Русская линия
Благовест-инфо Владимир Солодовников27.06.2006 

Конфликт вокруг Рязанского кремля — взгляд со стороны

Вокруг передачи Рязанского кремля в ведение Рязанской и Касимовской епархии Русской Православной Церкви уже давно кипят далеко не детские страсти. Достаточно полистать центральную или областную прессу, заглянуть во «всемирную сеть», включить телевизор или радиоприемник. Вполне объяснимые, но явно выходящие из берегов эмоции, охватывают как сторонников, так и противников идеи церковного использования архитектурного ансамбля Рязанского кремля.

Впрочем, именно таким было использование кремлевских построек в течение более чем 400 лет. В XVI столетии Рязань присоединили к Московскому государству, и бывшая княжеская резиденция (кремль) перешла во владение к рязанским архиереям. Именно со времени передачи кремля православным владыкам в нем идет интенсивное сооружение тех самых памятников архитектуры, благодаря наличию которых Указом Президента РФ (1995) Рязанский музей-заповедник был включен в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации. Те сооружения, что были возведены в Кремле в домосковский период — Христорождественский и Архангельский соборы — ясное дело! — принадлежали Православной Церкви и соответственно ей использовались. По большому счету, весь архитектурный ансамбль Рязанского кремля, дошедший до нашего времени, включая культовые, гражданские, хозяйственные, и отчасти фортификационные постройки — имеет сугубо церковный характер.

От кремля — центра Великого княжества Рязанского — сохранился лишь оборонительный ров и почти 300-метровый фрагмент вала в юго-западной части.

Интерес представляет и тот факт, что нынешний Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник — активный участник конфликта — ведет свое начало от Епархиального древлехранилища (1914). То есть у истоков музейного дела в Рязани стоит все та же Рязанская епархия Русской Православной Церкви, которая всегда трепетно относилась и отечественной истории и ее достопамятностям. После пресловутого «Великого Октября» рязанских архиереев изгнали из Кремля, храмы и монастыри закрыли, кладбище уничтожили. На базе экспроприированного советским — светским! — государством Епархиального древлехранилища создается губернский историко-художественный (1923), затем областные краеведческий и художественный музеи (1937). В 1968 году образуется историко-архитектурный музей-заповедник. В условиях советской действительности, а также коллизий перестроечного и постперестроечного времени музей сыграл поистине выдающуюся роль в сохранении и научном исследовании памятников Рязанского кремля.

Этого точно не скажешь, например, о других «пользователях» кремлевских памятников: слезы наворачиваются от одного только вида покосившегося храма Богоявления (XVII век), в котором до сего часа располагается архив управления ЗАГС Рязанской области!

Да и в целом, в Рязани ситуацию с церковными сооружениями вряд ли можно назвать благополучной: на церкви Троицкого мужского монастыря буквально наседают сооружения ближайшего заводика, в храме на Николо-Дворянской улице (в нем нынче расположен Рязанский филиал Тучковского автотранспортного колледжа) в алтарной части устроено… отхожее место. Можно привести еще немало примеров, когда христианские храмы (причем, не только православные!) используются не по назначению и пребывают в запущенном состоянии, будучи памятниками отечественной архитектуры.

Понятно, что возвращение церковных зданий Церкви рано или поздно состоится. И нынешним пользователям это нужно принять как акт восстановления исторической справедливости. В этой связи весьма наивной выглядит попытка музея-заповедника побелить Архиерейский дом, лицемерно называемый «Дворцом Олега»: ведь построены-то эти палаты вовсе не князем Олегом, правившим Рязанью в XIV веке, а рязанскими владыками — почти 300 лет после блаженного успения главы Великого княжества на Оке. Побелка ведь еще не означает реставрации. Уж это работники музея знают наверняка!

Что касается архитектурного ансамбля Рязанского кремля в целом, как символа более чем 900-летней истории древнего русского города, то и музею-заповеднику, и духовенству Рязанской епархии следует договариваться о совместном эффективном его использовании. Ведь и музейщики, и служители Церкви — в силу своего предназначения — должны радеть о возрождении российской духовности и культуры!

Увы, пока до этого далеко: конфронтация набирает обороты! Те, кто категорически против возвращения кремля Церкви, активно провоцируют священнослужителей на конфликт, пытаются добиться от них неосторожных высказываний и т. п. На одном из заседаний Общественной палаты при губернаторе Рязанской области, проходившем в минувшем году и посвященном проблематике использования и сохранности памятников истории и культуры, автор этих строк слышал гневные филиппики о «православной экспансии» и о том, что «церкви принадлежат государству, а не клерикалам». В одном из сообщений веб-сайта http://www.ryazankreml.ru/ от 29 апреля 2006 года содержится прозрачный намек на то, что в поддержку музея рязанская молодежь «планирует проведение массовых акций». С учетом рязанских реалий это вполне возможно! Как священнослужитель евангелическо-лютеранской Церкви могу засвидетельствовать, что в молодежной среде Рязанщины — края, давшего нашей Родине подлинных христианских святых и подвижников, — довольно популярны… идеи атеизма. И это у поколения, выросшего уже после падения богоборческой советской власти!

Наверное, в сложившейся ситуации Рязанской епархии, да и всей РПЦ в целом следует более настойчиво заявлять о себе не только как о хранительнице духовности, но и как о хранительнице российской культуры — в том числе материальной. И если в XIX веке Церковь смогла создать древлехранилище, наследник которого сейчас так активно противостоит епархии, то неужели сегодня она не сможет сохранить Успенский собор, богослужения в котором совершаются по сей день лишь в исключительных случаях?

К сожалению, и со стороны епархии видны сегодня некоторые ошибки — наверное, невольные, но объективно настраивающие против нее «внешних». Так, автору этих строк доводилось быть свидетелем того, как при входе в Христорождественский собор стоявшая за «ящиком» дежурная буквально швыряла в лицо вошедшей иностранке — кстати, глубоко верующей христианке — скомканный платок, которым ей предлагалось покрыть голову. И самое печальное, что такого рода ситуации могут не только добавить аргументов противникам передачи кремлевских зданий епархии, но и вообще затруднить путь в Церковь многих людей.

Всем сторонам конфликта нелегко: музей-заповедник вполне справедливо опасается, что окажется на улице — и это должны осознать государственные структуры и, возможно, предоставить музею вполне адекватные его научным задачам помещения в городе). Архиепископу Рязанскому и Касимовскому Павлу, относительно недавно пребывающему на своей кафедре, еще придется потратить некоторое время на и то, чтобы получить признание у местной общественности, включая ее интеллектуальную элиту. Не исключено, что государству придется выделить епархии деньги на содержание кремля, разумеется, при строгой финансовой отчетности.

В этом контексте особенно важно не наломать дров ни музею, ни власти, ни священноначалию Русской Православной Церкви.

Владимир СОЛОДОВНИКОВ,

настоятель рязанского евангелическо-лютеранского прихода святой Марии. Кандидат исторических наук. Автор более 40 научных трудов по истории и культурологии.

http://blagovest-info.tld.mastertest.ru/index.php?ss=2&s=24&id=7177&print=1


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru