Русская линия
Русский вестник Алексей Балиев19.09.2009 

Кто чей должник?..
Когда-то «братские» республики хотят остаться иждивенцами России и после развала СССР

…В июле прекращено финансирование государственных комиссий в странах Балтии по уточнению сумм их претензий к СССР-России. Факт весьма примечательный. Даже более того: некоторые экономисты тех же стран недавно подсчитали, что, оказывается, в социально-экономическом и внешнеторговом отношениях странам Балтии было куда выгоднее быть в составе СССР и даже… Российской Империи (!), чем после 1990 года!..

Но в ряде других стран теперь уже бывшего СССР, особенно в Украине, кампания в пользу, дескать, задолженности СССР-России за пребывание ныне суверенных государств в составе Советского Союза отнюдь не спадает. В этой связи возникают вопросы: а откуда, собственно, пошла столь бесцеремонная и унизительная кампания? Где её истоки? И почему, хотя СССР распался уже почти 20 лет тому назад, до сих пор «бывшие братья» считают себя вправе унижать советскую, российскую, да и свою историю?..

Похоже, здесь не обошлось без влияния западных держав или, во всяком случае, их структур, специализирующихся на конфликтных ситуациях для России, в том числе в бывшем СССР. Ведь, например, приравняли же в июле европарламентарии «советский сталинизм» к фашизму!.. Но, скажем так, «западный» фактор — едва ли главный в предъявлении ближним зарубежьем без-апелляционных претензий России.

Истоки прежде всего в том, что на протяжении последних 30−35-ти советских лет именно Россия (РСФСР) была, в буквальном смысле, донором почти всех союзных и большинства автономных — подчеркнём, нерусских республик. Если точнее — из них делали «витрины социализма и изобилия» именно за счет России (и, частично, Белоруссии), и «витрины» это знали. Поэтому неудивительно, что в отличие от тех же регионов-«витрин» социально-экономическая ситуация именно в РСФСР ухудшалась наиболее быстро с середины 1950-х годов, как свидетельствуют архивные документы. Зато после распада СССР те же прежде «избалованные» республики-иждивенцы настолько осмелели, что продолжают требовать российской подпитки уже в другой — провокационной и унизительной для России форме. То есть в форме пресловутых финансовых исков за период якобы советской «оккупации». Авось «прокатит», да и Запад в случае чего поддержит…

А началось-то в середине 1950-х. В тот период хрущёвским руководством были запланированы и уже осуществлялись социально-экономические, внутриполитические, внешнеторговые и внешнеполитические развороты, что называется, по всем азимутам в сравнении со сталинским периодом. И, пожалуй, главной их особенностью были одновременные сворачивание, по определению Иосипа Броз Тито, «прорусско-прославянско-проправославной» политики последнего сталинского десятилетия и, по мнению Мао Цзэдуна, сползание к ревизионизму, космополитизму, номенклатурному бюрократизму и сепаратизму. Тот же Мао в беседе в Пекине с иностранными журналистами осенью 1964-го прогнозировал: «К власти на местах в СССР после 1953-го пришли националисты, карьеристы, взяточники. Покрываемые из Кремля. Когда придёт время, все они сбросят маски, выбросят партбилеты и будут в открытую править своими уездами как феодалы и крепостники…» (см., например, «Новый Китай», Пекин, 1964 г., N 12; «Российская Газета», 8 сентября 2004 г. «Материалы пленума и собрания ЦК КПК», Пекин, 5 марта 1993 г.; «Русский Вестник», 8 октября 2003 г.).

В канун отставки Хрущева не единожды были совещания с республиканской номенклатурой. Которая гарантировала свою лояльность — теперь уже «брежневскому» курсу, но в обмен на предоставленные Хрущевым привилегии, которые самое время расширить. Что и было сделано. Так что фактически антирусская линия в СССР-РСФСР была продолжена вплоть до распада СССР.

Такая политика Кремля, естественно, ослабляла присутствие и влияние «центра» в регионах, но, чтобы добиться расположения с их стороны и сохранять целостность страны и партии, «послесталинские» национальная номенклатура и управляемые ею регионы получили, что называется, не только свободу рук во внутренней политике и пропаганде. Они же стали получать — за счет главным образом России (РСФСР) — постоянно растущие безвозмездные дотации, субсидии и другие денежные потоки. Словом, лишь бы не мешали нерусские республики кремлевской номенклатуре. Посему неудивительно, что, например, рабочий-азербайджанец на нефтяных промыслах Азербайджана в начале 1980-х годов получал чистыми до двух тысяч рублей в месяц, в то время как его коллега-русский и белорус в РСФСР и Белоруссии — в 7−8 раз меньше…

Заметим, что, по данным многих документов, в 1950-х-1980-х годах уровень зарплат и других социальных выплат в большинстве союзных республик, кроме Белоруссии и большей части Украины, был, самое меньшее, на треть выше, чем в России (РСФСР).

Скажем, уборщица во Львове в 1970—1980-х получала не меньше 120 рублей чистыми, в то время как «среднестатистический» российский инженер в РСФСР чистыми едва набирал 110. А вот уровень цен — был ниже российского на 20, а то и на 40%.

Идём дальше: только в РСФСР состоялась повсеместная коллективизация сельского хозяйства, и только РСФСР испытала на себе такие, например, «мероприятия», как повсеместная ликвидация религиозных учреждений, причем в основном православных; повсеместное «закрытие» так называемых «неперспективных» деревень; повсеместные насаждение «хрущевской» кукурузы и изъятия скота с домашней птицей, находившихся в личном пользовании колхозников и работников совхозов (об этом сообщал и «Русский Вестник»). Те же РСФСР и Белоруссия, в сравнении с другими республиками, получали меньше всего сельхозтехники и денег на обустройство сельского и городского жилья, как на развитие других отраслей. И, подчеркнем, в основном только в русских областях РСФСР, т. е. не в автономиях РСФСР, создавались дома-«хрущёвки», которые по всем международным нормам изначально непригодны для человеческой жизни. Вдобавок, даже официальные нормативы жилой площади в РСФСР были меньше, чем для Прибалтики, Закавказья, Западной Украины, столиц республик Средней Азии, Северного Кавказа, Татарии, Башкирии…
Примечательно и то, что квартплата в РСФСР всегда была дороже, чем в большинстве других республик. И прежде всего из РСФСР, а также из Белоруссии переводились колхозы и совхозы вместе с их специалистами, техникой, семенным фондом и животноводческим поголовьем в другие республики. По имеющимся данным, свыше 150 колхозов и совхозов было «переведено» на казахстанскую целину только из Белоруссии, Восточной Украины и русских территорий («неавтономий») РСФСР (см., например, Д.И. Коркоценко, В.И. Куликов «КПСС в борьбе за дальнейшее развитие сельского хозяйства (1946−1958 гг.)», М., «Высшая школа», 1974 г.).

«Потребительские» же решения политбюро ЦК КПСС и президиума Совмина СССР 1959, 1963 и 1978 и 1983 гг. предусматривали: импорт потребительских товаров направлять прежде всего в неславянские союзные республики и в Западную Украину; затем в Белоруссию, остальную Украину, автономные республики РСФСР, причем в первую очередь — северокавказские. Потом в автономные области РСФСР. Именно по такой очерёдности. И лишь после всего этого, т. е. по «остаточному принципу», — на остальную территорию РСФСР…

Так стоит ли удивляться, что Москву, Ленинград, другие крупные российские города в 1960-х-1980-х осаждали колбасные, рыбные, кондитерские и другие «ширпотребные десанты» жителей российской, точнее — русской «глубинки»? И что столицы и большинство городов всех других союзных республик и даже автономных республик РСФСР были переполнены «сверхразнообразным» ассортиментом? Те же, например, костромской сыр, орловская сгущёнка, тамбовский окорок, парное мясо, колбасы, кондитерские, рыбные изделия, лекарства, не говоря уже об одежде, обуви, мебели, холодильниках, легковых автомобилях, парфюмерии, сантехнике, стиральных машинах, запчастях для легкового автотранспорта и т. п., были в изобилии представлены в торговой сети других союзных республик. Зачастую Москва с Ленинградом уступали по разнообразию продаваемого ассортимента не только прибалтийским столицам, но и Ташкенту, Тбилиси, Кишинёву, Минску, Харькову, Ашхабаду, Алма-Ате, Еревану и даже многим «заштатным» городам Прибалтики, Западной Украины, Закавказья, Туркмении, Казахстана, Северного Кавказа, Татарской, Башкирской, Калмыцкой АССР. И, повторим, розничные цены были там существенно меньшими, чем, опять же, в русских территориях РСФСР.

Ещё пример: 21 мая 1947 года в «закрытом» постановлении ЦК ВКП (б) предписывалось замедлить темпы коллективизации сельского хозяйства в Прибалтике, Западной Украине, Западной Белоруссии и бывших финляндских районах Карело-Финской АССР.

Что и выполнялось вплоть до развала СССР. В результате к концу 1980-х свыше 70% товарной сельхозпродукции в этих регионах, а также 60% - в республиках Закавказья и во многих регионах Средней Азии — производили и сбывали юридически или фактически частные хозяйства (по большевистской терминологии — «единоличники»).

…Вспоминается осень 1984 года. Центр Москвы, район улицы Горького вблизи Пушкинской площади. Многочасовая очередь за кондитерскими наборами — «давали» лишь 2 набора одному покупателю — трансформировалась в драку с приезжими. Тогда обошлось без милиции, но сколько таких эксцессов было в российских магазинах, и не только в кондитерских? В том же году и позже (до распада СССР) автору этих строк довелось побывать в Латвии, Эстонии, Ереване, Тбилиси, Грозном, Махачкале, Баку, Ташкенте.

Те же, например, конфетные наборы, в том числе московские, ленинградские, куйбышевские, курские, псковские, украинские, белорусские, даже югославские с болгарскими, — в потрясающем изобилии и по низким ценам. Не говоря уже о югославском, польском, венгерском трикотаже, импортной обуви, о бытовой технике и сантехнике из ГДР и Финляндии…

Другой пример. Литовские мини-телевизоры «Шилялис» и их российские аналоги «Юность» даже в Москве в советский период продавались в основном только по заблаговременной записи и, увы, не без взяток со стороны «очередников». Зато в нынешнем ближнем зарубежье эти товары были всегда в свободной продаже и без ажиотажа. Видимо, тамошние жители давно насытились продукцией и такого рода… Еще из той же серии: начиная с середины 1950-х средняя зарплатная ставка инженеров в РСФСР и Белоруссии была такая же и, бывало, даже меньшая, чем зарплаты уборщиц в Прибалтике, Западной Украине, Закавказье.

Уточним: со второй половины 50-х, в дополнение к социально-экономическим привилегиям для тех регионов, — в связи с ухудшением внутри- и внешнеэкономического положения СССР и, как следствие, социально-политическими протестами во многих республиках, была сделана ставка на то, чтобы Кремлю не вмешиваться во внутренние дела властей в «нероссийских» союзных республиках и нерусских автономиях РСФСР. Чтобы избежать развития там сепаратизма. В результате тамошние власти окончательно срослись с местными мафиозными кланами и, естественно, стали шантажировать Москву: дескать, не будете больше отпускать денег и будете часто проверять наши дела, — выведем «наши» народы из СССР. В этой связи вспомнилось: еще в 1973-м в Баку родственница автора этих строк рассказывала, что при устройстве своего сына на работу её спросили: «А Вы знаете, что это место продаётся?». Она ответила адекватно: «Я знаю, что это место покупается"…

Иллюстрирует ту ситуацию и такой факт: с середины 1960-х гг. в России (РСФСР) закавказские, среднеазиатские, западно-украинские, молдавские овощи и фрукты продавались в России (РСФСР) в основном только на рынках. Естественно, по высоким ценам: минимум вдвое дороже государственной розницы. Того добились от Москвы власти тех регионов. А вот на все товары Прибалтики и Закавказья советским государством всегда назначались самые высокие в РСФСР цены — закупочные, оптовые, розничные.

Да ведь и современные экономические мощности той же Прибалтики созданы, в большинстве своем, в советские годы. Например, именно эстонские, латвийские и литовские (но не калининградские…) порты стали главными внешнеторговыми «воротами» СССР.

Да и сегодня их доля во внешнеторговых перевозках России превышает 25%. Причем, как в других отраслях прибалтийских республик, минимум 60% доходов тех портов (прибыли) оставалось в их же собственном распоряжении; на уровне 40−55% был этот показатель опять-таки для Закавказья, Средней Азии, Молдавии и Западной Украины. А в РСФСР и таких льгот не было, правда, за исключением северокавказских автономий…

А вот по уровню качества, например, автомобильных дорог и их протяженности прибалтийские республики занимали первое место в СССР, второе было у Западной Украины, третье — у Закавказья. РСФСР по таким показателям обладала… 12−13-м местом среди союзных республик.

Словом, если и «считаться» с той же Балтией, да и не только с ней, — результат будет отнюдь не в пользу бывших союзных республик. Но сегодня очевидно, что не столько добровольная, сколько вынужденная, предписанная свыше расточительность России, особенно в последнее советское 30-летие, стала для других республик «магнитом постоянного притяжения». Чтобы всё упомянутое продолжалось. Теперь уже в форме «суверенных» финансовых претензий к России. Но у неё более чем достаточно оснований, точнее — финансовых статей для встречных, причем обоснованных счетов. Так не пора ли их предъявить?..


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru