней разведки России.

Польские политики, погрязнув в лицемерии, никогда не решатся разорвать с наследием того «режима», который подверг их страну «четвёртому разделу», если иметь под этим в виду нынешние государственные границы Польши, полученные ею в 1945 году благодаря Советскому Союзу.

Напомним: уже на Тегеранской конференции в 1943 г. И.В. Сталин, заявив о желании СССР иметь сильного и дружественного соседа в лице Польши, настоял на внесении в секретный протокол решения о перенесении на запад польско-германской границы и признании «линии Керзона» в качестве советско-польской границы (1). К Польше отходили также Оппельнская провинция и территория Восточной Пруссии, за исключением областей Кенигсберга и Мемеля, которые решено было передать Советскому Союзу. В 1944 г. Польше — как акт доброй воли Москвы — была передана западная часть Белостокской области Белоруссии.

И.В.Сталин продолжал отстаивать эту линию на Крымской (Ялтинской) конференции в феврале 1945 г. В советский проект решения было внесено положение: «Считать, что западная граница Польши должна идти от города Штеттин (для поляков), далее на юг по р. Одер, а дальше по реке Нейсе (Западной)». По мнению И.В.Сталина, передачей Польше германских территорий компенсировался ее «отход на запад».

С начертанием советско-польской границы по «линии Керзона» англо-американские союзники не спорили. Такое решение, писал У. Черчилль, «основывается не на силе, а на праве, если учесть страдания, перенесенные Россией при защите своей территории от немцев, и ее великие подвиги при изгнании немцев и освобождении Польши». В итоге восточная граница страны, по решению конференции, должна была пройти «вдоль линии Керзона с отступлением от нее в некоторых районах от пяти до восьми километров в пользу Польши».

А вот предложения СССР о западных границах Польши были встречены Лондоном и Вашингтоном крайне холодно. У. Черчилль громко заявлял, что «Польша получит слишком много» и предлагал провести границу по линии рек Одер — Восточная Нейсе. Его поддерживал Ф. Рузвельт, отмечавший, что «Польша была источником неприятностей в течение более 500 лет».

Окончательное решение было принято на Потсдамской конференции, где США и Великобритании после длительных дебатов вынуждены были согласиться на установление западной границы Польши в соответствии с предложением советской стороны, то есть по линии рек Одер и Западная Нейсе. Как писал У. Черчилль, поляки «захватили огромные куски германской территории». На северо-восточных рубежах к Польше отошли Данциг (Гданьск) и часть Восточной Пруссии.

Вероятно, в понимании польского сейма это и есть «четвёртый раздел». Так будьте последовательны, господа! Откажитесь от всего, что связано с ненавидимой вами Россией и доставшейся вам частью её исторического наследия!

Но нет. Антироссийская подлость польской политической элиты не знает удержу.



(1) Под «линией Керзона» понималась линия, рекомендованная по предложению министра иностранных дел Великобритании Дж. Керзона в декабре 1919 г. верховным советом Антанты в качестве восточной границы Польши и проходившая через Гродно, Яловку, Немиров, Брест, Дорогуск, Устилуг, восточнее Гребешува, Крылов, западнее Равы-Русской, восточнее Перемышля до Карпат. Польша, не признав эту «линию», в ходе войны с Советской Россией в 1920 г. обеспечила овладение территориями значительно восточнее от нее.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=2492

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru