Русская линия
Православие.Ru Константин Мишуровский04.07.2006 

Образ небесного гласа. Заметки после посещения музея колоколов

Измайловский кремль — есть такое культурно-развлекательное сооружение в Москве, похожее на кинодекорацию для съемок сказочного фильма о царе Горохе или Золотом Петушке. Он находится сразу за корпусами гостиницы «Измайловская», по соседству с измайловским вернисажем. При всей своей декоративности кремль этот вполне настоящий, построенный, как и полагается, на холмике, частью из камня, частью из дерева.

Как уже сообщало «Православие.Ру», 11 июня, на Троицу, в Москве открылся музей колоколов, который разместился на территории Измайловского кремля, в деревянной башне над восточными воротами.

В столице не так много крупных деревянных построек, и уже поэтому подниматься по лестнице, ведущей во внутреннее помещение надвратной башни, было интересно и приятно.

Из выставочного зала доносится голос экскурсовода… Вот и прекрасно, сейчас все послушаем, посмотрим и доложим уважаемым читателям.

Экскурсию по Музею колокольного звона проводит Константин Мишуровский — куратор музея, эксперт Общества церковных звонарей, координатор сайта www.zvon.ru.

Один из главных экспонатов экспозиции — старинный колокол Финляндского завода, установленный на деревянной станине, причем на него можно не только посмотреть, но и позвонить в него. Разумеется, с разрешения экскурсовода. Колокол закреплен на станке особым способом, применявшимся в России до XVII века. Константин Мишуровский рассказывает, в чем заключается особенность такого способа крепления и как это влияет на качество и технику звона.

К. Мишуровский: В отличие от современного способа, когда колокол крепится к балке хомутами, на некотором расстоянии от нее, этот колокол закреплен на очипе. Очип — это шарнир, к которому с одной стороны жестко прикреплен сам колокол, а с другой стороны — жердь, позволяющая легко раскачивать весь колокол, а не только его язык, как это делается сейчас. Такой способ звона в колокола называется очипным. В наше время очипный звон сохранился только Псково-Печерском монастыре, именно таким способом там звонят в три больших колокола. Техника очипного звона сильно отличается от современной. Давайте посмотрим, как это происходит (раскачивает колокол, но звона не раздается). Сколько бы я ни качал, звона не получится, потому что колокол и его язык двигаются вместе. А вот у звонарей Псково-Печерского монастыря есть такое понятие — попридержать колокол (легким движением придерживает раскачавшийся очип, и в помещении музея раздается несколько мерных звонких ударов). Догадываетесь, почему получился звон? Перестали совпадать фазы, в которых язык и сам колокол раскачивались одновременно. Вот — можете сами попробовать.

Попробовать вызывается мальчик лет десяти, остальные посетители музея с интересом смотрят, что у него получится. С третьей попытки мальчику тоже удается немного позвонить.

К. М.: Этот колокол был немного разбит и теперь, после реставрации, используется для того, чтобы показывать, что такое звон на очипах.

В чем главное неудобство такого способа звона? Если подвесить на очипах несколько колоколов разного размера и начать в них звонить, каждый колокол будет качаться в своем темпе, и нам никогда не удастся согласовать их звон в каком-то общем ритме.

Кроме того, очипный способ подвески плохо подходит для больших колоколов. Когда, особенно во времена Алексея Михайловича, начали отливать колокола все большего и большего веса, очипы стали часто приходить в негодность. Сохранились челобитные к царю: «Просим заменить железо на очипе, а то приходится в языки звонить». Так, постепенно, как вынужденная мера, язычный звон стал применяться при звоне в сверхтяжелые колокола. Вот здесь мы видим зарисовку иностранного путешественника, на которой изображено как множество народа при помощи веревок раскачивает язык огромного колокола. Сохранилось и описание одного из иностранных путешественников, о том, как великий колокол раскачивали на очипе 50 человек с одной стороны, 50 — с другой, и еще 25 человек придерживали язык.

К концу XVII века очипный звон был уже повсеместно оставлен и сложилась современная традиция колокольного звона. В малые колокола, впрочем, и раньше звонили за язык.

Целую стену внутреннего помещения башни занимает многократно увеличенная карта Московского Кремля — «Кремлиноград», созданная во времена Бориса Годунова. Благодаря увеличению на карте можно рассмотреть массу интересных подробностей — расположение и устройство храмов, башен, колоколен, звонниц. После экскурсии сотрудники музея показали мне даже отдельно нарисованного стрельца с ружьем и московскую собачку начала XVII века, убегающую от мужичка с дубинкой.

К. М.: Обратите внимание: на Кремлинограде можно рассмотреть способ подвески колоколов на Иване Великом и звоннице, примыкающей к нему. Колокола подвешены на очипах, хорошо видны канаты, прикрепленные к очипам и спускающиеся до самой земли.

Мы переходим к части экспозиции, посвященной сверхтяжелым колоколам Кремля.

К. М.: Эти две гравюры рассказывают об истории Царь-колокола. На одной вы видите подземную галерею, ведущую к отлитому, треснувшему и не поднятому еще Царь-колоколу. Она была специально устроена для того, чтобы была возможность его осмотреть. На второй изображен момент подъема «Царя» в XIX веке. Колокол был поднят под руководством архитектора и инженера Огюста Монферана, и вторая гравюра прилагалась к отчету об этой работе. При помощи специально построенной системы блоков колокол был поднят исключительно человеческой силой, от применения лошадиной тяги решили отказаться из предосторожности.

Отливка «Царя» была закончена в 1735 году мастером Михаилом Моториным, а в 1737 году случился пожар, в котором выгорело пол-Москвы. Как раз будто бы с этим пожаром и связана поговорка, что от копеечной свечи Москва сгорела. Огонь проник и в Кремль, где над литейной ямой, в которой лежал Царь-колокол, была сооружена деревянная конструкция. Считается, что колокол треснул от перепада температуры после того, как москвичи начали заливать огонь водой. По всему его радиусу прошли трещины, две из них сомкнулись, и из колокола вывалился огромный кусок, который и сейчас находится рядом с ним.

Сегодня самым большим действующим колоколом в Кремле является Большой Успенский весом в 64 тонны. Перед нами его фотография начала ХХ века.

Работниками музея собрано множество материала, рассказывающего о том, как веками изменялась церковные колокола, до тех пор, пока не была найдена их наилучшая форма.

К. М.: Благодаря сохранившимся древним образцам мы можем проследить эволюцию колокольных форм по сравнению с колоколами наших дней. Перед нами изображение колокола Антония, по пропорциям он очень сильно вытянут вдоль вертикальной оси, вот Теофиловы колокола, тоже отлитые по архаичным формам западноевропейских колоколов. Вот изображение Никоновского колокола 1422 года, сам он находится в Троице-Сергиевой Лавре. Обратите внимание на форму — у него очень расширенная нижняя часть и зауженные плечи. А вот колокол XVI века из Московского Кремля — его профиль тоже достаточно узнаваем по времени отливки.

Дальнейшее изменение профиля колоколов было связано с тем, что их литье начали поручать государевым пушечным мастерам. В результате колокола по форме стали отливать как бы похожими на пушки. Когда профили колоколов спрямились, неожиданно обнаружилось, что они стали лучше звучать — такие колокола прозвали «ведрами». Со временем эта новая форма колокола дорабатывалась в сторону большей плавности, изогнутости. Например, великий колокол Сысой, из Ростова, звон которого мы сейчас слышим в записи, обладает именно таким профилем.

Барочные времена также повлияли и на форму колоколов, и на их внешнее оформление. Особенно это было связано с развитием моторинского литья, после этого последовали еще изменения, пока, наконец, не была выработана форма, ставшая канонической. Вот перед нами колокол XVII века, который представляет собой образец пропорций, вкуса и здравого смысла в украшениях. К сожалению, он был разбит настолько, что не подлежит реставрации, с задней стороны у него имеется Т-образная трещина, но именно поэтому он и находится в музее, а не на колокольне.

В более поздних отливках то, что было найдено на конец XVII — начало XVIII века, было закреплено и в тех или иных вариациях дошло до наших дней.

Поиск в области наилучшего звучания колоколов и их украшение, конечно же, имели и духовное значение. Например, традиция подвешивания колоколов в проемах колоколен, сейчас кое-где уже забывающаяся. Смысл такой подвески был, прежде всего, акустическим, чтобы человек, заходя в храм, слышал над собой колокол-благовестник. Не трезвон, а именно благовест — в исконном понимании этого слова. Современный трезвон он и в музыкальном отношении является всего лишь украшением благовеста, и время его возникновения более позднее. Это явление XIX века, когда в колокольном звоне все большее значение приобретает исполнительство. Исконная традиция была иной. Перезвоны — когда колокола звонят один за другим; разнообразные медленные трезвоны — как ростовский трезвон, фонограмму которого мы слышим.

Заметьте, что более древний звон, лишенный музыкальных украшений не мешает нам разговаривать, не перебивает, он скромнее и строже. Потому что звон в его исконном понимании — это икона небесного гласа, а колокол — образ ангельской трубы, обращенной раструбом вниз. Поэтому среди украшений на колоколах мастеров Моториных мы часто встречаем райские растения, небесных животных — орнаментальные украшения колоколов связаны именно с образом рая.

После экскурсии, запись которой приведена здесь далеко не полностью, Константин Мишуровский согласился ответить на несколько вопросов.

— Константин Александрович, по чьей инициативе основан этот музей?

— Музей открылся благодаря усилиям нескольких энтузиастов, являющихся членами Общества церковных звонарей. Это официально зарегистрированная общественная организация, ее руководитель Коновалов Игорь Васильевич — старший звонарь храма Христа Спасителя. И вообще весь этот музей — результат нашего общения, которое продолжается уже больше пятнадцати лет. Для меня все началось с того, что в 1990 году я пришел звонить в Данилов монастырь. В свободное между звонами время мы устраивали посиделки, на которых обсуждались вопросы, связанные с церковным звоном. Как звон устроен? Что это такое? Для чего это нужно? Почему он такой, а не иной? И так далее. Мы пытались осознать звон, прежде всего как часть богослужения, как неотъемлемую каноническую принадлежность храма.
Решение о создании музея пришло вместе с пониманием его необходимости. Раньше мы в своем соку варились, что-то знали, чего-то не знали, какая-то информация была в библиотеках, кто-то в этих библиотеках работал. Но в наше эклектическое время нам будет трудно восстановить и продолжить традицию колокольного звона без того, чтобы объединить наши находки и знания в нечто осязаемое и видимое.

— В экспозиции музея значительное внимание уделено именно изобразительным элементам — почему так?

— Если составить экспозицию из кучи колоколов — это будет неправильно. Во-первых, если эти колокола действующие, мы этим отторгаем их от звона, а колокол — это священный предмет. Колокола для церковного звона освящаются особым чином. С другой стороны, для неподготовленного человека все колокола на одно лицо. Можно просто пройти мимо кучи колоколов, а можно на один колокол посмотреть и уйти довольным. Поэтому смысл музея в том, чтобы показать и подчеркнуть наиболее важное и интересное.

— Общество церковных звонарей имело какое-то отношение к восстановлению звона на Иване Великом?

— В 1992 году Святейший патриарх благословил нас заниматься восстановлением звонов на Иване Великом, и вот уже четырнадцать лет мы являемся звонарями Ивана Великого.

— В каком состоянии находились эти колокола в то время?

— В советское время третий по весу колокол Ивана Великого был сброшен со своего места, причем его дальнейшая судьба до сих пор не известна. На его месте и сейчас пустой проем. Это был царский воскресный колокол.

Все советское время звон на Иване Великом находился под запретом, более того, языки колоколов были прикованы кандалами, самыми настоящими, закрытыми на огромные амбарные замки. Мы сфотографировали эти кандалы, перед тем как срезать их в 1992 году. Говорят, что после войны кто-то попробовал ударить в колокола, и был скандал, после чего кандалы, будто бы, и появились.

— Вы имеете какое-то отношение к Ассоциации колокольного искусства? Какие последние новости из жизни ассоциации?

— Да, некоторое отношение имею. В этом году в рамках Пасхального фестиваля у нас прошла очень интересная конференция «Колокола: История и современность». Правда, прошла она практически келейно.

— Знаете ли Вы о деревянном храме, построенном в Измайловском кремле?

— Это совершенно новый храм, на этом месте раньше храма не было, и это один из самых высоких деревянных храмов в России. Сейчас он приписан к Свято-Данилову монастырю и планируется, что вскоре он будет освящен во имя святителя Николая. Сейчас в нем уже служатся молебны.

— Вернемся к музею. Какие планы на ближайшее будущее, как планируете развиваться?

— Ярус, где мы сейчас находимся, будет доделан, здесь будут стоять витрины для демонстрации некоторых новых экспонатов под стеклом. Со временем зал приобретет мультимедийную составляющую и здесь можно будет смотреть фильмы о колоколах. Будут здесь и тематические лекции — мы надеемся, что постепенно наш музей станет домом, в котором будет жить церковный звон, в котором можно будет с ним встретиться, узнать что-нибудь интересное.

Музей колоколов в Измайлово открыт по субботам, воскресеньям и в праздничные дни с 11.00 до 17.00. Организованные экскурсии в другое время возможны по предварительной договоренности. Посетители музея под руководством экскурсовода могут позвонить в колокола на звонильном ярусе башни.

Алексей Сагань

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/60 703 121 851


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru