Русская линия
Литературная газета Александр Ципко05.07.2006 

Воля обречённых, вялость победителей
Размышления об идеологической ситуации в России

Вечером перечитывал подряд тексты из интернет-издания «Газета.Ru», объединённые идеей «патриотизм не пройдёт». А утром, перед тем как надо было вставать и садиться за стол и в очередной раз переписывать так и не завершенный анализ идейной ситуации в стране, все эти статьи приснились мне в виде тяжёлых грузовых самолётов «Геркулес», один за другим с короткими интервалами садящихся на лётное поле передо мною. И во сне подсознание подсказало мне самую главную правду о моих идейных противниках — российских либералах. Во всём, что они делают, и даже неважно, как делают, присутствуют поразительная энергия, мощь, целеустремлённость, поразительная активность.

Наши, как их называют, «прокремлёвские СМИ» ещё не успели осознать, донести до зрителя, слушателя, читателя переломный, поистине исторический смысл майского Послания Путина, сделать достоянием общества его призыв ценить и защищать наш единственный и неповторимый российский дом, нашу русскую крепость, как воители глобализма и космополитизма начали уже подряд, статья за статьёй, посылать свои «философские послания президенту», стращать его «тупиками буржуазного патриотизма», реакционностью российского консерватизма в целом и реакционностью Ивана Ильина в частности. Сначала текст Сергея Черняховского «Тупики патриотизма», потом — Андрея Колесникова «Верните Ильина философии!», затем «Философское послание президенту» Дмитрия Бутрина… Да, у этих людей есть сила, есть энергия.

15 июня в «Российской газете» была опубликована программная статья Юрия Лужкова «Мы и Запад», призывающая ещё раз посмотреть правде в глаза, увидеть, что на самом деле современный Запад не хочет, не готов, не умеет и никогда не умел слушать голос, правду России. Статья умная, выверенная, призывающая беречь Россию, её достоинство, строить отношения с Западом на паритетной основе. Не прошло и двух дней, не считая выходных, и снова «Газета.Ru» в лице Георгия Бовта начинает атаку на патриотизм мэра Москвы и опять-таки на «белоэмигрантского» философа-националиста Ивана Ильина. И это только начало.

Повторяю. Я поражён не содержанием, идеями публикации интернет-издания «Газета.Ru», а их напором и энергией. Содержание всех этих публикаций воспроизводит традиционные страхи постсоветских либералов перед патриотизмом и национальным сознанием, воспроизводит перепевы модной в начале 90-х формулы, согласно которой «патриотизм является последним убежищем для негодяев».

Содержание всех этих статей выражено во фразе Сергея Черняховского, согласно которой патриотизм является «противником исторического прогресса», а тем самым «обозначает переориентацию на защиту традиций, сильного государства, нерасчленённого общества, союз с Церковью, национализм и антисемитизм». Короче, для наших либералов патриотизм — тупик, враг прогресса и познания, «выступает на стороне отжившего и заскорузлого в собственной истории».

Эти статьи, вернее, оговорки и проговорки, содержащиеся в материалах, публикуемых на сайте «Газета.Ru», важны только для понимания того, что на самом деле все наши российские либералы, или, как они себя величают, «новые западники», являются не просто левыми, а наследниками Ленина и ленинской гвардии, а потому для них, как проговорился Георгий Бовт, Иван Ильин чужд прежде всего как «белоэмигрант», как яростный противник большевизма и советского строя. И здесь в концентрированной, ударной форме находят выражение взгляды и позиции весьма влиятельной части нынешней российской элиты.

Для Андрея Колесникова, который всё же отдаёт дань Ильину как исследователю философии Гегеля, этот русский мыслитель идейно чужд по этим же причинам. Колесников, как он сам признаётся, как человек левый испытывает идейное, духовное отторжение от Ивана Ильина, отторжение от всего консервативного, от того, что движет Ильиным, от его проповеди народности, единой и неделимой России, от его преклонения перед родной православной церковью.

Поистине есть много общего между мотивами, побуждающими левого американского писателя Дэна Брауна разрушать твердыни христианской консервативной Европы, и мотивами резкой активизации российских ниспровергателей российского патриотизма и державничества. Слышна даже перекличка между воинами единого антихристианского фронта. Правда, её не слышат погрязшие в распрях католики и православные.

Контент-анализ текстов разоблачителей идеологии суверенной демократии Владимира Путина и патриотической позиции Юрия Лужкова раскрывает главную тайну наших российских либералов, наших борцов за демократию и права человека. Если они и либералы, то левые, с марксистско-ленинской закваской. Они смотрят на современную Россию глазами большевиков, глазами борцов с русской стариной, с Русской православной церковью, с русскими Победами.

На самом деле, как свидетельствует анализ этих текстов, они оставляют за нынешним российским человеком только право разрушать, сомневаться, но ни в коем случае не право верить и любить, верить в силы и возможности России и её народов, в право гордиться её победами и достижениями, право любить свою страну, преклоняться перед её святынями, традициями.

В этом необольшевизме наших борцов с патриотизмом и российским суверенитетом, национальным достоинством есть нечто циничное, даже неприличное. С одной стороны, эти люди — и Сергей Колесников, и Георгий Бовт, и Сергей Черняховский — пользуются результатами и благами российской антибольшевистской контрреволюции, результатами трудов Александра Солженицына и многих других, кто на свой страх и риск освобождал сознание советских людей от химеры марксизма-ленинизма, кто хотел вернуться к русским истокам. Но, с другой стороны, они не только сами испытывают, но и пытаются навязать другим своё плохо скрываемое презрение ко всему русскому, к российской народности, к традициям православия, к нынешним стремлениям, в частности, к заботам Путина сохранить «единство» и «неделимость» нынешней и без того разделённой России.

Может быть, энергия и воля всех этих борцов с суверенной, поднимающейся, вернее, пытающейся подняться с колен Россией Путина как раз и идёт от большевистской вражды ко всему исконно русскому, православному, традиционному, освящённому памятью веков. Казалось бы, у наших необольшевиков, «российских либералов», нет никаких шансов на реванш, на восстановление той власти над умами граждан бывшей РСФСР, которой они обладали в начале 90-х. За либералов и «демократов» Россия сегодня не голосует. Провинция, за исключением нескольких усиленно подкармливаемых субъектов РФ, либералов откровенно ненавидит. И всему причиной абсолютно неожиданная, непрогнозируемая смена настроений российских людей. Вместо ожидаемой и педалируемой через СМИ в 90-е полной утраты остатков русского национального самосознания — всплеск национального достоинства. Вместо ожидаемой и всячески стимулируемой утраты интереса к «корням», к тому, что было до нас, — охватившая массы, и прежде всего нынешнего президента, философия преемства, связи времён, политика возвращения современному российскому человеку, как говорит Георгий Бовт, «белоэмигрантов», их дела и чести, поклонения генералу Антону Деникину, философу, русскому патриоту Ивану Ильину.

Кстати, почему в эпоху контрреволюции, в эпоху освобождения от химер большевизма Россия не должна поклоняться тем, кто с оружием, а кто словом боролся за свободу России, за свободу от античеловеческой философии и репрессивной политики большевизма?

Андрей Колесников, который отказывает России в целом и её президенту в праве видеть в лице Ивана Ильина национального философа, духовного наставника, забыл, в какой стране мы живём. СССР уже нет. Над Кремлём развевается бело-сине-красный флаг Белой гвардии. А России, о которой мечтали единомышленники Колесникова, России без прошлого, свободной от «русской памяти» и «русских амбиций», так и не удалось создать. Её просто быть не могло.

Я на месте своих идейных противников, всех этих борцов с российской народностью и с традициями, российской державностью, уже бы умер от отчаяния. Ведь всё, что у нас в идейной жизни происходит, идёт на самом деле в прямо противоположном ожидаемому ими направлении.

Они мечтали о деидеологизации России, о скором умирании традиционных «российских амбиций» на державность, на великую Россию. А тут не прошло и десяти лет, и появился лидер, который сказал, что или Россия будет великой, или её вообще не будет. Они убеждали Россию и до сих пор убеждают её, что сама по себе она не справится с вызовами современной цивилизации, и прежде всего с вызовом демократизации. А тут вслед за президентом один за другим наиболее авторитетные лидеры российской нации — и митрополит Кирилл, и мэр Москвы — призывают «не бояться», «перестать оправдываться» перед Западом, открыто убеждают, что современный Запад нам не учитель, не судья, что и мы как часть западной цивилизации несём в себе право на истину и на правду.

Если выделить суть всех наиболее значимых патриотических акций последних месяцев, выделить главное в недавнем Послании Путина Федеральному собранию, в выступлении митрополита Кирилла на Х Всемирном русском народном соборе, в статье «Мы и Запад» одного из лидеров «Единой России» Юрия Лужкова, то везде обнаружится голос свободы, голос свободной страны, которая, кстати, сама освободилась от коммунизма и которая сама преодолела в себе холопскую, оправдательную позицию перед Западом.

Но, и это для меня самое важное, существенное во всех моих наблюдениях за моими идейными противниками: они, надо отдать им должное, не сдаются, не сидят сложа руки, ищут любую возможность для объединения, консолидации, для демонстрации своих взглядов.

Обратите внимание. Потеряли и Георгий Бовт, и Андрей Колесников такую ценную трибуну для антинародного, антипатриотического дела, как «Известия» Потанина. Ничего страшного. Нашлись люди, которые предоставили им «Газету.Ru», и они снова вместе, снова отстаивают свои взгляды и убеждения. И, поверьте, делают они всё это по приказу своего, как говорит о себе Андрей Колесников, «холодного» к патриотизму сердца.

Наших либералов, борцов с традициями российской государственности и российского служения Отечеству поддерживает ничтожное большинство избирателей. Но при всём этом они обладают наиболее крепкими и влиятельными общественными объединениями. Все наши российские государственники и патриоты, которых поддерживает большинство населения, не имеют такой разветвлённой и влиятельной структуры, как, например, фонд «Либеральная миссия», возглавляемый профессором Евгением Ясиным. На заседаниях этой мощной либеральной корпорации присутствует значительная часть нашего правительства.

В этой поразительной способности борцов с российским государственничеством сосредотачиваться, видеть главного противника, расстреливать его с близкого расстояния всеми доступными средствами тоже много от большевизма, от Ленина. Побеждённые, они до сих пор сильны духом.

Это главный парадокс нынешней идеологической ситуации. В этом укор победителям, команде Путина. Если действительно подавляющее большинство населения готово поддержать линию президента на укрепление независимости и суверенитета нашего государства, на возрождение достойной, крепкой России, то почему наши СМИ, и прежде всего государственные каналы телевидения, так стыдливы и стеснительны во всём, что касается главного, что касается чести и достоинства России, её героев? Неужели кто-то всерьёз полагает, что уже сделано всё для упрочения аргументов в защиту идеологии суверенной демократии? У победителей нет энергии и напора, который до сих пор сохраняют побеждённые.

Казалось бы, при Путине идеология сознательного патриотизма, или, что-то же самое, идеология суверенной демократии, стала государственной. И слава богу. Как верно пишет Юрий Лужков в статье «Мы и Запад», с более чем десятилетней практикой движения «без руля и ветрил» пора кончать. Уроки национального садомазохизма научили нас необходимости более осмотрительного движения в будущее, необходимости разумного консерватизма. России, как пишет Лужков, нужно было то, что делает и провозглашает Владимир Путин, нужна политика «увязывания между собой традиционных ценностей, без которых общество перестанет существовать, с демократией, без которой общество не сможет развиваться». Россия не может выйти из глубочайшего экономического и духовного кризиса, и прежде всего кризиса духа, веры в себя, без опоры на традиции, на всё, что позволяет уважать свою страну и тем самым себя, верить в своё будущее.

Но есть ли у власти, у нашей партии власти структура, которая столь же целенаправленно и последовательно работала над собиранием аргументов в защиту нашего права быть самими собой, беречь своё достоинство, верить в себя, как, к примеру, работает, правда, с противоположными целями, «Либеральная миссия»? Нет.

Поймите меня верно. Я, как это ни покажется странным, не призываю к усилению идейной борьбы с нашими либералами, к усилению борьбы с ними за влияние на массы. Конечно, нужна постоянная, ежедневная полемика патриотов с космополитами, необходимо развитие и расширение морального, ценностного фундамента сознательного патриотизма. Всё это понятно. Я просто полагаю, что идейное и духовное здоровье современной России сегодня зависит в первую очередь от качества, открытости общения между властью и народом.

Нынешняя власть, открыто связавшая себя с идеалами и святынями Великой России, должна более внятно и терпеливо разъяснять свою политику, свои шаги, больше считаться с достоинством уже свободных, во многом самодостаточных людей, реагировать на их духовные запросы. Здесь сегодня проходит, на мой взгляд, основной фронт борьбы за стабильную, достойную и суверенную Россию.

Особенность нынешней ситуации, подарок судьбы и для власти, и для всех серьёзных, сознательных патриотов состоит в том, что нам ни с кем не надо бороться. На самом деле народ, избиратели давно и бесповоротно отвернулись от либералов, от людей, которые полагают, что мы не имеем права преклонять головы перед теми, кто не принял большевизм и химеры марксизма, кто сохранял веру в духовные силы российского народа.

Я просто призываю в этой исключительно благоприятной ситуации для России и российских сознательных патриотов, когда народ российский, наученный горьким опытом пораженчества 90-х, вспомнил о своём достоинстве, о своих победах, помочь ему, дать дополнительные и духовные, и зримые, материальные аргументы для укрепления этой проснувшейся веры в себя. Власти с народом надо чаще говорить напрямую, разъяснять и объяснять свою позицию. Тем более сейчас, когда страна до краёв полна страхами и слухами, связанными с передачей власти господину «Х».

Если вы внимательно прочтёте тексты «Газеты.Ru», которые я сделал предметом анализа, то увидите, что они на самом деле уже не рассчитаны на российского читателя. Воля обречённых обращена вовне, на тех, кто, как точно подметил Юрий Лужков, не знал Россию, не знает её и не хочет знать. Вся либеральная критика курса Путина на суверенную Россию рассчитана на тех, кто, как и наши либералы, встревожен новым курсом государства на достойную великой державы внешнюю политику и стремление последовательно защищать наши национальные интересы. Не забывайте, что ещё пять лет назад лидеры СПС утверждали, что попытки России самой формулировать свои национальные интересы представляют «угрозу современной демократической цивилизации».

Конкурировать с идеологией суверенной демократии вся эта либеральная чертовщина не может. Я за последние два месяца прочитал более десятка открытых публичных лекций о патриотическом курсе Путина, в том числе и в «оппозиционных», «либеральных», как принято считать, Ярославле и Томске. Но так и не встретил ни одного оппонента, который бы попытался доказать обратное, доказать, что любовь к Родине, уважение к национальным святыням являются, как говорят наши либералы, помехой для свободы и развития чувства личности. Не встретил ни одного.

Надо знать и понимать, что главным противником для власти, более точно, противником курса на восстановление достойной суверенной России являются сегодня не потерявшие избирателей либералы и не наследники сталинизма, а апатия тех, кто никому и ни во что не верит. Они в большинстве своём русские люди или чувствуют себя русскими людьми. Но вывести их из спячки, из ситуации пофигизма могут только убедительные, зримые акции власти, основанные на идеологии суверенности и доказывающие её эффективность. Надо показать людям, что власть постоянно действует, постоянно чего-то добивается, что для неё патриотизм является убеждением. Есть не только явная потребность в резкой активизации идеологической, и прежде всего разъяснительной, деятельности власти, но и в синхронности между идеологией и политикой, между идеологией суверенности и реальной экономической политикой.

Десятки слушателей, молодых, старых, и в вопросах, и в своих комментариях выражали обеспокоенность, а иногда и сомнения в возможности на деле, в долговременной перспективе сохранить, воплотить в жизнь стратегию на укрепление «русского дома» и российского духа. Они обращали моё внимание на идеологическую «вялость» команды Путина, на её робость, нежелание или неспособность чётко расставить акценты в современной идейной борьбе, сказать людям, кто сегодня помогает строить сильную, суверенную Россию, а кто мешает.

Отсюда ожидание, а со стороны путинского «большинства» просто требование, чтобы вся эта операция «Преемник», которая всех пугает, прошла в соответствии с ценностями патриотизма и заботой о национальных интересах и национальном достоинстве. Один дотошный молодой политолог из Новороссийска (как он представился, «православный, сельского происхождения») сказал мне, что «во время проведения операции „Преемник“ мы увидим, что стоит за идеологией суверенной демократии Путина: или глубинный патриотизм русского человека, или пиар во имя завоёвывания доверия разочаровавшихся во всём людей».

Эти же страхи победителя, страх упустить, потерять чудо оздоровления настроений в России и за текстом моей статьи. Произошло то, что ещё десять лет назад я не мог себе представить. Пришёл к власти президент-патриот, для которого национальное достоинство и национальные интересы — не слова, а убеждения или даже инстинкт. Душа россиянина, душа новой молодой России отвергла привитые в начале 90-х пораженчество, смердяковщину. Запрос на Великую Россию и достойную жизнь приобрёл массовый характер.

Всё это прекрасно. Но я не могу не видеть, что во многом этот благодатный перелом в душах людей, осознание того, что на самом деле патриотизм, любовь к Родине являются признаками благородства, а не убожества, как было принято считать в начале 90-х, произошёл стихийно, сам собой. Это как выигрыш в карты. Который тем и опасен, что он так же легко уходит, как и приходит. Я не могу не видеть, что до сих пор нет структур, средств массовой информации, которые бы проводили долговременную, интенсивную политику закрепления благодатных перемен в сознании людей.

Ведь то, что сегодня у нас есть и на что опирается Путин, — это всё же не то, что называется осознанным патриотизмом образованной личности. Мы сегодня богаты патриотическими настроениями. А настроения могут и приходить, и уходить. Нет, они уже никогда не пойдут в сторону тех, кто полагает, что патриотом быть стыдно. Люди, разуверившиеся в идеалах суверенной России, люди, обманутые в своих патриотических ожиданиях, уже не придут ни к либералам, ни к коммунистам. Они просто перестанут быть русскими людьми, они станут ненавидеть свою Родину и самих себя. И это самое страшное. Вот почему так велика ответственность власти, которая стала на путь мобилизации, стимулирования национального сознания и патриотических чувств.

Потому и сидит в моём подсознании мысль, что они, проигравшие и обречённые, в чём-то сильнее, мощнее, чем мы, сегодня празднующие победу суверенной демократии. И в этом, наверное, какой-то глубинный драматизм России. Сильны те, кто ненавидит Россию, за кем, к счастью, нет большинства. А те, которые называют и чувствуют себя патриотами, за которыми готовы пойти многие и очень многие, всё же до сих пор вялы, анемичны, боятся сами себя.

http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg272006/Polosy/31.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru