Русская линия
Столетие.Ru Сергей Перевезенцев31.01.2007 

Первый царь
Им стал на Руси Иван Грозный. Его трудно однозначно назвать созидателем. Он блестяще начал и трагично для себя и страны закончил. Кем он был?

Конец XV — начало XVI века — время значительного укрепления идеи самодержавия в Русском государстве. Ведь «царь» и «самодержец» — это титулы такого правителя, который способен и свою державу, и весь мир привести к победе истинной веры.

Убеждение в том, что именно московский государь способен взять на себя исполнение божественных предначертаний, повести народ русский к всемирному величию и тем самым спасти остальной, духовно «изрушившийся» мир, утвердилось не в одночасье.

Именно в первой трети XVI века в России рождаются и утверждаются в качестве официального духовно-политического учения, легенды о происхождении рода Рюриковичей от римского императора Августа, о наследственном характере власти русских государей от византийских императоров, нашедшие выражение в «Сказание о князьях Владимирских».


При этом русские государи фактически объявлялись наследниками как «Первого», так и «Второго Рима». В послании великому князю, приписываемому старцу Филофею, на основе мистического образа «Третьего Рима» формулируются конкретные религиозно-политические задачи, стоящие перед русским государем, — русский государь обязан принять на себя обязанности вселенского православного государя. А сам царь и великий князь объявлялся «браздодержателем Святой Руси».

В такой напряженной духовно-политической обстановке в 1533 году вступил на престол новый великий князь Иван IV Васильевич, которому суждено было прослыть на Руси Иваном Грозным. Было ему тогда всего три года, а правил он Русской державой более полувека — 51 год…

Царский выбор

С малых лет Иван Васильевич воспитывался в духе ожидания восшествия на российский престол великого православного государя, истинного Помазанника Божиего. В годы малолетства великого князя государством управляла его мать Елена Глинская с Боярской думой. Но в 1538 году Елена Глинская внезапно умерла, и власть захватили бояре. Маленький Иван IV оказался в центре интриг и ожесточенной борьбы между различными боярскими группировками. Этот факт оказал значительное влияние на формирование характера молодого государя. Чуть позже, в 1551 году, в речи на Стоглавом соборе, Иван Васильевич скажет, что после смерти матери, когда «боляре наши улучиша себе время сами владеша всем царством самовластно», и сам государь поддался их влиянию «и навыкох их злокозненныя обычаи, и тояжде мудрствовах якоже и оне». «И от того времени и доднесь, — сокрушался Иван IV, — каких зол не сотворих пред Богом, и каких казней не послал на нас Бог, приводя нас на покаяние».

В качестве «казней Божиих» Иван Грозный приводит множество несчастий, постигших государство, в том числе и стихийных бедствий. Но главным событием, вернувшим Ивана на путь истинный, стали грозные события 1547 года, когда в Москве произошли три страшных пожара, последний из которых вылился в восстание горожан. Дело, как представляется, в том, что бедам, обрушившимся на Москву весной-летом 1547 года, предшествовало событие не только исторического, но и религиозно-мистического характера — 16 января 1547 года великий князь Иван IV Васильевич принял царский титул, а Московское великое княжество превратилось в Российское царство.

С исторический точки зрения, Иван IV решился на поступок, который не позволили себе совершить ни его дед, ни его отец. Став первым русским царем, он оказался приравненным к величайшим государям прошлого и настоящего и наконец-то исполнил долгожданную мечту, лелеемую в русском сознании, — Русское царство теперь стало полновластным наследником величайших христианских государств. Наверное, сам юноша-царь не понимал этого поначалу в полной мере. И только страшные события, последовавшие сразу же за венчанием на царство, убедили Ивана Васильевича в том, что он обязан покаяться в грехах и начать исполнять свое высочайшее предназначение неуклонно и ревностно. Иначе и он сам, и царство, ему вверенное, будут ввергнуты Господом в еще более страшные испытания.

Избранные и избранный путь

Озаботившись и приняв на себя этот груз ответственности, Иван IV приблизил к себе и новых советчиков. В первые годы царствования Ивана IV вокруг него образовался круг приближенных, которых с легкой руки современника царя и одного из его ближайших советников Андрея Курбского, стали называть «Избранной радой». «Избранной радой» руководили молодой боярин А.Ф. Адашев и священник Сильвестр. Активными ее участниками был митрополит Макарий, ближние бояре Д.И. Курлятев, И.В. Шереметев, М.Я. Морозов.

Душой «Избранной рады» был пресвитер Благовещенского собора и духовник царя Сильвестр. Влияние, которое оказывал Сильвестр на Ивана Васильевича, было велико, ведь беседы с Сильвестром образовывали у Ивана Васильевича определенную систему религиозных воззрений. А в силу того, что сам Сильвестр был близок к «нестяжателям», то и воззрения эти строились на фундаменте нестяжательского учения. Во всяком случае, во многих речах и делах Ивана Васильевича в первые годы царствования прослеживаются «нестяжательские» мотивы.

Сильвестр пытался привить Ивану Васильевичу и «нестяжательское» понимание сути царской власти. По убеждению «нестяжателей», «благочестивый царь» обязан править государством только с помощью «мудрых» советников. При исполнении этого условия и станет реальностью вековая мечта об «истинном» православном царстве, глава которого — «благочестивый царь» — понесет свет истины по всем земным пределам. И, судя по всему, Иван Васильевич поначалу поддавался такому влиянию, следуя советам своих духовных наставников из «Избранной рады». Именно в этот период и свершились важнейшие реформы, которые значительно укрепили Российское царство: военная, земская, приказная, законодательная, частично было отменено местничество в армии.

При этом «Избранная рада» старалась опираться на широкое народное представительство — именно в ее правление на Руси начали созываться Земские соборы, которые утверждали самые важные решения правительства. Таким образом, в политическом отношении «Избранная рада» стремилась возродить древнюю русскую традицию — плодотворное сочетание «Власти» с «Землей», сильной центральной власти с развитым местным самоуправлением. Иначе говоря, самодержавные основы российской государственной власти были укреплены поддержкой широкого земского самоуправления. И, кстати говоря, именно земское самоуправление, устроенное при царе Иване IV Грозном, спасет Россию через полвека, в страшное Смутное время.

Зримым следствием деятельности «Избранной рады» стала великая Казанская победа — завоевание Казанского царства в 1552 году. Сам смысл Казанского похода виделся и государю, и всему его окружению не только в его политическом значении, но и в значении религиозном — это был поход православного народа против «агарян». И здесь следует помнить, что завоевание и покорение Казанского царства было не только делом жизни Ивана IV, но делом всех его предков, московских государей. Более того, взятие Казани не только ознаменовало собой исполнение трехвекового чаяния русского народа, но и стало началом нового этапа в жизни России. Поэтому многим людям того времени и самому Ивану Васильевичу виделся в этом событии глубочайший мистический смысл — это был знак Божий, свидетельствующий об особом расположении Господа к русскому царю.

Смена курса

Но Казанская победа положила начало будущей пропасти, все более расширяющейся меж царем и его советниками. Ведь именно тогда Иван Васильевич заявил своим приближенным: «Теперь оборонил меня от вас Бог!». А это означало, что все больше и больше царь стал тяготиться советчиками. И все больше и больше приходил к убеждению, что только он, царь Иван, может быть исполнителем Божией воли. Недаром, несколько позднее, в первом послании Курбскому, Иван Васильевич писал о том, что никого не видит над собою, кроме Бога и Пресвятой Богородицы…

И вот, в конце 1550-х годов, между царем Иваном IV и его «Избранной радой» наступает явное охлаждение. В 1560 году и Сильвестра, и Адашева удалили из Москвы, а после смерти царицы Анастасии Романовны Захарьиной-Юрьевой, обвиненные в ее отравлении, Сильвестр и Адашев были заочно осуждены и отправлены в ссылку. Тогда же начались и первые гонения Ивана Васильевича на «бояр и вельмож», многие из которых пытались скрыться от царского гнева за границей. Бежал за границу и бывший царский советник и воевода Андрей Курбский. В 1564 году, уже из Литвы, он написал свое первое послание царю, в котором публично обвинил его во всех грехах. В ответ Иван IV пишет свое послание, известное сегодня под названием «Первое послание А.М. Курбскому». И именно в нем царь формулирует уже совершенно устойчивую религиозно-мистическую концепцию царя-Помазанника Божиего, облеченного Высшей Благодатью на труды свои. Причем важно отметить, что эта концепция появилась, во-первых, еще до введения опричнины и, во-вторых, стала религиозно-мистическим обоснованием ее введения.

Принципы власти

Послания Ивана Грозного Андрею Курбскому — это уникальный религиозно-философский памятник, ибо в них впервые в русской истории сам государь полностью, в законченном виде сформулировал и религиозно-философски, духовно-политически обосновал основные принципы самодержавной власти русских монархов. Один из важнейших принципов — полнота самодержавной власти. Неслучайно в первом послании Курбскому государь Иван Васильевич приводит немало исторических доказательств того, что полная самодержавная власть намного более эффективна в достижении стоящей перед Россией великой мистической цели. Основываясь на этом историческом опыте, Иван Грозный и утверждает необходимость и возможность только неограниченно самодержавного, единовластного правления в России, если Российское царство хочет исполнить возложенную на него вселенскую миссию по утверждению истинного православия. В этом заключался кардинальный политический разрыв Ивана Грозного и с «Избранной радой», и с «нестяжательской» традицией.

Но главное место в рассуждениях Ивана Васильевича занимает осмысление собственной роли в борьбе за спасение мира. И здесь государь формулирует второй принцип — божественное происхождение самодержавной власти. Более того, Иван Грозный обосновывает тезис богоизбранности самого государя. С этой же точки зрения следует оценивать позицию Ивана Грозного по отношению к любым покушениям на его самодержавство. И это вовсе не жалкая попытка оправдать жажду власти, непомерно раздутое желание повелевать людьми. Власть в данном случае — это не прихоть царя, а обязанность, возложенная на него Господом. И воспринимает он эту власть не как способ самоутверждения, но как тяжелейшую повинность Божию, как подвиг служения Господу. И вот здесь Иван Грозный формулирует третий принцип самодержавной власти: главный смысл власти русского самодержавного государя состоит в том, чтобы нести свет истины по всему миру, устроить и свою страну, а то и весь мир по Божественным заповедям.

Словом, в первом послании Курбскому Иван Грозный впервые свел в единую систему основные принципы самодержавной власти русских государей. Но понимание методов воплощения этих принципов в реальную историческую практику связано уже исключительно с личными качествами Ивана Грозного, с его личным мировоззрением, как политическим, так и религиозно-мистическим.

Методы властвования

Важнейший из этих методов — внушение страха Божьего. По сути дела, программа действий Ивана Грозного заключалась в одной идее — страхом Божиим обратить людей к истине и свету, а значит, спасти их души. И в этом смысле русский царь вполне серьезно считал, что он должен исполнять и мирские, и духовные обязанности, ибо царская власть объединяет их в одно целое и неразрывное. Иван Грозный понимал суть царской власти в мистическом духе как разновидность монашеского подвига. Недаром в одном из посланий он говорит о себе — «наполовину я уже чернец…». Вот это мироощущение — «наполовину я уже чернец…» — и определяло избранную Иваном Грозным линию поведения в мирской жизни. Иван Грозный, судя по всему, возродил на Руси идею древнего аскетизма в том виде, как ее понимали самые первые русские монахи, — в виде «истязания плоти», и попытался перенести ее основы на мирскую жизнь. Создается впечатление, что, считая себя воплощением Божественного Замысла на земле, Иван Грозный внутренне уверился и в том, что он имеет полное и несомненное право относиться к собственному государству и к собственному народу, как к «телу», которое просто необходимо истязать, подвергать всяческим мучениям, ибо только тогда откроются пути к вечному блаженству. И только пройдя через страх Божий в его самом непосредственном выражении, Российское государство, ведомое своим государем-иноком, придет к «истине и свету».

Поэтому казни и преследования, совершаемые государем, вовсе не плод его больной воспаленной фантазии, не следствие самодурства и нравственной распущенности. Это — совершенно сознательная борьба с изменниками Богу, с теми, кто, по его мнению, предал истинную веру. Иван Грозный, карая измену, последовательно и целенаправленно отсекал от «плоти» Русского государства все греховное. И тогда открываются причины многих позднейших поступков царя. Так, осуществленное в 1565 году разделение государства на две части — земщину и опричнину — объясняется помимо всего прочего еще и тем, что земщина представляет собой часть «плоти» единой Русской земли, которую государь подверг жесточайшему истязанию, дабы проучить врагов православия и поселить в их душах страх Божий. Потому и войско опричное изначально строилось по принципу военно-монашеского ордена, главой которого является сам царь, исполнявший обязанности игумена.

Можно сказать, что уже в 1564 году в первом послании Курбскому Иван Грозный сформулировал собственную идею «богоизбранного инока-самодержца», которую выдвинул взамен идеи «благочестивого царя», столь трепетно лелеемой его бывшим окружением, близким к «нестяжательским» традициям.

Фактически сформулировав принципы российской самодержавной власти, Иван Васильевич довел их до крайнего предела, до абсолюта, и даже перешел некую таинственную грань, поставив лишь самого себя в центр чуть ли не всего мироздания. А в результате он начал войну с собственной страной, ибо не верил, что подданные его способны понять и исполнить его устремления. Однако если опричнина во много раз усилила личную самодержавную власть государя, то многочисленные и беззаконные погубления, совершенные как самим царем, так и простыми опричниками, нанесли государству огромный вред. И здесь следует помнить, что разорения времен опричнины и Ливонской войны значительно подорвали мощь Российского государства. Именно этими разорениями было вызвано и усиление крепостничества в конце XVI века, ибо люди во многих землях были или уничтожены, или бежали на вольные земли. Например, к концу XVI века только в Московском уезде пустовало 84% всей обрабатываемой земли. А у российского правительства не было иной возможности содержать дворянское поместное войско, кроме как наделять дворян землей. Но кому нужна земля без крестьян, на ней работающих? Усиление же крепостничества стало, в свою очередь, одной из причин крестьянских восстаний в начале XVII века, ставших прологом Смутного времени.

В конце жизни Иван Васильевич признал беззаконность убийств, совершенных по его приказу в годы опричнины. Свидетельством тому стал «Синодик опальных царя Ивана Грозного», составленный в начале 1580-х годов. В этот «Синодик» по личному распоряжению царя включили 4 тысячи имен казненных — для поминовения во всех монастырях. Этот факт говорит о многом, и в первую очередь о том, что к концу жизни Иван Грозный глубоко раскаялся в совершенных грехах.

Но дело, конечно, не в том, чтобы в который уже раз только осудить Ивана Васильевича. Важнее другое: понять, что Иван Грозный — это великая и трагическая фигура русской истории. И тайна Ивана Грозного скрывается в его духовной и душевной трагедии, подлинной трагедии человека, истово стремящегося к истине и свету, но так и не обретшего их в земной жизни.

Сергей Перевезенцев, доктор исторических наук

http://stoletie.ru/zodchiy/70 125 142 943.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru