Русская линия
Татьянин день18.09.2009 

Дэн Браун: как заставить people хавать

Во вторник, 15 сентября, вышел новый роман Дэна Брауна — «Потерянный символ». Эта книга уже стала бестселлером, хотя её литературная ценность вряд ли выходит за рамки масскульта. В чём же секрет шумного успеха американского автора?

Это не Александр Малинин. Это Дэн Браун

Роман о «тайном наследии» великого художника, зловещих политических заговорах и «подлинной истории» жизни Христа так взбудоражил мир, что вместе с «Кодом да Винчи» с прилавков смели три предыдущих творения Брауна. Оказалось, что и «Цифровая крепость», и «Ангелы и демоны», и «Точка обмана» скроены по той же броской и нехитрой модели. «Научные сенсации», в которых нет ничего научного, «исторические загадки», придуманные лет пятьсот назад, тайные организации, опутавшие весь мир, и пара отважных сыщиков, ищущих «истину» — вот весь Дэн Браун. И вроде бы это ни для кого не загадка, но тиражи американца всё растут и растут. Выдержав эффектную паузу в шесть лет, он разродился новой книгой, «зашифрованные отрывки» которой тут же пошли гулять по интернету.

О новом короле массовой литературы рассуждают гости «Татьянина Дня».

Алексей Иванов, писатель

Я не знаю, в чём секрет литературного успеха. Если бы знал — немедленно превзошёл бы Дэна Брауна.

А вот моё отношение к «Коду да Винчи» (другого я не читал) — это отдельная тема. Да, роман бездарный. Да, обычная конспирология. Я не такой знаток истории, как рядовой российский юзер, чтобы сразу залажать историческую компетенцию Брауна, потому про это помолчу. Но. Но благородство замысла. Развернуть художественный шедевр в культурологический детектив — это дорогого стоит. Показать, как модерново и по-разному можно «читать» классическое наследие — это жест человека с ценностями.

Проще говоря, мне не нравится «Код да Винчи» как литературное произведение. Но я преклоняюсь перед ним как перед литературным форматом.1

Лиза Новикова, литературный критик, обозреватель журнала «Огонёк» и сайта Infox.ru

Книги Дэна Брауна — это детективы, построенные на историческом материале: из-за этого возникает сравнение с Умберто Эко. Дэна Брауна иначе как Умберто Эко для бедных не назовешь, но нужно понимать, что Эко является автором интеллектуальной прозы и не может вызвать у публики тот огромный интерес, который вызывают книги беллетристов.

Каждый выбирает для себя, но не обязательно следовать яркой рекламе: можно предпочесть других интересных американских авторов — например, Филипа Рота. Но и любителей популярных книг тоже можно понять. Читая о разнообразных теориях заговора, люди хоть на какое-то время могут почувствовать свое единство: бестселлеры объединяют читателей из разных стран. Поэтому сейчас, особенно во времена кризиса, таких писателей будет больше — авторов не самой лучшей прозы, но сумевших найти выгодную тему.

Александр Архангельский, публицист, телеведущий

Если выйти за рамки элементарной оценочности («нравится — не нравится»), то про Дэна Брауна можно сказать, что он взял на себя роль лакмусовой бумажки. С помощью этой лакмусовой бумажки мир продемонстрировал самому себе, в каком состоянии он находится.

С одной стороны, это состояние похоже на то, что испытывает человек, когда он очнулся после тяжёлой болезни на грани смерти: ему очень хочется поверить. Поверить в то, что этой земной жизнью человеческое существование не исчерпывается, что есть вещи, которые важнее, чем примитивные бытовые интересы, на которые он привык ориентироваться. С другой стороны, человек не переменился и хочет, чтобы это его внутреннее ожидание веры — не вера, а ожидание веры, — было похоже на то, что он видел вокруг себя до сих пор. Фантастические фильмы, мистические триллеры, где всё понарошку, где очень страшно и при этом чуть-чуть таинственно, и главное — ни за какое слово не нужно отвечать. Не нужно быть трезвым, не нужно оглядываться на светскую и священную историю, а можно фантазировать, при этом испытывая ощущение, будто бы ты причастен к какой-то исторической реальности.

Вот на все эти запросы Дэн Браун очень ясно и чётко ответил. Он рассказывает про тайную веру, но так, чтобы там ни тайны, ни веры не было. Он говорит про историю христианства, но так, чтобы никакой историчности в его рассказе мы обнаружить не могли. Он развлекает нас, но не так, как авторы средневековых сочинений, которые увлекали читателя за собой с тем, чтобы в конечном счёте уйти в сторону и не мешать ему остаться наедине с Богом. И это даже не то духовное молоко, о котором говорит апостол Павел (1 Кор., III, 2) — это искусственное вскармливание. Наверное, искусственное вскармливание лучше, чем просто смерть. Но нужно помнить, что тех защитных веществ, которые содержатся в грудном молоке, читатель не получает, и что за жизнь ему потом придётся бороться.

Я бы не бросал в Дэна Брауна камень, хотя то, что он пишет — это дикость. Я бы бросил камень всё-таки в нас — в тех, кто не хочет простой, ясной, смиренной и трезвой веры.

Даниил Сидоров
Наталья Гурова

http://www.taday.ru/text/218 015.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru