Русская линия
Взгляд-инфоЕпископ Покровский и Николаевский Пахомий (Брусков)11.09.2009 

«Даже если не веришь, нельзя забывать — в этот храм ходили наши отцы и деды»

Всегда было ну очень интересно заглянуть за церковную ограду, чтобы посмотреть, как же функционирует эта огромная структура, именуемая Церковью, по каким законам живет? Ведь материальная сторона церковной жизни довольно обширна — здесь строят и реставрируют храмы, что требует крупных вложений, платят зарплату большому числу сотрудников, Церкви просто необходимо иметь свое производство и обеспечивать храмы церковной утварью. Чтобы получить ответы на все интересующие нас вопросы, мы встретились с настоятелем Свято-Троицкого собора г. Саратова, руководителем реставрационного отдела Саратовской епархии игуменом Пахомием (Брусковым).

— Отец Пахомий, что включает в себя структура Церкви — это только храмы или еще какие-то организации? По каким законам и правилам все они существуют?

— Положение Церкви в обществе двойственно. С одной стороны, Русская Православная Церковь — это религиозная организация, зарегистрированная в Министерстве юстиции России. Она включает в себя храмы, монастыри, духовные семинарии, епархиальные управления. Все они, в соответствии с современным законодательством, имеют статус юридического лица, а значит, их деятельность происходит в общем правовом поле. В любой религиозной организации есть свой устав, где прописаны название, цели ее создания, источники дохода, направления деятельности.

С другой стороны, Церковь — это особая организация, главной целью которой является распространение христианства, Евангельского благовестия. И все остальные виды ее деятельности являются лишь средством для достижения этой цели. Этим и обусловлено особое положение Русской Православной Церкви в современной России и ее историческое значение.

— Из чего складывается бюджет каждого конкретного храма, и как он распределяется?

— Главным источником дохода для любого храма являются добровольные пожертвования людей. Это может быть помощь и от прихожан храма, и от посторонних лиц, которые готовы принимать участие в его жизни. Таким образом, религиозная организация, как и общественная, существует не на средства, выделяемые из бюджета, не на доходы, получаемые в результате коммерческой деятельности, а на благотворительные пожертвования. Поэтому мы освобождены от уплаты некоторых налогов, в т. ч. налога на прибыль, земельного налога.

— Но в храмах же организована торговля?

— Да, действительно, в каждом храме есть свечной ящик, куда люди подходят, чтобы купить свечи, образ, крестик, книгу. Но об этом нельзя на самом деле говорить как о торговле. Это называется распространением предметов религиозного назначения. К тому же целью этой деятельности является не получение прибыли для личного обогащения священника или других членов Церкви, а приобретение средств для ведения уставной деятельности: организации богослужения, просвещения, благотворительности, проведения общественных мероприятий, реставрации и строительства храмов.

— Это все или есть еще какие-то статьи расходов?

— Этот вопрос интересует многих людей, и мне часто его задают. При этом люди не отдают себе отчета в том, что интересоваться чужими доходами и расходами, будь то отдельный человек или организация, несколько бестактно. Можно понять, когда человек, пожертвовавший какую-то сумму денег, интересуется, на какие нужды они были потрачены. Но странно, когда такие вопросы задают случайные люди. Когда меня на улице спрашивают, откуда у нас деньги и куда мы их тратим, я всегда отвечаю: «А сколько вы сами жертвуете и принимаете ли участие в жизни Церкви?»

— Просто люди видят, что для украшения иконостасов или при изготовлении куполов часто используют золото. Кому-то это кажется неоправданной роскошью, поэтому и возникают подобные вопросы.

— С древности в нашей стране существовала традиция золотить купола, украшать внутреннее убранство храма. И зачастую это делалось на пожертвования простых прихожан, для которых потребностью души было отдать Богу лучшее. В настоящее время русские люди в первую очередь стремятся украсить свои жилища, а Богу жертвуют по остаточному принципу. Поэтому иконостасы сегодня чаще покрыты позолотой с минимальным содержанием золота. А на купола многих храмов в нашем городе, например, Духосошенственского и Покровского, нанесен нитротитан — специальный материал, в составе которого золота нет.

Но в отдельных случаях сложившиеся исторически архитектурные особенности нельзя игнорировать. Например, Свято-Троицкий собор — памятник истории и культуры федерального значения. Если мы будем использовать нитротитан, то нас просто оштрафуют, потому что за состоянием собора следит служба охраны памятников. Поэтому бывает очень больно и грустно осознавать, что государство поручает нам реставрировать и содержать в надлежащем виде памятники культуры, а средств на это или выделяется в небольшом количестве, или не выделяется вовсе. И мы вынуждены сами изыскивать деньги, и при этом еще и выслушивать порой замечания по поводу «непозволительной роскоши».

— А как определяется зарплата священников, есть ли у них трудовая книжка? Получают ли они премии?

— В настоящее время в храмах трудится немало сотрудников: и священнослужителей, и мирян. Конечно же, они получают зарплату, больничные, отпускные, премии, как и сотрудники любой другой организации. С их заработной платы также отчисляются все предусмотренные законом налоги. И у священников, и у мирян есть трудовые книжки, по достижении определенного возраста они уходят на пенсию.

Однако такое положение существует лишь с девяностых годов прошлого века. В советское время Церковь была полностью отделена от государства, и священники, всю жизнь прослужившие на приходах, не имели права на пенсионное обеспечение, были вычеркнуты из жизни общества. Интересно, что налоги (и немалые), в том числе и в Пенсионный фонд, они платили постоянно.

— Расскажите, где производятся свечи, лампады, подсвечники для храмов.

— Одним из подразделений Русской Православной Церкви является художественно-производственное предприятие «Софрино», оно главным образом и занимается изготовлением церковной утвари. Это кадила, престолы, иконостасы, облачения, ладан и др. — все что необходимо для богослужения. Конечно же, один завод не способен обеспечить все храмы и монастыри России и зарубежья, поэтому за последние 15−20 лет появилась масса других предприятий, частных структур, артелей, иконописных мастерских, которые также работают на нужды Церкви. Произведения искусства, конечно, изготавливаются частным образом, это единичные вещи, а массовое производство лежит главным образом на «Софрино».

— А как формируются цены на те же свечи, иконы, книги, которые можно приобрести в любом храме? Как определяется пожертвование за совершение Таинств?

— Цены на предметы, которые распространяются в храмах, определяются исходя, в первую очередь, из себестоимости продукции и предлагаемой суммы пожертвования. Нужно понимать, что мы не сами свечи катаем. Чтобы их изготовить, нужно найти воск, оплатить труд рабочего. И раздавать бесплатно, например, книги, мы не имеем возможности. Поэтому каждый человек, приобретая что-то, тем самым оплачивает себестоимость и жертвует на нужды храма. В древности христиане приносили с собой все, что необходимо для службы, — свечи, вино, ладан. Сейчас это уже невозможно.

Что касается Таинств, то их нельзя оценить. Мы пишем лишь предлагаемую сумму пожертвования за совершение некоторых Таинств (Крещения, Венчания, Соборования). Она не является обязательной для всех, а для нуждающегося человека Таинства совершаются бесплатно. Но порою бывает так: приходит человек, имеющий деньги, и ничего не жертвует, а старушка, у которой пенсия три тысячи рублей, оставляет из них пятьсот.

— Иногда можно встретить людей с кружками, ящиками, которые на улицах просят деньги на строительство и нужды того или иного храма. В этом не может быть обмана?

— В Саратове есть возможность отслеживать и контролировать ситуацию. Например, в Москве это сделать намного сложнее, поэтому кто-то просто переодевается и так зарабатывает. Если у вас возникли сомнения, всегда можно спросить человека, откуда он, есть ли у него документ, подтверждающий принадлежность к тому или иному храму или монастырю. Если никаких документов у просящего нет, стоит усомниться, и, если вы действительно желаете оказать помощь Церкви, лучше в таком случае просто прийти лично в храм и внести пожертвование на какие-то конкретные цели. К примеру, если к нам обращаются такие люди, я говорю: «Вы можете пожертвовать на реставрацию храма, благоустройство территории, на воскресную школу, обеды для нуждающихся».

Когда человек жертвует, он помогает не только кому-то другому, но и себе. Расставаясь с чем-то, мы учимся жить ради других. Ведь когда мы делаем что-то ради Бога, наше сердце смягчается.

— Я знаю о ситуациях, когда настоятели храмов, священнослужители звонят в ту или иную организацию и просят пожертвовать на храм. На ваш взгляд, это этично?

— Когда мы знаем, что какому-то человеку тяжело, ему нужна поддержка, мы можем за него попросить. Это нормально, в этом нет ничего предосудительного. Но ведь и священник просит не на свои личные нужды, не для себя. Он старается не только восстановить храм, но и создать общину, помочь другим людям и предлагает в этом поучаствовать тем, кто считает себя христианами.

Когда настоятель обращается к директору предприятия, он на самом деле только предлагает ему сделать пожертвование на храм. Решение всегда остается за тем, у кого просят. На наши просьбы кто-то из руководителей откликается, кто-то отказывает в резкой форме. И порой они даже не подозревают, что не только храм находится в тяжелом состоянии, но и сам священник живет в страшной нужде. Ведь батюшка, возможно, живет под гнетом проблем — крыша валится, сотрудникам нечего заплатить, дома ждет семья. Как, на что он живет? К сожалению, этот вопрос никого в большинстве случаев не интересует. И часто в селах священники не живут, а просто выживают.

Редко в наши дни люди сами задумываются над вопросом: «А чем лично я могу помочь храму?». Вот ко мне подошел сегодня человек на улице с претензией: «Почему вы тротуар не делаете?». Хотя тротуар за церковной оградой — городская территория. Но дело даже не в этом, просто, если возник такой вопрос, — придите и помогите нам сделать этот тротуар, поучаствуйте в решении проблемы. Ведь то, что мы делаем, нужно не только нам, а всему обществу. Человек может не верить, это его право, но важно помнить, что в этот храм ходили наши отцы, деды. И на самом деле уже даже ради этого стоит поучаствовать в его возрождении.

Беседовала Виктория ФЕДОРОВА

http://www.vzsar.ru/special/2009/09/03/igumen_pahomiy_(bruskov)__dazhe_esli_ne_verish_nelzya_zabyvat__-__v_etot_hram_hodili_nashi_otcy_i_dedy.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru