Русская линия
АиФ Нижнее Поволжье Ольга Поплавская02.07.2007 

«У каждого из нас — свой Лука»

С 5 по 7 июля храм Иоанна Предтечи, что на волгоградской набережной, станет местом паломничества тысяч верующих изо всех регионов России. Сюда привозят одну из величайших святынь христианства — честную главу апостола-евангелиста Луки. По поручению митрополита Германа и комиссии святых отцов благочинный Дубовского округа Сергей Ермаков пишет икону Св. Луки. Ожидается, что новая икона будет выставлена в храме рядом со святыми мощами.

Иконописный подряд
В свое время отец Сергий, тогда еще просто Сергей, окончил Пензенское художественное училище. Там и познакомился с будущей супругой Еленой. Сейчас у них «семейный подряд»: вместе трудятся над иконами. Она отвечает за позолоту, раскрашивание одежд и покрытие лаком. Он — за основной рисунок и детали отделки. Благодаря разделению ролей благочинный Дубовки с супругой в рекордный срок, за четыре месяца, сделали иконостас церкви Георгия Победоносца на Красном Октябре из 46 образов. До этого были иконостас волжского храма Серафима Саровского, иконостас городищенской церкви, полное украшение дубовского (на фото сверху) Покровского храма. Первый иконостас Ермаковы сделали 15 лет назад для Дубовского женского монастыря. Когда отца Сергия спрашивают, почему он стал писать иконы, он отвечает: «Из экономии. У монастыря не было средств платить иконописцам, вот и пришлось брать кисть в руки». Четверо детей священника «с художественным уклоном» унаследовали от родителей тягу к прекрасному. Старшая дочь Ольга окончила Серебряковку. Маша собирается поступать туда же вслед за сестрой. Сын Ваня помогает отцу в алтаре и в домашней мастерской. Только Настя не желает рисовать. Она поёт.

Мастер-класс от священника
— Я никогда не был сюрреалистом, — говорит отец Сергий. — Зачем сотворённую господом красоту извращать? Ко мне приезжал мой преподаватель из художественного училища и рассказал о духовной диверсии, которую сотворили американцы в Пензе. На выставке студенческих работ, выполненных в реалистичной манере, была представлена одна работа в стиле «сюр». И американцы купили её за 1000 долларов, пообещав приехать ещё. Так через год все студенты стали сюрреалистами. Учебный процесс был сорван.

Отец Сергий — художник-реалист. Для него любая картина — как машина времени. Посмотрит на дело рук своих, и весь прожитый за рисованием день встаёт у него перед глазами, словно он кино просматривает. Поэтому в доме священника так много картин: портрет сына с другом в ризах «Алтарные мальчики», пейзажи, натюрморты, библейские сюжеты. Оказалось, что можно быть священником и художником одновременно. В воскресной школе при Покровском храме детей обучают живописи. В основном преподают матушка Елена и школьный учитель рисования, но и занятой сверх меры отец Сергий порой даёт мастер-класс.

Лука и его плешь
Семья Ермаковых всегда была связана с церковью. Когда в Горном Балыклее в хрущёвские времена закрыли молитвенный дом, дед Сергея ездил в Москву к патриарху за помощью. После деда остались книги духовного содержания. И молодой художник Сергей в процессе написания дипломной работы пообещал: «Домой вернусь и прочту». Да так зачитался, что стал потом директором епархиального училища в Свято-Духовом монастыре.

— Мы с матушкой никогда иконы не подписываем, — рассказывает отец Сергий. — Пройдёт лет 60, и никто и не вспомнит о нас, а к иконам этим ещё долго люди будут приходить и молиться. Вот что важно. Для меня счастье писать образ Святого Луки. Ведь он был не только апостолом и автором одного из Евангелий, но и художником. На доске от стола, за которым трапезничало святое семейство, написал образ Богородицы. Его иконы стали чудотворными.

Сергей Ермаков собирает коллекцию икон, не выходя из дома: через интернет. Поскольку мощи святого привозят с горы Афон, он для изображения выбрал греческий вариант иконы.

— Почему у Рафаэля Святой Лука лысый, а у вашего — богатая шевелюра и так иронично вздёрнута бровь? — спрашиваю священника, пока он наносит тонкие штрихи на одежду апостола.

— Я однажды нашел список иконы, где у Луки выстрижено гуменцо — затылочная часть. Была такая традиция в первые века христианства, которая попала и в Россию. Но холодно же у нас! Вот и не прижились на Руси тонзуры. А в Италии климат иной. Будь у Луки шевелюра или лысина — образы имеют право на существование. А восточный взор у Луки и приподнятую бровь я перенял от греческого письма. Хотя, признаюсь, мне больше по душе лиричность Андрея Рублёва.

Священник-художник рисует художника-евангелиста. Пройдёт несколько дней, и к этому образу прикоснутся губами тысячи верующих. С молитвой о помощи и с надеждой на лучшее.

http://np.aif.ru/issues/683/1801?print


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru