Русская линия
Одна Родина Владимир Тамбовский19.09.2009 

Какая программа переселения в Россию нужна соотечественникам на Украине?

В виду сложившейся на Украине общественно-политической ситуации, в том числе — вследствие попыток загнать всё население в «титульные» рамки, многие русские задумались было над вопросом о целесообразности переезда в Российскую Федерацию. Подумал об этом и я. Ведь благодаря государственной Программе добровольного переселения соотечественников, мысли эти можно обратить в реальные действия: взять, плюнуть на всё здесь и уехать на ПМЖ в Россию.

А всё ли так просто на самом деле?

Вот как видятся мне некоторые аспекты данной проблемы…

По информации Федеральной миграционной службы (ФМС), в текущем году в Россию переедет не более 20 тысяч соотечественников, а до 50 тысяч человек из числа заявивших свое участие в программе, после изучения условий, отказались от своих планов на переезд…

А еще в марте сего года председатель Комитета Совета Федерации по делам СНГ Вадим Густов сообщал, что за почти два года действия Госпрограммы ею воспользовались немногим более 10 тысяч человек. Причем половина из них переехала на жительство в Калининградскую область. А в программе участвуют 12 регионов: Красноярский, Приморский и Хабаровский края, Амурская, Иркутская, Калининградская, Калужская, Липецкая, Новосибирская, Тамбовская, Тверская и Тюменская области. Но, по словам информированного сенатора, оценить как «положительный», можно лишь опыт Калининградской, Калужской, Липецкой и Тверской областей (прочитал об этом на сайте Московского Дома соотечественника). И хотя уже стала появляться информация о проработке вопросов переселения в Алтайском крае, Омской области и других регионах (по данным ФМС, их число может быть увеличено до 51), очень показательно, что наибольшим «успехом» пользуются именно области Европейской части России, те, которые в восприятии наших соотечественников «поближе к цивилизации».

И нет в этом ничего удивительного, поскольку первый вопрос, который встает перед будущим «переселенцем», — выбор места жительства. А отдаленность планируемого от нынешнего играет не последнюю роль в выборе.

К сожалению, недоступными остаются «популярные» субъекты Федерации. Москва, Санкт-Петербург, Московская и Ленинградская области, судя по всему, останутся недоступными. Хотя ни для кого не секрет, что огромное количество людей задействовано в «программах черной трудовой миграции» в этих регионах. А «белым» переселенцам пока что предлагается ехать туда, где уровень жизни сложно назвать высоким, а предоставляемые возможности — особо привлекательными.

Как человеку молодому, недавно окончившему ВУЗ, мне было бы интересно жить не так далеко и с хорошими перспективами. А не ехать (уж простите за такой «цинизм») поднимать сельское хозяйство в зоне вечной мерзлоты. Уроженцу Сумской области, мне было бы по душе (раз уж не пускают в Москву!) жить, например, в Белгородской области и получить интересные возможности на будущее. (Ну не всем же в боях пробивать себе дорогу!)

Но госпрограмма специально не рассчитана ни на студентов, ни на молодых специалистов, ни на тех, кто хотел бы служить в российской армии, ни на предпринимателей.

В то же время, я так думаю, она тогда только и станет успешной, когда будет ориентирована в первую очередь на молодежь.

Вторая проблема — наличие желаемой вакансии. Судя по информации о вакансиях на территориях вселения, предлагаются преимущественно рабочие специальности. Да и то с уровнем материальной мотивации, прямо скажем, слабоватым.

Не пойму — то ли России не нужны специалисты с высшим образованием, в том числе и перспективная молодежь, то ли эти вакансии не афишируются? В основном — водители, слесари, сварщики… Из гуманитариев — учителя и врачи. При низких зарплатах в сельской местности, в поселках и небольших городах их, видать, катастрофически не хватает. Но поедет ли русско-культурная молодежь на эти условия, да еще и без предоставления постоянного жилья? Разве что из глухих аулов Средней Азии или многочисленные «соотечественники» китайского происхождения.

В этом году я окончил университет по специальности «электронные системы». Как инженер-электронщик, в Сумах я практически не имею никаких шансов устроиться. Думаю, что по десяткам и даже по сотням специальностей ситуация схожая во всех регионах украинского государства, в депрессивных тем более. Но следует ли надеяться, что даже из этих самых неблагополучных в социально-экономическом плане регионов молодежь поедет на ПМЖ в глухие российские области, где ей предстоит выживать на низких зарплатах, мыкаться по общежитиям?

Почему бы России не сделать ставку на молодежь, еще здесь неустроенную, создав в регионах — участниках программы «оранжерейные» условия, «инкубаторы» для выращивания будущего России, в том числе — и из числа переселенцев — людей молодого и среднего возраста.

Например, у нас в группе было около тридцати человек. На данный момент только пять работают по специальности. Остальные — где придется: делают ремонты, торгуют на рынке, перебиваются, кто как может. В общем, очень «счастливы».

Государственная программа призвана «способствовать социально-экономическому развитию России, что невозможно без кардинального изменения демографической ситуации, характеризующейся в настоящее время оттоком населения со стратегически важных для России территорий, сокращением общей численности населения, в том числе трудоспособного возраста».

Но разве можно «кардинально изменить демографическую ситуацию», предлагая будущим переселенцам условия, на которые даже пенсионеры, родившиеся когда-то на территории РСФСР, и те не соглашаются?

Вопросы, вопросы…

В университете, где я учился, ежегодно проводились так называемые «ярмарки вакансий». В них участвовали руководители разных предприятий, общались со студентами, заключали договоры о трудоустройстве. За все 5 лет моего обучения на физ-техе я ни разу не видел представителей российских предприятий. И это в приграничной области! Я более чем уверен — российские работодатели пользовались бы огромным успехом среди здешних студентов, многие из которых с радостью уехали бы работать в Россию по выбранной специальности, которой отданы 5 лет учебы. Были бы условия предложены надежные, с государственными гарантиями.

Нынешняя программа переселения — такое впечатление складывается — ориентирована на «призыв соотечественников», не вымерших еще окончательно в горных селениях Кавказа. Конечно, и тем, кто живет в совсем неприемлемых условиях, нужна возможность переехать в Россию. Но современная Россия и для молодых людей привлекательна. В то же время трудно назвать привлекательными условия, предлагавшиеся до сих пор Госпрограммой. Поэтому, даже будучи патриотами России, многие предпочитают оставаться на местах и протирать штаны на «неугодной» их душе работе.

А ведь если бы молодым специалистам предоставлялись условия «поощрительные», да еще и с упрощенной схемой выполнения формальностей, поехали бы! И, учитывая способность молодости к адаптации, приехав, устроились, слюбились, свыклись, поженились и остались.

В этом году имел место интересный случай. На конкурсе «САПР-Драйв» (САПР — системы автоматизированного проектирования), проводимом российской промышленной компанией среди российских студентов и аспирантов, сумские студенты-инженеры представили модель самоходной гаубицы, занявшую третье место. В итоге — предложений от российских работодателей не поступило. Зато поступили от тутошних предприятий: оклад в 1,5 тысячи гривен (примерно 6000 российских рублей).

Смех сквозь слезы. Таланты пропадают. Для России — уж точно.

Китай собирается через 20 лет обитаемую станцию на Луне построить. И построят. И не только на Луне!..

А ведь может Россия получать молодых специалистов и в то же время действительно улучшать демографическую ситуацию не только за счет массового притока переселенцев из азиатских республик.

Проблема третья — бумажные «квесты».

Справки из ОВИРа, регистрация, разрешение на временное проживание, посещение кож-вен и тубдиспансеров, различные медицинские справки и сертификаты… Ну и «гвоздь программы» — дактилоскопические страсти — снятие отпечатков пальцев. А что, вдруг «добровольные переселенцы» окажутся «потенциальными преступниками"…

В общем, всё в «лучших традициях».

Но самым больным вопросом, безусловно, остается проблема обеспечения жильем.

Если, представим, что стоимость номера в гостинице районного центра составляет примерно 600 рублей в сутки, то на приезд каких соотечественников можно рассчитывать? На тех, которые сходу, всем многочисленным семейством направятся торговать на базар и будут годами жить на двухэтажных кроватях по десять человек в комнате?

Как сообщалось в средствах массовой информации, кое-кто из переселенцев вынужден был в прямом смысле слова сидеть у вокзала на чемоданах, пока не получил «подъемные» деньги. Но были бы «добровольные репатрианты» материально обеспеченными, в подобной программе они точно не нуждались бы. Судя по некоторым отзывам, предлагавшихся «подъемных» (для участников программы — 60 тысяч рублей, и на каждого члена семьи — 20 тысяч) хватило бы на проживание семьи, не обеспеченной собственным жильем и стабильным доходом, максимум на три месяца. Средняя зарплата в России составляет где-то порядка 17 000 рублей, но переселенцам на такие суммы выживать намного сложнее, когда, как говорится, еще нет своего ни кола, ни двора, и теща (мама, бабушка, свекровь…) с садом и огородом осталась за тысячи километров.

На состоявшемся в марте этого года заседании Совета по делам соотечественников при Совете Федерации Сергей Миронов отметил, что «к концу прошлого года по программе содействия добровольному переселению соотечественников в России должны уже были обосноваться до 150 тысяч человек. Реально, если верить Федеральной миграционной службе, государственной программой сумели воспользоваться не более 8 тысяч. Думается, давно пора перестать играть в прятки с реальностью. Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению соотечественников, проживающих за рубежом, должна быть пересмотрена».

Уже звучат вполне обоснованные предложения отказаться от единого подхода ко всем переселенцам. Например, директор Центра информации по правам человека Алексей Семёнов разделил потенциальных переселенцев на три группы: беженцы, мигранты и специалисты. Представители данных групп имеют различную мотивацию переезда и, соответственно, Россия должна тоже иметь различную заинтересованность в них и отобразить эти различия в программе.

Возникает ряд проблем и с поиском работы.

Предположим, человек переселился, но на той должности, на которую он ехал — не удержался. Что дальше? В центрах занятости переселенцы не имеют права получить статус официальных безработных. Им предоставят всю информацию о вакансиях, но зарегистрироваться в качестве безработного вчерашний переселенец не вправе. К тому же ни для кого не секрет, что у работодателей не очень в чести люди с временной пропиской.

Признаюсь: больше всего в риторике, связанной с реализацией программы, меня смущает тренд о том, что «Россия никого не зазывает» и не «заинтересовывает»: дескать, это они — соотечественники — должны быть счастливы одной лишь возможностью добровольно переселиться. Может быть, я и гиперболизирую. Но выглядело до сих пор все именно так.

А теперь давайте посмотрим еще раз правде в глаза: почему многие едут на работу в европейские государства, да и Россию? — Бегут от безысходности, от низкого уровня жизни, от малых зарплат, от отсутствия социальных гарантий.

Но далеко не все обретают на чужбине счастье, многие становятся жертвами и заложниками этих поисков «лучшей жизни». И даже когда речь идет о стихийных трудовых мигрантах, о «заробитчанах», как их называют у нас, и тогда это печально и больно воспринимать. Но разве мы хотим, чтобы подобное происходило с нашими соотечественниками, переселившимися в Россию?

Изучив то, что предлагает мне программа добровольного переселения, решил остаться. Но и любить Россию меньше не стал. Да и Украина, как и Россия, — одна Русь, наша страна.

Верю, что если российское государство действительно поставит перед собой цель привлечь кадры, оно в силах этого достигнуть. Нужно, чтобы государственный интерес возобладал над интересом «статистическим» и «пиаровским».

Но что будет с Юго-Западной Русью — нынешней Украиной, если, предположим, большинство русско-культурных ее жителей возьмет и всё-таки переселится? Нынешняя антироссийски настроенная «президентская рать» и ориентированная на нее «националистически озабоченная интеллигенция» и на данном этапе выступают как весьма враждебно настроенные по отношению к Русскому Миру. А что произойдет, если русских, российских соотечественников в стране не останется или они станут действительно «национальным меньшинством»? И что будет с теми, кто не успел или не захотел «добровольно переселиться», обескровив древнюю русскую землю? Почему бы не задуматься и над этим?

Нет, все-таки следует стремиться к тому, чтобы комфортно, нормально жилось и в Калуге, и в Иркутске, и в Сумах, и в Черкассах, и в Челябинске, и в Полтаве, и в Днепропетровске. И чтобы молодежь из Воркуты свободно ездила отдыхать в Крым или в Карпаты. А девушки из Кировограда выходили замуж за ребят из Мурманска и рожали будущих моряков-североморцев. В этой свободе — вся мощь, вся привлекательность нашей страны. Именно такой хочется видеть ее.

…На киевском железнодорожном вокзале чаем запиваю бутерброд. Громкоговоритель объявляет отправление поезда N 4 «Киев-Москва». До моего транспорта немногим больше часа. Я еду в Сумы из Запорожья, через Киев, который называют «Матерью городов русских». Кто-то скажет: «Банально. Избито. Не перспективно». Для кого-то, быть может, и так. Но не для меня. Для меня эта земля была и остается русской.

Поезд на Москву уходит в свой заграничный поход, а я вспоминаю мои поиски возможностей уехать в Москву, чтобы поселиться и жить там. Не сложилось. Не оторвался я от этой русской земли. Наверное, и правильно. Если пожилые умрут, молодые уедут, кто тогда останется здесь быть российскими соотечественниками?

Не сомневаюсь, что программа переселения нужна. И, прежде всего, самой России. И Россия просто обречена сделать эту программу действительно привлекательной.

И еще раз акцентирую внимание: особенно привлекательной она должна стать для тех, кто только что окончил школу и хочет продолжить образование в высших учебных заведениях России. И для студентов, которые вскоре получат дипломы и будут искать способы интересно трудоустроиться. Для молодых и здоровых в первую очередь. Но в целом, конечно, для всех, кто называет СВОЕЙ СТРАНОЙ великое пространство Евразии от Карпат до Камчатки.

Но вот нам, соотечественникам, живущим на Украине, все-таки в первую очередь нужно другое: вернуть сюда Русь. Пусть не «де-юре» и тем более — не через кровь и страдания. А «де-факто» — через культурную, экономическую интеграцию, через совместные масштабные научные, производственные, торговые межгосударственные проекты, через создание, воссоздание не бутафорского, но реального единого экономического и культурного пространства.

Разве нынешние государства Украина и Россия не могут вместе взять лучшее не только из опыта Евросоюза, но и вернуть утраченное из совместного прошлого? Не то, чем пугают детишек украинские телеканалы и политики, а то, чем гордились наши отцы и деды, чему они отдали свои жизни.

Но это уже, как говорится, другая история.

http://odnarodyna.ru/topics/1/250.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru