Русская линия
Псковское агентство информации19.06.2006 

«На братских могилах не ставят крестов, но разве от этого легче?»

В обществе то возникает, то затихает дискуссия о выносе мумифицированного тела вождя революции Ленина из мавзолея. Начались и робкие выступления Русской Православной Церкви о «вечном огне», который горит на могиле «Неизвестного солдата». Все это: и мумия Ленина, и «вечный огонь» — символы утраченного советского государства, которое мы строили без Бога. Бога мы вычеркнули из нашей жизни и обустроили ее языческими капищами, более соответствующими эстетике египетского жречества, чем традиции русского народа. И когда встает «наболевший» вопрос: кто живет в России, «русские» или «россияне», то, вспомнив принятую символику советского государства, надо признать, что пока в России живут советские люди. И все — таки вопрос о символике «вечного огня» Псковское агентство информации решило задать представителям нашей Церкви, священникам Псковской епархии, чтобы они внесли ясность в наше запутанное представление о государственных символах в нашей жизни.

Руководитель информационной службы Псковской епархии священник Андрей Таскаев:

«Всем здравомыслящим людям понятно, что коммунистическая власть ничего не выдумала нового в построении советского государства, но из жизни страны был убран Бог, и старались убрать все, что связано с Богом или заменить: иконы — портретами коммунистических вождей, молитву — коммунистическими гимнами, Крестные ходы — демонстрациями, Богослужения — партийными собраниями, Бога, Имя Божие заменили лозунгом „Партия — ум, честь и совесть нашей эпохи“ и т. п. Абсолютно безгрешную партию нельзя было ни обсуждать, ни критиковать, и светлое будущее — коммунизм был ничем иным, как „копиркой“ евангельского Царства Божия. Только Царство Божие не от мира сего, но царство, которое строили коммунисты, земляное. Вот так произошла полная подмена ценностей, и эта подмена оказала столь сильное воздействие на нравственный уровень народа, что люди за восемьдесят с лишним лет заметно изменились и утратили многие традиции православного народа. Но в истории восемьдесят лет — это ничто, пройдет сто — сто пятьдесят лет и этот период будет смотреться страшным, кровавым, но небольшим промежутком времени. Для нас, живущих в этом времени, эти восемьдесят лет прошли не быстро: нет ни одного поколения, которого бы не коснулась коммунистическая гидра. Именно поэтому, когда осознаешь подмену, удивляешься тому, как люди быстро привыкли и считают это нормальным. Та же выпивка — поминания на кладбище, спрашиваешь: „Зачем выпиваете на кладбище? — а тебе отвечают: Так всегда делали, всю жизнь“. „Так всегда“ и „всю жизнь“ это сколько? И выясняется, что даже не знают, делали ли так бабушки с дедушками, а вот мама с папой делали, и зачастую наши родители вообще не знают бабушек и дедушек. Коммунистическая власть, когда пришла, оторвала родителей от детей, огромное количество людей вынуждено было родителей своих забыть, предать. И теперь эти внуки, которые выросли, не помня своих бабушек и дедушек, сами уже имеют внуков, ругаются и говорят: „так всю жизнь было, так всегда делали“. Всегда — это восемьдесят лет? Для людей восемьдесят лет действительно огромный период и для них это „всегда“, а что было до этого, никому не интересно. Меня еще в школе поражал тот факт, не знаю, как сейчас, что тысячелетнюю историю России мы изучали несколько месяцев, а шестидесятилетнюю историю Советского Союза и КПСС — несколько лет, моего детского ума тогда не хватило понять такое.

Наш народ не знает истории и ему она малоинтересна, наверное, из-за каких-то жизненных проблем: надо сводить концы с концами, добывать себе на хлеб, воспитывать детей — тут не до истории, не до того, как жила Россия до революции, а уж о символике знать совсем неинтересно. И поэтому мы сегодня идем 9 мая в День Победы к „вечному огню“, забывая известное проклятие „в геенне тебе огненной гореть“ — вот что такое вечный огонь по смыслу. А мы молимся у „вечного огня“, вспоминая своих героических предков, своих отважных отцов. Это что? Намек на то, что им гореть в вечном огне? Неужели не найти другого места, где можно служить панихиду и вспоминать героев? У нас множество военных мемориалов, мне нравится, как содержится в Пскове мемориал по Юбилейной — можно ведь там отдавать дань памяти нашим героям, помолиться на их могилах. А мы это делаем возле „вечного огня“, у памятника „Неизвестному солдату“. Причем здесь „вечный огонь“ и Неизвестный солдат, представленный пятиконечной масонской звездой, в которой горит гееннский огонь. Может быть те, кто разбирается в символике, задумаются, надо ли нам поминать наших солдат этим сатанинским знаком вечного огня? Получается, наши предки достойны этого огня? Но люди об этом не задумываются и скажут опять: „так всегда было“. Между тем, расскажу историю, один исследователь — архитектор искал в Москве „химеры“ — такие странные, символичные, бредовые сооружения, и раскопал, что до 30-го года на одном месте в Москве был общественный туалет, потом его снесли и забыли, что там был туалет, а когда стали делать мемориал Неизвестному солдату, то почему — то советские власти решили поставить мемориал Неизвестному солдату на этом месте бывшего туалета, и бросили туда в навоз останки солдат, закопали. Поставили постамент, зажгли огонь — теперь это Могила Неизвестного солдата, что очень похоже на издевку. Чтобы такого не случалось, символику надо знать и понимать. Хорошо бы нашей власти было позаботиться о создании памятника к 60-летию Победы в Пскове, достойного наших солдат-победителей, конечно, надо вернуться к кресту, который ставился традиционно тысячи лет в России на могилах воинов».

Настоятель храма св. Николая Чудотворца в Любятове, протоиерей Владимир Попов: «Беда нашей страны заключается в том, что до сих пор нет у нас юридической оценки событий 1917-го и последующих годов коммунистической власти. Интернационал-коммунизм не осужден до сих пор, как, например, немецкий национал-социализм, или итальянский фашизм. Должна быть дана юридическая оценка деяний этой клики Ленина-Троцкого-Сталина и их последователей, чтобы очистить страну от двусмысленности, которая есть до сих пор, и она дезориентирует людей. Мы живем в обстановке мифов, например, празднуем день рождения армии, которая рождалась не 23 февраля 1918 года, а много столетий раньше, и так со многими другими датами нашей истории. Сейчас коммунистические фракции хотят органично влиться и в дальнейшую нашу историю, а этого не должно быть.

Одним из тяжелых наследий коммунистического времени является поклонение „вечному огню“. Сам по себе этот огонь восходит к богоборческому огню Прометея, а Прометей — это образ люцифера, который научил человека пользоваться огнем, и огонь является символом разума, борьбы, мнимого просвещения. Но главное во всей этой ситуации, что, совершая литии и панихиды нашим воинам у „вечного огня“, мы соглашаемся с тем, что эти воины находятся в том же самом месте, где находятся Ленин, Сталин. Забывая, что наши воины, обыкновенные русские парни, как правило, деревенские, сложили голову в 18−20 лет, но были воспитаны в тот период, когда еще Бог не был изгнан из провинциальной глубинки России. Поминать наших погибших у „вечного огня“ просто кощунственно. Мне „вечный огонь“ напоминает более огонь Чернобыля, чем любой другой. Более того, это устройство капищ с „вечным огнем“ совершенно чуждо нашей Православной культуре, русской культуре. Пусть лучше забытая могилка с крестом, стоявшим над ней — так хоронили русских солдат испокон веку, где бы они ни сложили свою голову, всегда была могила, и был крест — это и есть достойная память о русском солдате. Потому что умирая, он умирал как христианин, с сознанием того, что „несть жертвы выше той, чем кто положит душу свою за други своя“. В этом был смысл жертвы русского солдата и смысл вечного поминания живых, которые ему остались благодарны. Церкви надо занять более твердую позицию в том, что поклонение „вечному огню“ является неприемлемым с православной точки зрения. Если событие поминовения связано с государственными праздниками — панихиды все-таки надо служить только в храмах, и только там, или упразднить „вечные огни“ и поставить вместо них настоящие христианские памятники русским солдатам — кресты».

Настоятель воинского храма св. Александра Невского в Пскове протоиерей Олег Тэор: «В каком-то городе было трудное финансовое положение, не было денег за газ, и тогда „вечный огонь“ погасили. „Вечный огонь“ на могилах павших — это неправильное понятие и неправильная терминология. Как техническое устройство „вечный огонь“ может выйти из строя — денег нет, механизм устаревает, горелки изнашиваются и т. п. Вечный — это постоянный, на все времена, может быть „вечная слава“ и „вечная память“ — это когда народ помнит героев, что для верующих людей особенно ясно: вечная память — это вечная жизнь с Богом. А по представлениям верующих людей, вечный огонь — это тот огонь, который горит в аду, вот он действительно вечен. Вечен только адов огонь, он мучает и жжет, и, если на земле человек привыкает к мучениям, то в аду не привыкнуть, это страшные мучения. Мы перепутали терминологически, и, оказалось, запутали смысл.

Панихиды служить надо не у „вечного огня“, а где традиционно служатся — на кладбищах, мемориалах. Возможно, возле памятника освобождению Пскова поставить крест и „Неугасимую лампаду“ вместо „вечного огня“. У нас, в церквях России тысячи, постоянно горящих день и ночь лампад — они называются „Неугасимая лампада“. Вообще в древности приношением усопшим был не запах газа, а ладан, благоухание ладана. Мы тоже на панихиды у Часовни „Державной“ ставим ладаницу с угольком на постамент и кладем ладан — все благоухает вокруг.

На месте гибели Александра Матросова в Чернушках мы поставили крест, потому что кресты ставили в войну на могилах наших солдат — это были их первые памятники.

Вместо „вечного огня“ можно поставить красивый кованый крест и возжечь „Неугасимую лампаду“ — будет достойный памятник нашим воинам, а возле него можно совершать панихиды. Такой памятник будет как возрождение православной традиции поминовения погибших на войне, и в его создании могут многие поучаствовать: пожертвовать средства на масло, на ковку креста».

Напомним нашим читателям, что библейское понятие «вечного огня» — это геенна огненная, преисподняя, ад, устроенные Богом для сатаны и чертей. В вечном огне в страшных мучениях горят также тела и души грешников. Господь говорит: это «трупы людей, отступивших от Меня, ибо червь их не умрет, и огнь их не угаснет» (Ис., 66, 24); «Идите от Мене, проклятии, во огнь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его» (Мф., 25, 41); «И смерть и ад повержены в озеро… огненное и серное… и будут мучиться день и ночь во веки веков!» (Откр., 20, 10, 14). А православные люди в своих молитвах просят Господа: «Избави мя огня вечнующаго, и червия злого, и тартара». Поэтому в Православной Святой Руси вообще никогда даже не могло быть какого-либо памятника с вечным огнем — он воспринимался бы как сатанинское капище.

http://informpskov.ru/print/28 255.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru