Русская линия
Росбалт Яна Амелина18.09.2009 

Абхазия: головная боль РПЦ

Сухумо-Абхазская епархия официально отделилась от Грузинской православной церкви, что создало Московскому патриархату серьезные проблемы. Как сообщил и.о. управляющего епархией о. Виссарион (Аплиаа), она переименована в Абхазскую православную церковь с Сухумской и Пицундской епархиями.

«17 лет назад Грузия совершила не только военную и политическую агрессию в отношении Абхазии, но и духовную, — напомнил о.Виссарион. — Абхазия никак не может быть неотъемлемой частью Грузии, и Сухумо-Абхазская епархия, входившая в состав грузинского католикосата, прекратила свое существование».

Соответствующее решение принято на собрании в Сухумском кафедральном соборе с участием всего абхазского духовенства. Его суть — восстановление Абхазской поместной церкви, существовавшей до 1752 года, когда последний абхазский патриарх Максим II скончался в Киево-Печерской лавре. Затем абхазы намерены просить Московскую патриархию принять их под свой омофор.

После событий начала девяностых церковное общение абхазцев и осетин с Грузинской православной церковью, одобрявшей ультранационалистическую политику первого президента Грузии Звиада Гамсахурдия, более не представлялось возможным. Католикос-Патриарх Всея Грузии Илия II всегда поддерживал светские власти, естественно, не делая исключений и для Михаила Саакашвили. Пожалуй, ни одна его проповедь не обходится без призывов к восстановлению территориальной целостности Грузии путем присоединения к ней Абхазии и Южной Осетии (как по-другому расценить его слова о том, что грузины, абхазы и осетины «скоро снова будут вместе»?). О том, что это может быть сделано только насильственным путем, то есть через кровопролитие, грузинский патриарх не упоминает. Духовное окормление у лиц, проповедующих такие идеи, для Сухума и Цхинвала неприемлемо.

Несмотря на то, что де-факто отделение Сухумо-Абхазской епархии произошло уже в ходе грузино-абхазского конфликта 1992−1993 годов, официальное объявление об этом вызвало резко негативную реакцию со стороны как духовных, так и светских властей Грузии. «Так называемая Абхазская церковь является самозваной и никогда не существовала, а потому в православном мире ее никто не признает», — заявил руководитель пресс-службы Грузинской патриархии о. Давид Шарашенидзе.

«Заявление духовных лиц Абхазии — несерьезное, мы не должны воспринимать его всерьез, — сказал журналистам Католикос-Патриарх Всея Грузии Илия II. — Никто не имеет права объявлять независимость без Матери-Церкви». Светские политики просто вылили на о. Виссариона ушат грязи, в своей обычной манере объявив его сотрудником российских спецслужб.

Между тем из-за решения Сухума именно у России появилась серьезная головная боль. Реакция Тбилиси была, безусловно, предсказуема — вопрос в том, как поведет себя Русская православная церковь. «После окончания грузино-абхазской войны мы неоднократно заявляли о себе и обращались во все высшие православные инстанции, но все они молчали, поскольку не хотели портить отношения с грузинской епархией», — отметил о.Виссарион.

Нынешнее решение сухумчан также не обрадовало церковную Москву. «Мы уважаем канонические границы Грузинской православной церкви», — пояснил и.о. секретаря Отдела внешних церковных связей Московского патриархата по межправославным отношениям священник Игорь Якимчук, отметив, однако, что при работе с абхазской и грузинской сторонами РПЦ «принимает во внимание, что внутри Абхазии существует другая точка зрения на этот вопрос».

«Сложный вопрос о пастырском окормлении православных верующих в Абхазии должен решаться в процессе братских консультаций между представителями Русской и Грузинской православных церквей», — полагает замглавы ОВЦС протоиерей Николай Балашов.

По словам пресс-секретаря Союза православных граждан Кирилла Фролова, решение абхазов «ставит в очень серьезное положение Московский патриархат», предлагавший каноническое решение проблемы путем создания своих подворий при военных частях российской армии в Абхазии и Южной Осетии. Об этом некоторое время назад договорились Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и министр обороны Анатолий Сердюков.

Создание подворий, в данном случае, РПЦ, окормляющей российских воинов (а заодно и местных жителей), не противоречит церковным канонам и является общепринятой практикой. Фактически это единственный путь, позволяющий разрешить проблему, не нарушая церковное законодательство. Однако где-то в этой цепочке случился сбой: не успели «москвичи» приступить к созданию подворий, как прозвучало громкое заявление о.Виссариона.

Некоторые комментаторы осторожно замечают, что причиной такого решения могли стать внецерковные, проще говоря, личностные особенности и.о. главы епархии. К сожалению, в последнее время церковная жизнь Абхазии явила ряд примеров нестроения, с огорчением обсуждавшихся в религиозных кругах республики.

В нынешней ситуации признание Абхазской поместной церкви со стороны РПЦ, очень вероятно, повлечет признание Константинополем самозваной Украинской поместной церкви, созданием которой в едином порыве грезят как «оранжевый» президент Виктор Ющенко, так и анафематствованный глава так называемого «Киевского патриархата» Филарет Денисенко. Если же Москва, напротив, откажется признавать АПЦ, отметил Кирилл Фролов, «антицерковные силы начнут обвинять патриарха в отсутствии патриотизма, в том, что он сдал Абхазию».

Чтобы спасти положение, полагает пресс-секретарь СПГ, необходимо исключить проведение параллелей между Абхазией и Украиной: если в нежелании возвращения под омофор ГПЦ един весь абхазский народ, то сторонники «Украинской поместной церкви» составляют не более 2−4% населения. Что касается схемы канонического урегулирования, то, подчеркнул Кирилл Фролов, она должна «учитывать волеизъявление православных абхазов — то, что они не видят себя в Грузинской церкви».

«В этой ситуации у Московского патриархата нет другого выхода, кроме как объяснить Грузинской церкви, что только он способен вести диалог с абхазским духовенством, и в интересах ГПЦ — не препятствовать этому диалогу», — констатировал эксперт. «Полагаю, что выход из сложившейся ситуации может быть только один: обращение Грузинского патриарха к Московскому с просьбой взять во временное управление церковную жизнь Абхазии», — считает диакон Андрей Кураев.

Такой выход предлагал еще несколько лет назад и сам о.Виссарион. «Илия II пошел навстречу православным верующим в Абхазии в связи с невозможностью окормления абхазской паствы Грузинской православной церковью, — сообщил он тогда в интервью НГ-Религии после встречи с грузинским патриархом в Мокве. — Мы надеемся, что Илия II не будет возражать, чтобы мы получали временное духовное окормление со стороны Майкопско-Адыгейской епархии РПЦ». Увы, из этих благих намерений ничего не вышло, да и сейчас реакция Тбилиси исключает возможность подобного варианта…

Как бы то ни было, специалистам по каноническому праву необходимо срочно искать пути решения «абхазской» (а заодно и «осетинской») проблемы. Хотя о. Виссарион всегда повторял, что не оставит ориентации на Московский патриархат (а такие предложения были, и не раз) и не уйдет к раскольникам и иноверцам, православной Абхазии необходимо полноценное духовное окормление.

В республике, где проповедывали апостолы Андрей Первозванный и Симон Кананит, банально не хватает православной литературы, доступных по цене, в том числе бумажных, икон (выбор скуден даже в лавке Новоафонского монастыря, в то время как цены значительно превышают среднероссийские), не говоря уже о священнослужителях. Немногие имеющиеся просто физически не могут охватить своим пастырским вниманием всю территорию Абхазии.

Между тем поднимают голову сектанты, особенно там, где православные храмы вообще отсутствуют, как, например, в шахтерском городе Ткварчале.

Положение в Южной Осетии, верующие которой вынужденно, во многом из-за безразличия РПЦ, окормляются раскольничьей Истинно-Православной церковью Греции, показывает, что ситуация может развиваться и по совершенно недопустимому сценарию. Упаси Господи!

http://www.rosbalt.ru/2009/09/17/672 657.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru