Русская линия
Новые Известия Ирина Власова,
Анастасия Новикова,
Ольга Фокина,
Анна Козлова,
Анастасия Берсенева
07.07.2006 

Москва многоцветная
В российской столице могут появиться этнические анклавы

Мультикультурный состав населения — классическая особенность крупных мировых столиц. В Москве миграция — как легальная, так и не совсем — только набирает обороты. Жителей ближнего зарубежья привлекает емкий рынок труда, возможность заработать. Представители различных национальностей стремятся объединиться в незнакомой среде, чтобы легче адаптироваться.

«Родился в Ереване. Русский»

Интересно, что по официальным данным, доля русского населения Москвы почти не уменьшается. По результатам переписи населения 2002 года, 85% москвичей — русские. В 1979 году этот показатель был не намного выше — 90%. Этот парадокс легко объяснить: графы «национальность» заполнялись переписчиками со слов горожан. «Было много таких, кто говорил следующее: родился в Ереване. Отец — азербайджанец, мама из Армении. А я — русский. Ну, я так и записывала», — припоминает в беседе с «НИ» студентка Наталья Мартынова, работавшая во время переписи 2002 года.

«Москва никогда не была рафинированным городом, издавна существовали, например, татарские слободы, — рассказал „НИ“ директор направления муниципального развития Института экономики города Герман Ветров. — Из последних тенденций — приток выходцев с Кавказа. По результатам все той же переписи населения, увеличилось число армян: с 0,4 до 1,2%, грузин — с 0,2 до 0,5%. В то же время на одном уровне остались показатели по татарскому населению, евреям, украинцам и белорусам». Число выходцев из Азербайджана в Москве выросло с 0,1 до 0,92 процента. Неофициальные данные, разумеется, выше.

Маленький Баку

Пожалуй, самое известное место массового проживания азербайджанцев — окрестности Ленинградского и Черкизовского рынков. Именно здесь снимают квартиры торговцы, сюда подтягивают и своих земляков. На огромной территории рынка снуют люди с гигантскими тюками, деловитые торговцы стоят за прилавками, зазывая покупателей и охотно общаясь с постоянными посетителями из местных жителей.

[%6367%]Своя жизнь царит и за пределами рынка. К примеру, небольшой парк с прудом ближе к метро «Измайлово» сплошь заставлен шашлычными. Владельцы — преимущественно выходцы из Азербайджана. Место здесь людное и перекусить, особенно в выходные дни, заходит множество отдыхающих. По языку и общему колориту тут невольно складывается своеобразный интернационал. Как на этот интернационал реагируют местные жители? «По крайней мере, публичного недовольства не высказывают», — ответили «НИ» в префектуре Восточного административного округа столицы.

Москва Поднебесная

В Москве пока нет своего Чайна-тауна, но уже складываются некие «Чайна-хаусы». Это бывшие общежития ПТУ и институтов. Один такой дом расположен неподалеку от метро «Сокол». Тут же китайский ресторанчик «Чайна-таун». Коридор общежития напоминает лаз. Все пространство между двумя стенами завалено огромными тюками и баулами. Только в одном этом общежитии живут 2−3 тысячи китайцев. Жилье недешево — четырехместная комната — 300 долларов, двухместная — 200. В каждой комнатушке ютится несколько семей. Семьи побогаче могут позволить себе целую комнату. Официантка Лю с мужем, с которыми разговорился репортер «НИ», принадлежат к категории счастливчиков, занимающих отдельное помещение.

«Мой муж — торговец. Зарабатывает деньги, — не без гордости говорит Лю. — Раньше было тяжело. Милиция часто приходила, деньги, телефоны просто так забирала». Сотрудники органов — и сейчас нередкие гости в китайском общежитии. Обитатели «Чайна-хауса» сравнивают визиты милиционеров со стихийным бедствием.

В отличие от других национальных общин, китайская диаспора — очень закрытая. Граждане Поднебесной устроили в Москве свою замкнутую инфраструктуру. Китайские общежития — не столько жилые дома, сколько торгово-ярмарочные центры. Здесь хранят товары, шьют вещи, продают свою еду, меняют деньги, встречают деловых партнеров и открывают офисы. По городу раскиданы полузакрытые ресторанчики без вывесок. Издаются газеты на китайском языке. Самые главные — «Лусенс» и «Московский китаец».

По официальным подсчетам, в столице численность граждан КНР, имеющих право на трудовую деятельность, достигает 35 тыс. человек. О неофициальных можно лишь гадать.

Внуки дядюшки Хо

В районе метро «Дмитровская» раскинулся вьетнамский квартал. Торговцы из Вьетнама живут в бывшем общежитии Московского государственного университета путей сообщения — вместо железнодорожников. Университет сдал в аренду почти 70% общей площади общежития. Теперь на первых четырех этажах развернулся вещевой рынок. В общежитии есть даже ресторанчик «для своих» — с национальной кухней и низкими ценами.

Совсем юные братья Тань и Фам, с которыми разговорился корреспондент «НИ», живут в России уже пять лет. Их мать работает на вьетнамском рынке, расположенном в Коптевском районе Москвы и почти не говорит по-русски. Братья, наоборот, русский знают. Когда Тань говорит на своем родном языке, голос у него очень высокий, когда же переходит на русский, то говорит почти басом.

«Раньше я жил в Ханое. Теперь учусь в школе в десятом классе, — рассказывает Тань. — Со многими русскими ребятами мы подружились, учителя относятся ко мне так же, как и к остальным ученикам. Когда я закончу школу, пойду в институт на строителя». Тань обязательно хочет вернуться на родину, но для начала ему нужно закончить учебу. Во Вьетнаме, по его словам, учиться негде. Фам с первого класса учится в московской школе и знает русский лучше всех в семье. «В классе меня называют Федя, — улыбается Фам, — У меня много друзей. Мне очень нравится в Москве».

Курс на дружбу народов

Эксперты утверждают, что пока места массового проживания иностранцев привязаны к месту работы или учебы, рассматривать их как будущие анклавы можно лишь условно. «В Москве нет никаких кланов, нет целенаправленного расселения, оно идет стихийно, — сказал „НИ“ пресс-секретарь всероссийского Азербайджанского конгресса Фархат Агамалиев. — К примеру, многие азербайджанцы заняты торговлей, соответственно, стремятся снять комнаты рядом с местом работы».

По словам же представителя Института экономики Москвы Германа Ветрова, возникновение своеобразных анклавов в пределах Москвы неизбежно. Процесс расселения по национальному признаку идет уже сейчас, и властям ни в коем случае не надо закрывать на это глаза. «Должна быть проведена тщательная работа по интеграции приезжих в общество. Дело нельзя пускать на самотек», — считает Герман Ветров.

«О каких этнических кварталах вы говорите? Их нет в Москве, — заявил „НИ“ пресс-секретарь мэра Москвы Сергей Цой. — Если есть какие-то места плотного проживания представителей отдельных национальностей, то они временные. А что касается анклавов, да в Москве просто не хватит жилья, чтобы разместить рядом всех армян, таджиков или евреев. Рассматривать возможность возникновения этнических кварталов я не хочу, потому что не хочу делить москвичей по цвету кожи и принадлежности к той или иной нации».

КОММЕНТАРИЙ

Владимир ЕСАУЛОВ — психиатр, психотерапевт, доцент кафедры психосоматической патологии РУДН:
— Большинство мигрантов в чужой стране предпочитают держаться вместе, селиться на одной улице или в одном микрорайоне. С психологической точки зрения, это вполне обосновано. Переезд в другую страну выбивает у большинства людей почву из-под ног, на новом месте они испытывают тревогу. Если рядом есть плечо земляка, «своего», мигранты чувствуют себя значительно уверенней. Осознание того, что ты не одни на чужбине, создает иллюзию безопасности, защищенности. Земляки напоминают вновь прибывшим в страну о родине, о том времени, когда ситуация была более спокойной и стабильной. Основной вопрос, который мучает мигранта в чужой стране — «Кто я?» Ответ: «Я скиталец, покинувший родину, свой среди чужих» — человеку принять очень сложно. Гораздо проще сказать: «Я грузин, армянин, молдаванин». Такой ответ позволяет не менять устоявшихся жизненных норм, что всегда очень трудно. Впрочем, проживание в анклавах идет на пользу далеко не всем мигрантам. Постоянное общение с земляками замедляет процесс привыкания к новым условиям жизни. Хватаясь за прошлое, человек фактически значительно медленнее движется к будущему. В этих условиях очень важна поддержка со стороны местных властей, проводящих грамотную, взвешенную и толерантную национальную политику, что позволяет мигрантам значительно успешнее адаптироваться.

Записала Дарья ОКУНЕВА

http://www.newizv.ru/print/49 769


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru