Русская линия
ФомаПротоиерей Александр Сорокин26.01.2007 

«Время, пронизанное смыслом»

Есть такой анекдот: человек попал в другую страну и, идя по кладбищу, читает на надгробиях имена и года жизни. «1903−1976, прожил три года», «1915−1983, прожил пять лет». Что такое? Он спрашивает у местного жителя: «Откуда такое дикое несоответствие?». А тот отвечает: «Мы пишем на надгробии только те дни и годы, в которые покойный сделал что-то доброе, полезное, оставил после себя заметный вклад». Человек задумался, говорит: «Да, здорово вы придумали. Когда я умру, напишите мне на могиле: «родился мертворожденным».
На русский язык словом «время» мы переводим два разных греческих слова: «хронос» — время как однообразное течение минут, часов, дней и лет или как момент, в который совершилось то или иное событие, и «кайрос» — время как отрезок, который наполнен чем-то существенным, неповторимым, непреходящим. «Кайрос» — время, которое не исчезает в прошлом, а имеет свой результат в настоящем. Анекдот, с которого я начал, как нельзя лучше иллюстрирует именно это понимание времени, свойственное христианской вере.
Библия, а вслед за ней и христианская догматика учит, что время — это не что-то вечное, внешнее по отношению к миру. Нет, время сотворено Богом точно так же, как и пространство, и материя. Это характеристика нашего мира. Поэтому человек зависит от времени. Отсюда и вытекает вопрос: где его взять и как им распорядиться? То, что люди не умеют управлять своим временем, ни в коем случае не является надуманной проблемой.
Библия пронизана пониманием времени как чего-то, что должно быть наполнено непреходящим содержанием. И следует помнить, что время времени рознь: «Научи нас так счислять дни наши, чтобы нам приобрести сердце мудрое» (Пс. 89:12).
Я согласен, что управление временем — это расстановка приоритетов. Планирование времени — это, в конечном счете, предпочтение чего-то чему-то. Бывает, что человек предпочитает дело безделью. Но ничего-не-делание — это тоже выбор. И это время не проходит для человека даром, с ним происходят изменения: он ничего не делает полчаса, потом целый день, неделю… и в конечном итоге превращается в патологического лентяя.
Однако тут возникает вопрос: стоит ли планировать свою жизнь, если у Бога могут быть относительно тебя совершенно другие планы? Мне кажется, стоит, но с внутренней готовностью принять любые изменения, порой неожиданные. В том, чтобы спокойно принять их, быть к ним готовым — и состоит достоинство христианина. Надо планировать свою жизнь, действовать, стремиться достигать своих целей, но при этом не считать себя вершителем своей судьбы и не стремиться во что бы то ни стало осуществлять свои планы даже наперекор воле Божией. Христианский подход сочетает планирование с осознанием того, что в конечном итоге все в руках всемогущего Бога: «Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было» (Пс. 138:16).

Здесь, конечно, возникает коллизия. С одной стороны, мы знаем, что не стоит заботиться о дне завтрашнем, но с другой стороны, в Евангелии говорится: «Ибо кто из вас, желая построить башню, не сядет прежде и не вычислит издержек, имеет ли он, что нужно для совершения ее, дабы, когда положит основание и не возможет совершить, все видящие не стали смеяться над ним, говоря: этот человек начал строить и не мог окончить? Или какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, силен ли он с десятью тысячами противостать идущему на него с двадцатью тысячами?» (Лк. 14:28−31).
Я думаю, что это вполне можно отнести и ко времени. Надо рассчитывать свои силы: ты можешь назначить кучу мероприятий, но ничего не успеть, и будешь очень смешно выглядеть.
Я не могу сказать, что умею в полной мере управлять своим временем. Хотя иногда я и успеваю сделать все, что наметил. Это происходит, когда день строится по определенному экономичному принципу распределения времени, места, каких-то событий или мероприятий.
Может ли чрезмерное увлечение управлением временем привести к каким-либо духовным проблемам? Проблемы могут возникнуть, а могут и не возникнуть. Это как с вождением машины: если человек умеет ездить и знает правила дорожного движения, то он будет безопасно и с комфортом передвигаться. А если машина для него просто дорогая игрушка, и он плохо умеет ей управлять, то может попасть в очень большую беду.
Встречаются люди, которые страдают болезнью «пожирания чужого времени», и это настоящее несчастье, потому что такой человек своей болезни не замечает. И просто сказать ему: «Стоп!» — не выход. Когда человек много работает с людьми (а служба священника — именно такая), то приходится вырабатывать свои приемы. Даже когда я вижу, что, общаясь с кем-то, просто убиваю свое время, я все равно стараюсь, чтобы собеседник не ушел обиженным и оскорбленным, и чтобы это время не пропало даром не только для меня, но и для этого человека. Я думаю, что каждый, кто сталкивается с подобными ситуациями, вырабатывает свою тактику «выруливания» из них. ¦

Протоиерей Александр СОРОКИН родился в 1966 году в Ленинграде. В 1987 году поступил в Ленинградскую духовную семинарию. После семинарии поступил в Ленинградскую духовную академию и окончил ее в 1995 году. Рукоположен во священники в 1990 году. Служил в Князь-Владимирском соборе Санкт-Петербурга.С 2004 года — настоятель собора во имя Феодоровской иконы Божией Матери, с этого же года — председатель Издательского отдела Санкт-Петербургской епархии. Преподает в Санкт-Петербургском институте богословия и философии. Автор книг «Введение в Священное Писание Ветхого Завета» (СПб., 2002) и «Христос и Церковь в Новом Завете. Введение в Священное Писание Нового Завета» (М., 2006). Женат, двое детей — дочь и сын.

Автор: Ирина ЛЕВИНА

http://www.foma.ru/articles/496/?print_version=1


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru