Русская линия
Агентство политических новостей Александр Ершов31.01.2007 

Борьба с пьянством как русское дело

Еще князь Владимир Святой провозгласил «На Руси веселие есть питии, мы не можем без того жити"… Он хорошо знал свой народ и в данном вопросе не ошибся.

Заметной темой прошлым летом стали участившиеся случаи отравления граждан нашей страны суррогативными спиртными напитками. Не то чтобы раньше такого не было, но в 2006 году проблема привлекла внимание власть предержащих, оппозиции и СМИ. Представители власти видят решение проблемы в ужесточении контроля над производством водки, а отдельные политики уже заговорили о восстановлении монополии государства на производство водки. Оппозиционеры напротив, склонны винить во всем власть и предпринятые ей меры по наведению порядка на рынке алкоголя, что привело к повышению розничных цен на водку, и соответственно увеличило интерес населения к дешевым суррогатам.

Между тем, обе стороны не обращают внимания на другую, куда более важную проблему — уровень потребления спиртного в России. Официальная статистика свидетельствует, что этот показатель вплотную приблизился к страшным цифрам 70-х годов ХХ века. При этом независимые эксперты полагают, что статистика знает в данном вопросе не все, и что реальный уровень потребления еще выше.

Другие эксперты не находят в этом ничего страшного, так как уровень потребления спирта в России не сильно отличается от такового в развитых странах.

Кто прав? Отметим, что критерий сравнения с другими странами нам кажется не вполне верным — даже если цифири и верны, то что нам за радость от того, что какие-нибудь немцы или французы пьют еще больше? А если они вообще спиваются, тоже пример с них брать прикажите?

А вот с проблемой пьянства в России разбираться придется нам. Об остроте проблемы свидетельствуют данные социологических исследований, проведенных компанией «Башкирова и партнеры». Так по результатам социологического опроса, проведенного в марте этого года по всероссийской репрезентативной выборке взрослого населения, 39,6% опрошенных в той или иной степени обеспокоены проблемой алкоголизма среди своих родных и друзей. Это очень большая цифра — больше чем каждый третий.

Как показали результаты другого опроса 7% наших сограждан пьет водку несколько раз в неделю. Реально этот процент еще выше, ибо вряд ли интервьюеры опрашивали сильно пьющих людей. В целом число «питухов» (было в русском языке такое слово, обозначающие сильно пьющих, «непросыхающих» людей) можно оценить в 10% от взрослого населения страны. Т. е. каждый десятый россиянин!!!

Мне могут возразить — почему сразу «питух»? Мол, 50 г. водочки под горячее, хотя бы и несколько раз в неделю, какой же это алкоголизм? Это традиционно. Так всегда на Руси матушке было.

То-то и оно, что было! Ну, давайте посмотрим правде в глаза. Не пьют у нас водку сейчас «культурненько» в виде рюмочки за ужином или за обедом. Не пьют, потому что еще в советское время радикально поменялась культура еды и культура питья. Наиболее плотным приемом пищи на Руси всегда был обед. Под который и могли пропустить рюмку — другую. А сейчас…. Сейчас водку пьют не как гастрономический продукт, пьют чтобы опьянеть, забыться, уйти из этого мира. Пьют не за столом с яствами и закуской, а отдельно. О качестве и говорить не приходиться…

Зайдите в любую заводскую или офисную столовую. И посмотрите — есть ли там человек, пьющий водку за обедом? Что, нет? А вечером у магазина торгующего спиртным видите пьющих из горла? Довольно часто можно увидеть.

Вот и получается, пьют у нас не так, как положено, а так как наиболее вредно — большими дозами с малой закуской или вообще без закуски.

Теперь поговорим о качестве водки. Зайдем в водочный отдел любого магазина и посмотрим на прилавок. Выбор на первый взгляд огромен. И такая водка и сякая, и лимонная, и мягкая, и очищенная и т. д. Возьмем бутылочку и почитаем то, что написано мелкими буквами в разделе состав — спирт пищевой, вода, глицерин, ароматизатор идентичный натуральному. Что скрывается за этими надписями? Спирт пищевой — ну понятно, что не технический, другое дело, что для водки он должен быть либо ржаной, либо, что менее правильно — пшеничный. А под словом «пищевой» может скрываться и картофельный и свекольный и даже древесный.

Теперь глицерин — он тут для чего? Никакого глицерина в настоящей водке быть не должно. Глицерин как раз для мягкости добавлен. Только в реальности мягкость должна достигаться водой. Не всякая вода годиться для водки, но…

Наличие ароматизатора наводит на мысль, спирт действительно не хлебный вот и пришлось для создания традиционного водочного запаха добавлять ароматизатор.

А ведь это я взял этикетку бутылки не самого плохого российского завода, более того — почитаемого одним из лучших (не буду указывать название, чтобы не быть обвиненным в антирекламе). Другие — еще хуже.

Конечно, как и всякий пищевой продукт, водка проходит государственный контроль. Не будем сейчас говорить, о «левых», самопальных партиях. Мы говорим о честной продукции. На что ее проверяют? На содержание вредных примесей и соответствие ТУ. Т. е. отравиться ей не отравитесь, но вот о ее воздействии на организм…. Строго говоря, кроме контроля над «неядовитостью» государство не может никак влиять на состав и качество водки. Частный производитель — хозяин своего продукта.

Конечно, выбор сейчас большой и мы можем, потратив некоторое время, купить «правильную водку». Но, во-первых, заплатить за нее придется дороже, а, во-вторых, все ли знают тонкости водочного состава, о малой части которых мы написали выше. Можно точно сказать — большинство не знает. Глядит в лучшем случае на этикетку, а в основном на цену.

В этом плане введение государственной монополии на производство водки должно сказаться позитивно как на качестве водки, так и на ее цене.

С качеством понятно — государство получает возможность установить стандарт на водку (собственно изобретать ничего не нужно, стандарты водки были разработаны еще в конце XIX века Д.И. Менделеевым) и следить за его выполнением на госпредприятиях. Главное — у государства нет стимула снижать себестоимость водки за счет использования обходных технологий. С ценой ситуация несколько сложнее, но тоже понятная — сейчас прибыль с каждой бутылки водки делится между производителем и государством в виде акциза. В случае установления монополии государство становится единым прибылеполучателем.

Мне возразит какой-нибудь либерал — мол, монополия — это всегда высокие цены, а конкуренция — всегда их снижение. Не спорю, в теории оно наверное так и есть, однако, в условиях современной России мы видим достаточно умеренную ценовую политику государственных монополий по сравнению со свободноконкурирующими предпринимателями. Причина заключается в том, что государство не заинтересовано в социальном взрыве, поэтому тарифы повышает с оглядкой. История России показывает, что всегда от введения государственной водочной монополии в выигрыше оказывались потребители, получавшие более качественный продукт по умеренным ценам.

Однако, введение водочной госмонополии хотя и окажет благотворное влияние, не сможет решить главную социальную язву этой сферы — массовый алкоголизм населения. Решение этой проблемы лежит в плоскости социальной и мировоззренческой. История России знает успешные действия государства по борьбе с пьянством населения, но есть большие сомнения, что в условиях нынешней России государство будет способно разработать и осуществить программу мер по борьбе с пьянством. Слишком уж больших затрат со стороны государства это потребует, слишком больших организационных усилий.

Но в искоренении пьянства в России заинтересовано не только государство. В нем заинтересованы все мы. Все русское общество. Поэтому адекватным ответом на этот вызов было бы создание общественной структуры, направленной на борьбу с пьянством. Целью такого общества должно стать не борьба с употреблением спиртных напитков как таковых, а формирование культуры потребления оных, борьба с пьянством как с пороком. Это очень сложная, почти невозможная задача, но, во-первых, решение оной (хотя бы частичное) будет благотворным для страны, а, во-вторых, даст русскому обществу опыт объединения для решения сложной национальной проблемы. Исторический опыт России и других стран показывает, что эффективная борьба с пьянством возможна только усилиях общества, направленных на преодоление этого порога. Государственные меры, как правило, малоэффективны и зачастую дают прямо противоположный эффект.

Какими методами может бороться с пьянством современное русское общество?

1. Начать надо с себя. Понятно, что алкоголик не читает эти строки. Я пишу для тех, кто время от времени прибегает к зеленому змию, ибо в наше время даже приличный человек позволяет себя иногда напиться (не выпить спиртного, а именно напиться). Поэтому необходима самодисциплина, самоограничение потребления водки и правильное ее употребление, в соответствии с лучшими традициями русской кулинарной культуры.

2. Просветительский аспект. Как уже отмечалось выше, большинство наших сограждан слабо осведомлены о том, что в реальности представляет из себя настоящая водка, и как правильно ее надо пить. Всякий из нас обладает определенным кругом знакомых, с которыми позволяет себе употреблять спиртное. Расскажите им, как это делать правильно. Попробуйте пить водку по-русски — с пользой для здоровья и национального самосознания.

3. По мере возможностей необходимо создание общественных организаций по борьбе с пьянством. Целями таких организаций должны стать:

1) Борьба с распространением некачественного и суррогативного алкоголя, хотя бы путем «сигналов» в компетентные органы.

2) Просветительская деятельность: «Мы научим людей правильно пить водку».

3) Общественная поддержка разумных мер государства по введению водочной монополии, усиления ответственности за пьянство и т. д.

Такие организации, возникнув на местах, могут со временем объединиться в единый национальный союз потребителей водки, который сможет стать важной частью русского общественного движения.

http://www.apn.ru/publications/print11307.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru