Русская линия
Русский вестник Сергей Григорьев09.09.2009 

Скажи нам, батька-атаман…

«Ой, чий то кiнь стоiть, що сива гривонька…», — звучный баритон разносит по ночному урочищу Эски-Кермен (Старая Крепость), что в горном Крыму, на полпути между Бахчисараем и Севастополем, слова старой украинской песни времён Богдана Хмельницкого. «Сподобалась менi, сподобалась менiтая дiвчинонька…», — припевно вторит баритону хор басовитых мужских голосов, и со стороны кажется, будто они эхом отражаются от почти полной, спелой луны, зависшей над горной долиной. Соло принадлежит генерал-хорунжему Александру Панченко, верховному атаману Союза казаков Украины «Войско Запорожское», а хор голосов — офицерам Генеральной канцелярии СКУ «ВЗ» и Всевеликого Войска Донского (ВВД), которые в начале августа прибыли в Эски-Кермен на открытие 5 Международного лагеря казачьего братства «Крым-Сечь-2009″.

После долгого трудового дня, после купания в море, после ароматного, с дымком кулеша, сваренного старшиной на костре по старинному рецепту, секрет которого ведом батьке-атаману, после чарки доброй горилки хлопцам поётся от души. Ой, от души! И рецептов, и песен Владиславович знает Бог весть сколько. На его скуластом половецком лице, выдающем родовую казацкую кровь, читается лёгкая усталость вперемешку с удовольствием от того, что и лагерь — постучим по дереву — нормально открыли, и компания за столом хорошая, и на столе всего вдоволь. Но ещё больше задумок в поседевшей атаманской голове. Задумок, которые надо успеть воплотить, пока есть силы, здоровье и время.

А оно быстро летит. Куда быстрее, чем нам того хочется. Вот уже и 2009-й год перевалил за „экватор“. 28 августа А.В. Панченко „стукнуло“ 50. Такой себе матёрый крепкий дядька. А ведь я помню его 30-летним стройным хлопцем, который 20 лет назад в числе первых поднял знамя казачьего возрождения на Запорожье. Что характерно, будучи до мозга костей патриотом неньки-Украины, в те азартные перестроечные годы Саня так и не вступил ни в Рух, ни в какую из множества тогдашних демократических партий. На тусовках появлялся, но всё больше молчал. Внимательно слушал. Присматривался к людям. Вникал в суть. Делал выводы.

…8 декабря 1991 года. Промозглое туманное утро. Остров Хортица. Почти на берегу Днепра — скромный дворец культуры здешнего сельхозпредприятия. Идёт учредительная Рада Товарищества „Запорожская Сечь“. В зале ДК — те, кто ощутил в себе пробудившийся казацкий дух. Одеты кто во что горазд. Тут тебе и вышиванки, и армейская „полёвка“, и кубанские бурки, и цивильные пиджаки. На тускло освещённой сцене — портреты гетманов, кошевых атаманов Сечи и казацкие хоругви. Панченко вступает в ряды простым казаком.

…16 апреля 94-го. Словно гром среди ясного неба — ставший к тому времени наказным атаманом А.В. Панченко с большой группой своих сторонников выходит из Товарищества „Запорожская Сечь“ и Украинского казачества, частью которого была и „ЗС“. Как объяснил сам Александр, этот шаг — знак несогласия с антицерковной, антиправославной политикой, которую вело националистическое руководство УК. В качестве альтернативы парни создают Казачье Войско Запорожское Низовое — с правильной ориентацией, верное духу и заветам днепровского „лыцарства“. Получают духовника от канонической епархии — совсем молодого тогда ещё батюшку Андрея Кузьмина. Крепят дружбу с кубанским казачеством — прямыми потомками последних сечевиков-запорожцев. Ездят в Краснодар — набираться ума-разума. Ряды Войска стремительно растут. Появляется поддержка со стороны деловых кругов Запорожья. На стороне КВЗН — генеральный директор ОАО „Мотор Сич“ В.А. Богуслаев, областной Союз промышленников и предпринимателей „Потенциал“. В бывших компартийных газетах — жуткая истерика. Панченко, мол, собрал под своим крылом „боевиков проимперских шовинистических сил“. Один за другим летят доносы на него в Генеральную прокуратуру, в Службу безопасности, Президенту, главе правительства и председателю Верховной Рады. Доносы опубликованы в прессе. Под ними — подписи бывших „побратимов“ из УК. Травлю атаман переносит стоически. Дескать, жизнь покажет, кто есть кто. И точно, показала. В полный рост, во всей красе…

…Ясное дело, юбилей Верховного отметят как положено. Причём не только его братья-казаки, но и те из властей предержащих, которые отдают себе отчёт в том, во главе какой такой общественной силы стоит Александр Владиславович и что он представляет собою как личность. А сила эта немалая: СКУ „Войско Запорожское“ состоит из 14 паланок (самоуправляемых областных и республиканской в Крыму казачьих организаций), которые, в свой черёд, делятся на курени (районные организации), а те — на сотни (общины казаков на селе). Кроме того, на правах широкой автономии в СКУ входит ряд отдельных полков — например, полк имени Ивана Богуна, что в г. Снежном Донецкой области, а также школы джур (юных казаков) и казачьих спецдружин охраны общественного порядка (КСД). В одном лишь КВЗН 10 школ джур и 17 КСД.

Всего же Войско Запорожское объединяет свыше двух тысяч полностью экипированных казаков, находящихся в состоянии мобилизационной готовности. Многие из них имеют высшее военное или юридическое образование, а также солидный стаж службы на командных должностях в Вооружённых силах и правоохранительных органах. Не случайно именно казаки-запорожцы атамана Панченко по первому же сигналу тревоги выезжали в Крым и Тернопольскую область, дабы предотвратить захват экстремистами Свято-Успенского мужского монастыря в Бахчисарае и Свято-Успенской Лавры в Почаеве. Говоруны же с маршальскими звёздами, ряженые „под казаков“, в это время тихо сидели по домам.

Именно запорожцы во главе со своим батькой в конце ноября 2004 года живой стеной стояли в оцеплении перед зданием Кабинета министров Украины, куда вот-вот собирались ворваться привезённые из Галиции экспортёры „демократической революции“. Стояли до тех пор, пока „сверху“ не дали команду „отбой!“. Зато другой запорожский пан атаман, который в своё время учинил раскол в СКУ „ВЗ“, вместе со своей альтернативной „казацкой“ структурой сбежал из Киева, стоило ему смекнуть, что стояние под стенами Кабмина в любой миг способно перерасти в бой „стенка на стенку“.

В принципе казаки А.В. Панченко в любой момент готовы выступить на защиту попираемой правды — если, конечно, официальные правоохранительные органы почему-то бездействуют. Однако к демонстрации своей силы и своих, так сказать, педагогических возможностей наследники Сечи прибегают лишь в самом крайнем случае. Главное в их повседневной работе — это военно-патриотическое воспитание и спортивная подготовка молодёжи, возрождение и популяризация традиций казачьего государства, каковым фактически являлись Земли Вольностей Войска Запорожского Низового, а у бойцов общественных формирований по охране правопорядка (КСД) — ещё и борьба с уличной преступностью.

— В казённой „исторической науке“ наших дней господствует взгляд, будто нынешняя государственность Украины берёт своё начало только и исключительно в Гетманской державе, созданной 8(18) августа 1649 года по Зборовскому договору между Богданом Хмельницким и королём Речи Посполитой Яном Казимиром, — раскрывает своё жизненное кредо верховный атаман. Будучи по образованию историком (истфак Запорожского пединститута), Александр Владиславович досконально знает то, о чём говорит. — Безусловно, Гетманщина сыграла немалую роль в становлении традиций украинской державности. Однако в отличие от Запорожской Сечи она никогда не была международно признанным независимым государством, оставаясь в лучшем случае полусуверенной автономией. Сечь же поддерживала дипломатические отношения с целым рядом стран. Более того, она появилась как минимум на полтора столетия раньше, нежели Гетманщина, и просуществовала на 11 лет дольше, чем та. Идём дальше. Выборная должность кошевого атамана на Сечи была в глазах казаков более авторитетной и престижной, чем должность гетмана, выборы которого уже начиная с Мазепы всё больше превращались в формальность. К тому же среди гетманов было немало сомнительных личностей, чего не скажешь ни об одном кошевом атамане. Тем не менее таких великих наших предков, как Пётр Конашевич-Сагайдачный, Иван Сирко и другие, у нас исподволь пытаются задвинуть на второй план. Зато Выговского и Мазепу, которые оставили по себе Руину и недобрую память, наоборот, возвеличить, превратить в икону, в образец для подражания.

Немного помолчав, атаман продолжает: „У каждого человека, который хочет прожить свою земную жизнь не зря, должна быть большая, серьёзная цель, владеющая всем его существом. Моя цель совпадает с мечтой моих казаков-побратимов — вернуть из небытия славное Войско Запорожское Низовое. Мы, конечно же, прекрасно понимаем, что воссоздать точную копию былого не удастся. Да оно и ни к чему. Однако возродить обычаи взаимовыручки (особенно на селе), совместного отстаивания общих интересов и ведения хозяйства, увековечить память наших героических пращуров там, где она пребывает в забвении, вырастить достойную во всех отношениях юную смену — чем не задача для настоящих казаков? Сделать всё это не только можно, но и нужно. Несмотря ни на какие кризисы и трудности. Иначе чем оправдаемся, представ пред Господом на Его нелицеприятный суд?“.

Но вот ведь что тут обращает на себя особое внимание. В одно и то же время с Александром (а многие и вместе с ним) начинали и другие энтузиасты казачьего возрождения. Иные из них теперь носят пышные титулы и по несколько генеральских звёзд на погонах. Но где, так сказать, армии этих „генералов“? Большинство таких „армий“ умещаются на диване. Скажу больше: силы, сопоставимой с Союзом казаков Украины „Войско Запорожское“, в современном казачьем движении нашей страны и близко нет.

Быть может, целеустремлённость верховного атамана объясняется набором его генов. Однажды он рассказал мне такую историю. Его бабка Полина Сергеевна и дед Григорий Григорьевич родом из станицы Новопавловской (ныне г. Новопавловск) Ставропольского края. Изрядно помыкавшись по огромной стране, они в конце концов осели в г. Краснограде Харьковской области. На Святках 1995 года, по пути в Киево-Печерскую Лавру, куда А.В. Панченко направлялся по приглашению Блаженнейшего митрополита Владимира, Предстоятеля Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, Владиславович решил заглянуть в Красноград. Каково же было его удивление, когда дверь открыл двоюродный дед Иван Акимович, приехавший с Северного Кавказа. Увидев Александра в казачьей форме, старик вытянулся во фрунт, отдал честь и рапортовал: „Вахмистр Терского Войска…“. А затем предъявил удостоверение, подтверждающее его воинское звание.

…Нельзя сказать, чтобы у генерал-хорунжего А.В. Панченко и его верных друзей-товарищей, с которыми, как говорится, съеден не один пуд соли, получилось всё то, о чём мечтается. Но даже то, что сделано, впечатляет. Как уже говорилось, в рамках Войска действуют два десятка школ джур. Четыре из них смело можно назвать элитными — этаким прообразом казачьих кадетских корпусов. Это Запорожская, Энергодарская, Новомосковская и Покровская (в Днепропетровской области) школы. Запорожская (директор — полковник Валерий Нарижный) — та вообще первая в Украине. Ей уже 16 с лишним лет. Джуры растут абсолютно трезвыми, духовно и физически развитыми людьми, впитавшими в себя ценности украинской национальной культуры и знание подлинной истории Отечества. Многие из них становятся кадровыми офицерами силовых структур. А юные казачки — отличными хозяйками и матерями. Иной раз питомцы Валерия Ивановича создают чисто казачьи семьи. Вот и недавно в офисе генеральной канцелярии СКУ „ВЗ“ сыграли такую свадьбу.

Силами, а нередко и за личные средства казаков-запорожцев возведены поклонные кресты и другие памятные знаки в историко-природном заповеднике „Каменные Могилы“ (Володарский район Донецкой области), в селе Сальковом (Генический район Херсонской области) и в селе Новые Каиры (Бериславский район на Херсонщине), а также в райцентре Покровка на Днепропетровщине — там, где на берегу степной реки Волчьей непобедимый „Урус-Шайтан“ И.Д. Сирко отбил у крымских ордынцев несколько сот пленных русичей. Казаки из Покровки (куренной атаман — сотник Николай Секеда) — прямые потомки этих малороссийских крестьян и мещан. Пару лет назад, взяв в руки дубьё и ногайки, они предотвратили попытку криминальных структур отобрать у здешних фермеров их землю. После этой смертельно опасной стычки авторитет казачества среди местных жителей стал непререкаемым. Власти райцентра даже выделили куреню территорию заброшенного парка отдыха, где побратимы уже почти достроили общедоступный центр казачьего досуга и культуры.

Строго говоря, чтобы хотя бы бегло перечислить все благие дела нынешних потомков Сечи, нужно издать отдельную брошюру. А ещё лучше — целую книгу. И всё же не могу не упомянуть работу спецподразделения общественной безопасности Коммунарского района г. Запорожья, командиром которого является генеральный есаул СКУ „ВЗ“ войсковой старшина В.А. Архипов. Владимиру Анатольевичу не раз и не два доводилось принимать участие в задержании особо опасных преступников, ходить под пули и на нож. Недаром за свой ратный труд он удостоен знаками отличия управления МВД Украины в Запорожской области и грамотами министра внутренних дел.

Такие вот братья-товарищи и помощники у верховного атамана. С такими не пропадёшь. Они не сдадут и не продадут, какие бы испытания ни ожидали его впереди. А то, что Александру во время оно пришлось хлебнуть горюшка по полной программе, тоже ведь в Запорожье ни для кого не секрет. Не берусь утверждать, будто в 1998 году его „закрыли“ по сфабрикованному делу. Виноват ли он в том, в чём его тогда обвинили, знает лишь он сам. От тюрьмы да от сумы не зарекайся. Да и потом, „несть человек, еже поживет и не согрешит“. Здесь ему, как говорится, Бог судья. Правда и то, что за одного битого двух небитых дают. Вперёд наука. Ну, а тот факт, что после выхода на свободу на ближайшей же Великой Раде братья-казаки не только восстановили Владиславовича в звании, но и тут же по-новой избрали Верховным, является лучшим ответом всем его недоброжелателям. Очевидно, есть в этом человеке нечто такое, что стократ перевешивает всяческий „компромат“ на него — настоящий и мнимый. Это свойства прирождённого, яркого лидера, способного зажечь своими идеями и повести за собой тысячи других взрослых, самодостаточных мужчин. Я бы даже сказал, харизма идеолога казачьего возрождения.

Ну, а вторая попытка расправиться с ним — это уж явная месть „оранжистов“ за твёрдую позицию А.В. Панченко и всего Запорожского Войска, которые делом доказали свою верность законно избранному в 2004 году Президенту Украины В.Ф. Януковичу. Уголовное дело, заведённое на Верховного атамана по одной из „корыстных“ статей, с треском развалилось и со временем было без лишнего шума списано в архив. Ибо изначально оно было надуманным, вызванным политическим резоном властей предержащих. Тем не менее Александру пришлось 9 месяцев находиться вдали от родного дома. И опять же на Великой Раде в ноябре 2006 года А.В. Панченко без особых проблем вновь занял свой высокий пост. Это при том, что на „булаву“ претендовали и другие заслуженные ветераны казачьего движения.

Сейчас Александр Владиславович работает над тем, чтобы объединить разрозненные казачьи организации, которым близок дух Старого Запорожья, в единую структуру — для начала конфедеративную, а там дальше видно будет. Кроме СКУ „ВЗ“ в неё вошли Всеукраинская федерация казачьих боевых искусств „Спас“ (президент — полковник Александр Притула) и Международный союз казаков „Запорожская Сечь“ (атаман — генерал-хорунжий Валерий Хрущ). Эта триада с правом юридического лица именует себя „Войско Запорожское“. И возглавляет её в статусе Верховного атамана опять же товарищ Панченко. Зовут в объединённое Войско и другие казачьи союзы. Однако амбиции их вождей пока что непреодолимы. Очень жаль. Ведь, как показывает практика, все те структуры, которые во время оно с шумом отделились от СКУ „ВЗ“, быстро измельчали, стали „колоться“ внутри самих себя, а затем и вовсе сошли на нет. Единство же даёт новые силы и возможности всем без исключения участникам общего дела.

…"Ой, чий то кiнь стоiть, що сива гривонька…», — вдохновенно выводит атаман слова своей любимой песни, и горное эхо разносит его сочный баритон по всему ущелью Эски-Кермен. «Сподобалась менi, сподобалась менiтая дiвчинонька», — затягивают войсковые старшины. Луна заливает долину чарующим светом. Пахнет разнотравьем, влажной свежестью, дымом потухшего костра и ароматным кулешом, над которым «колдовал» Владиславович. И тут я ловлю себя на неожиданной мысли, что вот прямо сейчас — здесь и теперь, в международном лагере казачьего братства «Крым-Сечь-2009», — я сподобился прикоснуться к живой истории своей страны. Ибо Войско Запорожское, извлечённое из онтологического небытия силой воли, верой в свою правоту и великими трудами тех не совсем молодых уже хлопцев, с которыми я сижу за одним столом, теперь никогда и никуда не исчезнет. Эстафету подхватят другие — те же питомцы Володи Архипова, спящие богатырским сном в своих походных палатках. И так будет до второго пришествия. При этом имя Александра Панченко — основателя и общепризнанного лидера Запорожского Войска — уже навечно вписано в анналы славного казацкого народа, коему, как известно, нет перевода.

http://www.rv.ru/content.php3?id=8096


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru