Русская линия
Взгляд-инфо Виктория Федорова09.09.2009 

Тихий подвиг

Сельская жизнь в упадке — это общеизвестно: нет работы, закрываются школы, люди от безысходности ищут утешения в компании зеленого змия, а молодое поколение стремится вырваться из родной глубинки в города. Но если в селе есть храм, тогда не все потеряно. И встречаются еще батюшки-подвижники, которые умеют положить все свои силы на то, чтобы привести людей к Богу. Задача не из простых, но обретение порой утраченного смысла жизни — это ли не бесценное благо, способное сделать человека счастливым? В селе Питерка Саратовской области таких людей с каждым годом все больше. В праздник Преображения Господня мы побывали в гостях у настоятеля храма во имя Архистратига Божия Михаила с. Питерка священника Сергия Ясиновского, и воочию убедились: не будет места разрухе там, где чтят слово Божие.

ЯБЛОЧНЫЙ СПАС

Уже на подъезде к Питерке чувствуешь особую местную атмосферу: аккуратные домики, чистота улиц, а главное — улыбки на лицах местных жителей и готовность каждого подсказать нам дорогу к храму. Вокруг идиллия: мужчины заправски косят траву, мама гуляет с умиротворенно спящим в коляске малышом; несколько бабушек, лихо орудующих вязальными спицами, обсуждают последние новости. Народу немного: большая часть населения на работе, другие — в храме на Божественной литургии. Храм просторный и светлый, а рядом со входом в него мамы с детишками, собравшиеся уже было зайти, вдруг устроили стихийный совет по поводу новых рецептов постной кухни. Ребята разных возрастов резвились рядом, но как только мамы все обсудили и взяли своих деток за руки, те сделали серьезные лица и с понятным трепетом переступили порог храма. Женщина с тяжелыми сумками, проходившая в этот момент мимо, на миг поставила сумки, перекрестилась, поклонилась, и, со вздохом взглянув на часы — видимо, опаздывала куда-то, побежала дальше. Батюшка уже начал службу.

Людмила Сергеевна — одна из постоянных прихожанок храма — предлагает нам чуть отдохнуть с дороги и тут же проводит небольшую экскурсию — показывает кабинет, где проходят занятия воскресной школы, ризницу и заодно рассказывает о местной приходской жизни:

— Мы в жизни Церкви участвуем всем селом. Помогаем, чем можем: многое из того, что здесь есть в храме, сделано руками сельчан, вот мебель — дар прихожан. Батюшка у нас золотой, много для нас делает и не помочь ему нельзя, ведь с любым вопросом к нему идем, он даст совет на все случаи жизни. Отец Сергий уже третий батюшка, направленный к нам служить, и только ему удалось сделать так, чтобы сельчане воспряли духом. А ведь как ему самому тяжело приходилось поначалу: приехал сюда с семьей и жил без кола, без двора, в служебных помещениях. Но он не отчаялся, и храм для нас отстоял. Таких батюшек мало. И мы его теперь никуда не отдадим!

Из окон храма виден сад — дело рук и трудов отца Сергия. Во дворе пасутся козы, бегают куры — у батюшки, как и у всех здесь, есть свое хозяйство.

— Вы даже не представляете, как тяжело все это ему далось, — вздыхает наша собеседница. — Дай Бог ему здоровья!

А батюшка, отслуживший литургию, готовится освятить принесенные сельчанами плоды нового урожая. В храме стоит запах фруктов, а их красочное изобилие радует глаз, приносит ощущение праздника. Отец Сергий не хмур и строг, каковыми часто кажутся многие священники, а добр и участлив. Во время проповеди рассказывает собравшимся в храме о празднике Преображения и о том чуде, которое явил в этот день на горе Фавор Христос перед своими учениками. Объясняет, почему в русской народной традиции Преображение называется Яблочным Спасом. Такое название праздник приобрел, поскольку в этот день было принято освящать виноград нового урожая или яблоки. К батюшке выстраивается очередь из прихожан. Пока я ожидала батюшку для разговора, ко мне подошел пожилой мужчина, угостил яблоками и грушами:

— Бери, дочка, кушай!

Невольно растрогалась от такой неожиданной участливости. А чуть позже и отец Сергий пригласил нас к столу. Только извинился за то, что сам присоединится позднее: надо отслужить панихиду и провести собрание по поводу предстоящей паломнической поездки. Прямо из Питерки сельчане ездят в Дивеево. С ними всегда отправляется и отец Сергий, который с улыбкой поясняет: «Зачем же их, как сирот, одних отправлять? Я так не могу».

БОЖЬИМ ПРОМЫСЛОМ

Одна из певчих в хоре, как оказалось, — жена батюшки, матушка Марина. Обаятельная мама троих детей на наших глазах успевала все: гостей встретить, с сельчанами пообщаться, обед приготовить, старшим деткам указания раздать, младшего спать уложить… И все так легко в ее руках спорится, на лице — ни тени грусти и усталости, а только задорный блеск в глазах. Усадив за стол, матушка показывает нам фотографии: на днях Епископ Саратовский и Вольский Лонгин приезжал в Питерку, за богослужением Владыка удостоил священника Сергия Ясиновского права ношения наперсного креста.

Антонина Ивановна, еще одна прихожанка Питерского храма, тут же, на кухне, помогает по хозяйству. Шутит, что для матушек, особенно таких, как матушка Марина, тоже должны быть свои награды. Наш стол же ломится от постных кушаний: уха, рыба, салат из овощей, плов, мед, фрукты.

— Ешьте, ешьте, а то вдруг завтра не будет? — приговаривает Антонина Ивановна, вспоминая — что свойственно многим пожилым людям — пережитые непростые годы войны и голод. — Жизнь непредсказуема, но Бог даст, такого больше не случится!

Приходит батюшка, и я прошу его вспомнить, как он пришел к Богу, как начинал свое служение.

— Я родом из Калининска и в 14 лет впервые пришел на вечернюю службу в храм, — рассказывает отец Сергий. — Происходящего тогда, правда, толком не понял, но во всей церковной атмосфере почувствовал что-то до боли родное. Начал ходить чаще в храм, а через год уже стал помогать служить батюшке. Потом женился, поступил в семинарию, и по ее окончании сразу был направлен сюда. Причем помню, как-то раз еще семинаристом был в Питерке и матушке по возвращении сказал: никогда не хотел бы там очутиться, — смеется отец Сергий. — Но на все Божья воля, и мы уже семь лет как здесь.

— Мне уже рассказали, что вам поначалу очень сложно здесь пришлось…

— Конечно, можно много трудностей вспомнить, но главное — сейчас все нормально. Справились с Божьей помощью. А было такое, что Церковь находилась в одном доме с регистрационной палатой, залом с игровыми автоматами… Вместо подсвечников — две доски с просверленными отверстиями. Мы с матушкой и годовалым Алешей жили в заброшенном здании библиотеки: без света, газа и воды.

— Среди книг?

— Среди крыс, — рассмеялась матушка, и я подумала сначала, что она шутит, но матушка Марина продолжила свой рассказ. — Вот такие крысы были! Один раз батюшка сразу семь поймал…

— Ничего, мы не жалуемся, теперь можем с улыбкой вспоминать, — продолжает отец Сергий. — Нам и администрация помогла, и прихожане, сейчас все по-другому. Хотя раньше священник здесь чуть ли не в диковинку был: как-то меня одна женщина увидела и ахнула: в первый раз, говорит, живого попа вижу! Когда мы переехали, я помню, встретился с замглавы местной администрации как раз в канун праздника Преображения Господня. Он мне говорит тогда: «Надо бы крестный ход провести и яблочный базар». Пришлось ночью самому фонари мастерить, хоругви, чтобы крестный ход состоялся. Но зато люди потянулись в храм после этого.

ЕСЛИ НАДО, ТО НА ВСЮ ЖИЗНЬ

Пообедав с нами, батюшка на какое-то время уходит по делам. А на вечер у отца Сергия запланирована поездка в соседнее село Мироновка: там молодой священник сегодня первую литургию отслужил, с чем его нужно обязательно поздравить. Мы же пока гуляем по саду, кормим домашнюю живность, и матушка Марина рассказывает о планах, об особенностях местной жизни:

— Вот здесь батюшка виноградник посадил, хочет беседку разбить, и, возможно, прудик небольшой сделать. А вон видите пустырь? Там детская площадка планируется. Так что дел еще здесь много. Речку местную видите? На Крещение батюшка там освящает в проруби воду. А иногда мы туда и просто за водой ходим, она не всегда в селе есть, район у нас очень засушливый.

Тем временем возвращается и отец Сергий.

— Вообще сложнее всего было к местному климату привыкнуть, — подхватывает он матушкин рассказ. — Первый год в шоке были: ни лесов, ни озер, одни степи кругом и жара 60 градусов. А потом сами начали деревья сажать, чтобы хоть тень была, и вот уже совсем другое дело.

— Теперь уже и уезжать не хочется?

— Это как Владыка благословит. Сердце архиерея в руках Господа, и как угодно Богу, так и будет. Если мы здесь нужны и пользу приносим, мы готовы и здесь остаться на всю жизнь.

— Но в городе, наверное, жить лучше, комфортнее?

— Да что вы?! — не соглашается со мной матушка. — В городе чистым воздухом не надышишься, а тут все есть: и природа, и хозяйство, и люди добрые. Эти блага с ни с какими другими не сравнятся.

А что место тут действительно доброе, кожей чувствуется. И уезжать не хочется… Но надо. И чтобы хоть как-то задержаться напоследок, прошу об экскурсии на недавно построенную колокольню. Отец Сергий как раз рассказывал, как всем селом на колокола деньги собирали и вот недавно обзавелись своей звонницей. Местные подростки уже проявляют интерес и в большие православные праздники учатся звонарскому делу. Мы поднялись на колокольню, откуда раскинулся удивительный по красоте вид на всю округу. И когда зазвучал мелодичный звон колоколов, душа словно встрепенулась и обрадовалась: все хорошо, пока есть храм, живет село! И дай Бог каждому населенному пункту своего священника-подвижника, готового отдать всего себя служению людям и Церкви.

http://www.vzsar.ru/special/2009/09/03/tihiy_podvig.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru