Русская линия
Татьянин день Мария Тасалова22.09.2009 

Человечное богословие Антония Сурожского

На прошлой неделе в библиотеке-фонде «Русское зарубежье» прошла вторая международная конференция, посвященная наследию митрополита Сурожского Антония (Блума). Участники из России, Великобритании и Нидерландов представили доклады на тему «Человек в богословии владыки Антония».

Глоток живого воздуха

На конференцию с 11 по 13 сентября собрались разные люди, каждый со своим особым взглядом на труды и наследие митрополита Антония. Но общее впечатление можно описать двумя словами: глубина и сосредоточенность. Отсутствие пустопорожних разговоров, политики, сплетен, обличений и какой бы то ни было пропаганды. Чувствовалось, что для участников в центре — Христос.

«Конференция — это глоток живого воздуха, — говорит иеромонах Дамаскин (Лесников). — Современная наша жизнь предполагает, что нужно искать возможность подышать чистым воздухом православия. Для владыки Антония православие, христианство было живым, у него была способность понимать очень разных людей, с разным мировоззрением, опытом жизни, и это было, безусловно, качество благодатного старца».

Среди авторов докладов — исследователи богословия владыки Антония, его духовные дети и просто те, кто знал и читал его в России. В этом году на конференцию были приглашены докладчики из России и из Западной Европы. «Владыка очень многое сделал, чтобы объединить разноязычное население своего прихода, — отмечает протоиерей Сергий Овсянников, приехавший на конференцию из Амстердама. — В его приходе были не только русские и англичане, но и грузины, и греки. И его служение заключалось в том, чтобы эти национальности соединять, но не механическим образом. Он умел переплавлять каждого в нового человека, а это не то, что делается одним днем и в приказном порядке. Но у него это получалось — не всегда хорошо и идеально, иначе не было бы нынешней трагедии в Сурожской епархии, — но получалось, и именно через Евангелие, через слово Божие. И если первая конференция была чисто русскоязычной — просто не предполагалось, что какой-то англичанин завернет свои стопы сюда, — то теперь приглашения были отправлены и англичанам, в том числе англиканам, которые были свидетелями жизни владыки и его служения».

В центре внимания оказались доклады не просто людей, которые знали владыку Антония. «Это люди, которые пропустили то, что владыка Антоний говорил, то, что он делал и то, как он жил, через себя, — считает Андрей Зайцев, преподаватель Библейско-Богословского института. — Они „говорят его голосом“, настолько это уже впиталось в них».

Тема конференции «Человек в богословии владыки Антония» выбрана неслучайно. «Владыке Антонию был важен, прежде всего, человек», — рассказывает отец Дамаскин (Лесников). Поэтому одна из принципиальных черт конференции — подчеркнутая ненаучность, «личностность», открытость любому возрасту, любому уровню образования, способность сказать о многом на разных языках.

Антоний Сурожский — «свой среди чужих»

Аврил Пайман — англичанка, которая вышла замуж за русского художника и в 60-е годы жила в Москве. Ее доклад «Митрополит Антоний: Иностранец в Англии» — о том, как англичане воспринимали владыку в первое время его жизни в Великобритании. Митрополит Антоний приехал как духовник православно-англиканского братства преподобного Сергия и мученика Албания. Его принадлежность к Московскому Патриархату настроила против него и англичан, и эмигрантскую диаспору: в нем видели советского шпиона и коммуниста. Храм, который он делил тогда со священниками Русской Зарубежной Церкви, переосвящали каждый раз после того, как он там служил. Но постепенно ему начали доверять. Англичане и русские поняли, почему владыка Антоний не хотел отказываться от своей Церкви в России — плененной и гонимой, но все равно родной. Проповеднический дар владыки оказался востребованным не только в Англии, где его приглашали выступать на телевидении и на радио, но и в других европейских странах. Люди чувствовали его любовь и горение. Он не пытался обратить в православие христиан других конфессий, но тем не менее большинство англичан, встретивших его в своей жизни, приходили в Православную Церковь.

Трагическим моментом в жизни владыки Антония, как рассказала Пайман, было то, что и в России он оказался иностранцем. Митрополит приезжал в Москву несколько раз (в 1988 году и до этого во второй половине 70-х), но был встречен с недоверием; его умение общаться с людьми, его свобода в общении и в богословии были непривычны и непонятны для советских православных. И хотя архиерей радовался каждой возможности выступить на родном языке, не все священники доверяли его слову. Владыка, по словам Аврил Пайман, донес крест своего изгнанничества и «иностранства» до конца. Несмотря на горячее желание лежать в родной земле, он был похоронен на лондонском кладбище рядом с матерью и бабушкой.

Церковь незамкнутая

О проблемах современной церкви в контексте богословия митрополита Антония рассуждала Елена Белякова, научный сотрудник Института российской истории РАН и преподаватель кафедры истории Церкви исторического факультета МГУ. По ее мнению, церковное сообщество не может взглянуть на себя со стороны, а любая критика или просто аналитика отрицательных явлений церковной жизни воспринимается резко отрицательно: как предательство, как нападки на Церковь. Но неспособность к самокритике ведет в тупик. Другая проблема — трансформация православия в идеологию, в придаток этнического самосознания. В СМИ о православии говорят в контексте патриотизма, монархизма и национальных традиций, а слово «христианство» в этом дискурсе вообще не предусмотрено. Осмысление православия происходит часто через механическое отторжение других религий. Историзм, свойственный православию, выхолащивается в мифологизацию прошлого.

Несмотря на то, что на первый взгляд связь актуальных проблем православия в современной России с темой конференции неочевидна, это не так. Владыка Антоний всегда предостерегал от неправильного отношения к вере: от замыкания на себе, от шовинизма, от превращения религии всего лишь в часть национальной традиции, которая встает на место связи с живым Богом. «Сам митрополит Антоний очень хорошо говорил, что если Церковь перестает служить Христу или только Христу, то она становится чем-то другим, она перестает быть Церковью», — отметил Андрей Зайцев.

Шаг к самому себе

Одним из самых глубоких докладов конференции по праву можно назвать доклад протоиерея Сергия Овсянникова из Амстердама. Он говорил о главной задаче человека — быть собой, стать собой, увидеть свое истинное Я. Без этого невозможно начать приближение к Богу. «Бог не может прийти к нам, потому что нас-то нет» — любил повторять владыка Антоний. Если не бояться «поиска себя» и освободиться от навязанных ярлыков, на этом пути можно сделать множество открытий, в том числе и неприятных. Человек увидит то, что сам от себя прячет: свои недостатки, слабости, страсти.

Путь к самому себе начинается, по словам о. Сергия, с остановки, освобождения от беготни и суеты. Затем — удивление: сколько, оказывается, ложных одежд и ярлыков надето на подлинной личности человека. Часто мы даем себе какое-то имя, а потом пытаемся этим именем объяснить все проблемы в нашей жизни, защититься им от самих себя. Поиск истинного Я — только первый шаг на пути христианина, и самое главное на этом этапе, как подчеркивал в своем докладе о. Сергий, — не бояться сделать его.

Митрополит Антоний не побоялся, и потому его опыт теперь важен для многих и многих православных людей.

http://www.taday.ru/text/218 446.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru