Русская линия
Столетие.Ru Ярослав Бутаков15.09.2009 

Упущенные победы
180 лет назад был подписан Адрианопольский мир, завершивший очередную успешную для России войну с Турцией

В течение XVIII-XIX столетий Россия постепенно вытесняла Турцию с берегов Чёрного моря, с Кавказа и Балкан. Это движение нельзя назвать завоеванием, так как эти земли были ранее завоёваны самой Турцией. Скорее, это была «Реконкиста», аналогичная отвоеванию Испании христианами у мавров.

Как и в испанской Реконкисте, далеко не все отвоёванные земли вернулись тем государствам, которые ими ранее обладали. Просто потому, что многих из этих государств, как Византии, например, уже не было. Северный берег Чёрного моря и Западный Кавказ, некогда находившиеся под контролем Киевской Руси (Тмутараканского княжества), возвратились под власть исторической преемницы Древнерусского государства — Российской империи. Благодаря русско-турецким войнам восстановили свою независимость Сербия и Болгария. Возникли новые христианские государства — Румыния и Греция. Логическим результатом этой восточной «Реконкисты» должно было стать освобождение Константинополя. Но не стало.

Русско-турецкая война 1828−1829 гг. была одной из многих войн между этими державами. Её можно было бы даже счесть заурядной. Но эта заурядность по-своему показательна. В XVIII столетии Россия выиграла три войны с Османской империей, в XIX — тоже три, да и Крымскую войну вела успешно, пока противником была одна Турция. Однако историка поражает разительное несоответствие ничтожных политических выгод, которые Россия получала после этих побед, масштабам блистательных военных успехов русского оружия. Дипломаты неизменно губили плоды доблести русского солдата.

В течение XIX столетия Россия несколько раз имела реальную возможность овладеть Константинополем.

Самый известный подобный случай — в 1878 году. Тогда, взяв Плевну, перевалив через Балканы и разгромив последнюю турецкую армию у Пловдива, наши войска стояли всего в одном переходе от Царьграда! Но, испугавшись появления английских кораблей в Босфоре и второго варианта Крымской войны, поддавшись на шантаж, Александр II повелел заключить мир. Хотя именно занятие Стамбула (который уже некому было защищать!) русскими войсками не позволило бы англичанам войти в Чёрное море! А итоги этого «стоп-приказа» всем известны. Сан-Стефанский договор был пересмотрен на Берлинском конгрессе в сторону, невыгодную России и христианским государствам на Балканах. А в освобождённой русской кровью Болгарии утвердилась враждебная России немецкая династия…

Но прежде Александра II хорошие возможности взять Константинополь были у Николая II! В 1833 году Османская империя стояла на краю гибели. Предприимчивый офицер Мухаммед Али, албанец по происхождению, в 1803 году захвативший власть в Египте и сделавший его де-факто независимой державой, вёл успешную войну с бывшей метрополией. Он уже присоединил к Египту Палестину, Сирию и Ливан. Его войска подходили к Босфору с азиатской стороны, а его флот вошёл в Дарданеллы! Если бы в этот момент кто-то помог Мухаммеду Али окончательно справиться с Турцией, вряд ли египетский правитель стал бы претендовать на всё её имперское наследие. Он удовольствовался бы властью над Египтом и азиатской частью распавшейся Оттоманской державы, в то время как европейская её часть вместе со Стамбулом досталась бы союзнику Мухаммеда Али. И этим союзником не просто могла, а обязана была стать Россия!

Но вместо этого Николай I помог… распадавшейся Турции (точно также 16 лет спустя он поможет распадающейся Австрии — ещё одному будущему врагу России в роковой Первой мировой войне).

В ходе блестяще проведённой десантной операции под командованием контр-адмирала Михаила Петровича Лазарева на берегах Босфора для защиты Стамбула от египетской армии были спешно высажены два пехотных полка, отряд конницы и несколько артиллерийских батарей. Русская эскадра, пришедшая на помощь туркам, насчитывала поначалу четыре линкора и пять фрегатов, а затем увеличилась до двадцати кораблей основных классов — внушительные по тем временам силы. Прибывали подкрепления и к русским сухопутным силам — вскоре они насчитывали более 10 тысяч солдат и офицеров.

Всё это заставило Ибрагима — командующего армией Мухаммеда Али — прекратить поход на Стамбул и признать номинальное верховенство власти турецкого султана, выговорив Египетской державе широкую автономию. А Николай I воспользовался моментом зависимости Турции от русской помощи, чтобы добиться от «блистательной Порты» выгодного России договора о проливах.

Этот договор, подписанный в местечке Ункяр-Искелесси под Стамбулом 26 июня (8 июля) 1833 г., обязывал Турцию закрыть Дарданеллы для прохода военных кораблей любых иностранных государств, кроме России. Этот договор вызвал бурю возмущения в Англии и Франции и был, безусловно, крупным успехом России, добытым без пролития капли русской крови. Но нельзя не признать, что тогда Россия могла добиться большего…

А от Ункяр-Искелессийского договора 20 лет спустя не осталось ничего. Началась очередная война с Турцией, и та, естественно, открыла проливы для флота своих союзников — Англии и Франции. Однако они не сразу вступили в войну на стороне Турции. Пока борьба велась один на один, были и Синопская победа — последняя блистательная победа русского флота, и победы при Баш-Кадыкларе и Ахалцихе в Закавказье. Что мешало Николаю I отдать приказ о высадке десанта на берегах Босфора, под стенами Стамбула?! Ведь операция Лазарева в 1833-м показала, что это выполнимо. Правда, тогда русские пришли как союзники турок… Но ведь речь шла о достижении решающего успеха в войне! И не было бы тогда безнадёжного, хотя и славного Севастопольского сидения, не было бы жеста бессильного отчаяния — потопления Черноморского флота на рейде Севастополя, и адмирал Павел Степанович Нахимов, вместо гибели на Малаховом кургане, увенчал бы себя лаврами освободителя Царьграда…

Но ещё раньше, в 1829 году, русские войска добились такого успеха, который, при надлежащем использовании, мог сделать ненужными все последующие войны с Турцией.

Кампания 1828−1829 гг. по своим военным результатам превзошла более известную войну 1877−1878 гг. Поводом для её начала послужила борьба за независимость Греции. Вначале этой борьбой решили воспользоваться в своих целях Англия и Франция. Союзный флот атаковал турецкий 8 (20) октября 1827 года в Наваринской бухте у берегов Пелопоннеса. На стороне союзников приняла участие в битве и русская эскадра, хотя Россия с Турцией ещё не находились в состоянии войны. В ответ Турция запретила русским судам проход через Босфор и выслала из страны русских подданных. Но война была объявлена, причём Николаем I, только 14 (26) апреля 1828 года — ровно за 49 лет до того, как в схожей обстановке, вызванной болгарским восстанием, сын Николая — Александр — издаст манифест о начале новой войны с Турцией за освобождение христиан.

В войну 1877−1878 гг. ключевым пунктом, за который велись долгие кровопролитные бои, стал город Плевен в Болгарии. В 1828 году аналогичное значение приобрёл приморский город Варна. Его осада началась в конце июля высадкой Черноморским флотом десанта под командованием князя Александра Сергеевича Меншикова (в Крымскую войну он будет неудачливым главнокомандующим русской армией, но тогда он был победоносным полководцем), которого после его ранения сменил Михаил Семёнович Воронцов. Этот же десант месяцем ранее овладел на кавказском побережье крепостью Анапа. Хотя турецкий гарнизон по численности втрое превосходило осаждающих, русские войска надёжно блокировали Варну, и 29 сентября (11 октября) 1828 года город сдался.

Осада Варны представляет собой разительный контраст с печально известной осадой Плевны полвека спустя.

Под Плевной наших было больше, чем турок, но несмотря на это осаждали её почти пять месяцев, трижды неудачно штурмовали — всякий раз с большими для себя потерями. Варну же взяли всего через два месяца после начала блокады, причём обошлись малой кровью.

Кампания 1829 года была отмечена победоносным переходом русских войск через Балканы. Главнокомандующий армией генерал-адъютант Иван Иванович Дибич в ряде сражений совершенно уничтожил разрозненные отряды турецкой армии, суммарно превышавшие русскую по численности. По смелости и быстроте маневрирования эту его кампанию уместно сравнить с кампанией Наполеона 1814 года. За этот поход Дибич получил звание генерал-фельдмаршала и почётную фамилию Забалканский.

Вот как пишёт русский военный историк Антон Керсновский о заключительном этапе войны: «Немедленно после Сливненской победы Дибич вернул армию в Айдос и 2 августа выступил оттуда на Адрианополь [Эдирне]. У него оставалось под ружьём всего 25 тыс., но малочисленность не колебала энергичного русского полководца. Деморализация остатков турецкой армии и дружественное расположение всего населения, даже нехристианского (Дибич избавил мусульманские дома от постоя войск), вполне оправдали эту решимость. В шесть переходов Русская армия прошла 120 вёрст… 7 августа русские стали под стенами Адрианополя, со времён Святослава не видавшими русских дружин. На следующий день, 8-го, потрясённый Адрианополь сдался». Надо заметить, что Адрианополь почти всё время войны был резиденцией султана.

Одновременно русские добились значительных успехов и на Кавказском фронте. Войска под командованием Ивана Фёдоровича Паскевича ещё летом 1828 года взяли крепость Карс (впоследствии русским придётся ещё дважды брать этот город — в 1855 и 1877 гг., пока по Берлинскому трактату он войдёт, наконец, в число владений России). А 27 июня (9 июля) 1829 года русская армия овладела Эрзурумом. Вторично этот немаленький турецкий город будет взят русскими только в 1916 году — в Первую мировую войну.

Военные результаты кампании 1828−1829 гг. были значительнее, а международная политическая обстановка — благоприятнее для России, чем полвека спустя.

Русские войска стояли в трёх переходах от беззащитного Константинополя, вошли в Софию, заняли всю Армению. Англия и Франция находились во вражде с Турцией и не были тогда готовы к противостоянию с Россией — недавним союзником по Наварину… Никогда — ни до, ни после — России не предоставлялись такие возможности, чтобы на правах победителя диктовать свои условия Османской империи — своему вековому геополитическому противнику.

Каковы же были условия мирного договора, подписанного 2 (14) сентября 1829 года в Адрианополе? Турция признавала независимость Греции, автономию Сербии, Молдовы и Валахии. Россия получала только черноморское побережье Северного Кавказа, суверенитет над черкесскими племенами (власть Турции над которыми всегда была номинальной) и Ахалцихский вилайет (в современной Грузии)…

http://stoletie.ru/territoriya_istorii/upushhennyje_pobedy_2009−09−14.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru