Русская линия
Мы в России и Зарубежье, журналПротоиерей Виктор Потапов14.06.2006 

«Наша Церковь не намерена отступать от избранного курса»

Протоиерей Виктор ПотаповIV Всезарубежный Собор, на котором обсуждался вопрос восстановления общения между Московским Патриархатом и Русской Зарубежной Церковью, завершился месяц назад. Но его итоги до сих пор вызывают споры, противоречащие друг другу толкования. Мало сказано также и о том, как проходил Собор, в каком духе делегаты участвовали в прениях и принимали решения. Прокомментировать результаты Собора и дальнейшее развитие процесса примирения двух Церквей редакция журнала «Мы в России и Зарубежье» попросила протоиерея Виктора Потапова, настоятеля Иоанно-Предтеченского собора в Вашингтоне и председателя редакционной коллегии по изданию деяний IV Всезарубежного Собора.

Отец Виктор, как Вы считаете, достиг ли Всезарубежный Собор своей цели?

Да, он, безусловно, достиг своей цели. Многие ожидали, что Собор назначит какие-то сроки для полного восстановления евхаристического общения между двумя разделенными Церквами — Московским Патриархатом и Зарубежной Церковью. IV Всезарубежный Собор носил консультативный характер и не был в праве что-либо решать, его делегаты высказывали свои взгляды, мнения, сформулировали резолюции, в которых недвусмысленно заявлено, что мы чаем евхаристическое общение с Церковью на родине. Мы скорее ожидали сроков от Архиерейского Собора, который заседал сразу после окончания Всезарубежного Собора. Архиерейский Собор принял и утвердил резолюции Всезарубежного Собора, но сроки тоже не назначил, чтобы дать возможность комиссиям двух Церквей по диалогу завершить свою работу. Архиерейский Собор, хотя в принципе и одобрил нормализацию отношений, постановил, чтобы комиссии еще раз встретились и выработали окончательный текст Акта о каноническом общении. Несмотря на то, что сроки не названы, сотрудничество наших Церквей в прямом смысле этого слова уже началось, т.к. архиепископ Марк по благословению Архиерейского Собора принимает участие в разбирательстве дела в Сурожской епархии. Как Вы знаете, там правящий архиерей Василий (Сергиевский — прим. ред.) решил весьма необычным образом порвать общение с Московским Патриархатом и перейти во Вселенский Патриархат. Наши архиереи согласились с инициативой Святейшего Патриарха Алексия II назначить владыку Марка в комиссию по разбирательству этого дела. Так что я думаю, что огорчаться тому, что не были назначены сроки, не следует. Вопрос принципиально решен, и нам остается терпеливо ожидать, когда, наконец, будет восстановлено полное евхаристическое общение.

В каком духе проходили соборные заседания, прения?

Я могу без преувеличения сказать, что IV Вссезарубежный Собор был одним из самых значительных событий в моей церковной жизни. У меня было ощущение, что я присутствую при совершении великого Божиего чуда. В Сан-Франциско я собственными глазами увидел и убедился на опыте, что такое соборность и как благодать Святого Духа действует, когда любящие Церковь и болеющие за ее судьбы люди собираются и единодушно стремятся познать и исполнить волю Божию. Когда я ехал на Собор, я как член Предсоборной комиссии располагал списком всех делегатов. Многих я знал, но с многими из Европы, Южной Америки и Австралии я не был лично знаком и потому не мог знать, как они будут голосовать. Я старался, очень ненаучно, определить, кто из делегатов выступит за объединение и кто против, и набрал около 30 человек, которые, по моему скромному разумению, были определенно против воссоединения. Мнение 20 человек из общего числа делегатов я не мог определить, но значительное большинство было за. В ходе Собора, после представления двух главных докладов, протоиерея Николая Карыпова из Австралии и архиепископа Германского Марка, председателя согласительной комиссии РПЦЗ по диалогу с Московским Патриархатом, началась оживленная дискуссия. Люди откровенно высказывались за и против, и, честно говоря, я начал думать, что, быть может, оппоненты возьмут верх. Но тут на наших глазах совершилось Божие чудо: целый ряд моментов повернули все вспять, и оппозиция буквально испарилась.

Накануне дня голосования по вопросу о воссоединении, в среду вечером 10 мая протоиерей Александр Лебедев, секретарь Комиссии РПЦЗ по диалогу с МП и член редакционной комиссии Всезарубежного Собора, принес в пресс-центр, где я находился, от руки написанную резолюцию, которую он и некоторые другие члены редакционной комиссии начали составлять. Нас было четверо священников. Отец Александр ознакомил нас с текстом. Мы его обсудили, сделали некоторые предложения и внесли какие-то поправки. Но после двух часов дискуссий мы решили пойти в собор, положить резолюцию на гробницу с мощами владыки Иоанна Шанхайского и отслужить молебен с поминовением имен всех участников Собора. Мы так и сделали. После горячей молитвы мы молча разошлись по домам. На следующее утро отец Александр принес эту резолюцию в напечатанном виде и после двухдневной дискуссии все, в том числе и противники воссоединения, отступили и начали обсуждать конкретно резолюцию. Она была принята подавляющим большинством голосов, можно сказать, единодушно, т.к. меньше пяти процентов участников проголосовало против резолюции.

Вспоминаю, как еще до принятия резолюции оппозиционеры вновь и вновь выступали с одними и теми же аргументами. Владыка Амвросий Швейцарский, который тяжело болен и прилетел на Собор в очень плохом состоянии, просто не выдержал эти реплики и сделал присутствующим выговор. Он строго сказал: «Дорогие делегаты, не забудьте, что мы с вами не на политическом митинге, а на Церковном Соборе. А Церковный Собор — как своего рода священнодействия, которое не терпит ничего лишнего. Прекратите демагогию». Эти слова, я думаю, послужили поворотным моментом в работе Собора.

Другое очень важное обстоятельство — присутствие митрополита Амфилохия Черногорского и Приморского, представителя близкого нам Сербского Патриархата, с которым Зарубежная Церковь на протяжении 80 лет своей истории поддерживала добрые отношения и евхаристическое общение. Он выступил с двумя очень важными сообщениями. Первое была посвящено тому, как Сербская Православная Церковь преодолела свой заграничный раскол, а второе — ее отношению к экуменическому движению.

Многие делегаты, с которыми я общался — а я старался каждый день общаться с людьми из разных стран и епархий, особенно с теми, кто был настроен против объединения — говорили мне, что они решили выступить за восстановление евхаристического общения с МП, потому что на Соборе получили полноту информации, узнали гораздо больше, чем раньше, о процессе объединения, о переменах в церковной жизни России и поняли, что воссоединение — это Божие дело.

Отец Виктор, может быть, Вам известно, что в российских СМИ резолюция, которая касается диалога с Московским Патриархатом, толкуется по-разному. В первые дни после ее принятия едва ли не все электронные и печатные средства массовой информации сообщали, что воссоединение практически состоялось. Затем, после завершения Собора, тон совершенно изменился: мол, воссоединение отложено на неопределенный срок. Именно с такой позицией выступал, например, диакон Андрей Кураев. Как все же следует толковать резолюцию?

Я очень сожалею, что появились такие толкования. Частично это объясняется тем, что многие материалы СМИ были составлены людьми, не присутствовавшими на Соборе, и они порою допускали путаницу. Я советую всем просто прочесть доклады, резолюции, послания двух Соборов, которые размещены на сайте РПЦЗ www.synod.com, чтобы убедиться в том, что процесс воссоединения развивается в принципиальном духе резолюций, посланий и постановлений IV Всезарубежного Собора и последовавшего за ним Архиерейского Собора РПЦЗ. Т. е. абсолютно никакого отступления от идеи воссоединения нет, архиереи твердо намерены довести это важное дело до конца. Другого толкования деяниям Соборов просто быть не может. Епископ Агафангел, который представляет Зарубежную Церковь на Украине, к сожаленью, тоже повинен в том, что распространяется такая дезинформация. Его позиция в отношении воссоединения очень жесткая. Хотя он подписал послание Архиерейского Собора, он также составил свое особое мнение.
В этой связи я вспоминаю проповедь протоиерея Николая Карыпова из Австралии на торжественной литургии в день закрытия Всезарубежного Собора. Батюшка сказал, что делегаты испытали в дни Собора то, что можно назвать переживанием Фавора, и поняли, насколько могли вместить, что чувствовал апостол Петр, когда воскликнул: «Господи! Хорошо нам здесь быть» (Мф. 17:4). Отец Николай призвал делегатов привезти с собой этот свет и как можно дольше сохранить память о нём. Когда Господь Иисус Христос со своими избранными учениками, Петром, Иаковом и Иоанном, спустился с горы, перед Ним открылась картина смущения, смятения тех апостолов, которые оставались у подножия Фавора. Нам также предстоит испытание. Но мы не должны нарушить соборного единства, которое проявилось в создании резолюции и всей остальной работе Собора. Это было бы изменой благодати Божией, которая нас собрала воедино. Повторяю, что подавляющее большинство Собора выступило за воссоединение. Наша Церковь не намерена отступать от избранного курса. Кстати, советую прочесть очень интересные размышления епископа Евтихия Ишимского и Сибирского «Мои переживания на IV Всезарубежном Соборе, приведшие меня к покорности воле Божией». У владыки были смешанные чувства по поводу восстановления церковного единства, и в этой своей статье трогательно и откровенно рассказывается, как целый ряд чудесных явлений на Соборе убедили его, человека, 16 лет назад из принципиальных соображений порвавшего с Патриархией, пойти на объединение.

Вы не могли бы разъяснить два положения резолюции, которые сейчас вызывают особенно многочисленные споры и комментарии: просьба «об устранении соблазна» экуменизма и упоминание о будущем Поместном Соборе Русской Церкви. Это условия воссоединения?

Нет. Мы просто констатируем факт того, что многих наших прихожан смущает участие Московского Патриархата во Всемирном совете церквей. Мы не ставим условием воссоединения немедленный выход из ВСЦ, но хотели бы, чтобы со временем он состоялся. Наше заявление уже принесло какие-то плоды. Например, епископ Иларион Венский, Московского Патриархата, недавно заявил в интервью, что диалог с протестантами никуда не ведет, это тупиковая дорога. Он признал то, что мы в РПЦЗ поняли давно. Протестантские церкви на Западе становятся радикально-либеральными, допускают совершенно безобразные явления, как, например, женское священство, однополые браки. Мы, чада РПЦЗ, сталкиваемся с инославными гораздо больше, чем российские верующие, мы знаем, что такое экуменизм либеральных западных протестантских деноминаций. Резолюция IV Всезарубежного Собора вновь напоминает, что нас огорчает факт членства Патриархии в ВСЦ. Уверен, что принадлежность к этой организации смущает и много членов МП. Русская Церковь должна свидетельствовать о православии инославному миру и даже на экуменических форумах. Почему бы МП не изменить свой статус члена ВСЦ и стать просто наблюдателем? Это было бы значительно более приемлемо для многих православных христиан во всем мире.

Что касается Поместного Собора, мы, конечно, хотели бы когда-то дожить до дня созыва столь представительного Собора. Но лично я считаю, что Поместный Собор в скором времени созван не будет. К нему нужно долго и тщательно готовиться, отыскать трудоспособных, знающих, церковно-грамотных делегатов, представителей всех течений Российской Церкви. Для этого потребуется много времени и немалых средств. В резолюции Всезарубежного Собора высказано лишь пожелание о будущем созыве Всероссийского Собора, который займется проблемами современной церковной жизни и вынесет авторитетное суждение о деяниях МП и РПЦЗ в XX веке.

Спасибо, отец Виктор. Это очень важные слова. Нужно, на мой взгляд, чтобы участники Собора больше рассказывали о том, что на нем происходило, потому что такие заявления, как например, сделанное епископом Агафангелом, могут вносить определенное смущение.

Да, меня они тоже смутили, откровенно говоря. Кстати, хорошо прокомментировал отзыв владыки Агафангела протоиерей Николай Артемов, член Комиссии РПЦЗ по диалогу с Московским Патриархатом в статье под названием «По поводу после-соборных перетолкований».

По официальным сообщениям, Архиерейский Собор принципиально одобрил проект Акта о каноническом общении и уполномочил комиссию по диалогу с Московским Патриархатом довести переговоры по этому акту до завершения. Известно ли Вам, какие вопросы предстоит разрешить комиссиям?

Не могу со всей уверенностью сказать, о чем они должны договориться. По моим представлениям, это вопрос поминовения Патриарха Алексия II в наших храмах: будет ли его имя возносится во всех церквах или только в кафедральных соборах. Дело в том, что многим нашим старожилам нужно преодолеть воздвигнутый десятилетиями жизни на чужбине психологический барьер. Трудно им свыкнуться с мыслью, что Церковь воссоединяется и что на ектеньях будет поминаться Патриарх. Они воспитывались в особых условиях, в духе антикоммунизма и за эти годы привыкли к тому, что Церковь в России находится в состоянии полного подчинения правительству. К вопросу поминовения в РПЦЗ Святейшего Патриарха нужно применить пастырский подход, и, насколько я знаю, священноначалие Московского Патриархата это понимает. Другой вопрос, требующий четкого определения, касается имущества нашей Церкви за рубежом. Многих беспокоит: как бы Москва не захватила наше имущество. Этот вопрос озвучен в каноническом акте, но очевидно его следует доработать на следующей встрече или встречах двух согласительных комиссий.

Отец Виктор, во время Собора в России первые полосы газет и первые минуты информационных передач по телевидению были посвящены событиям в Сан-Франциско. Как Вы считаете, было ли это внимание к Собору поддержкой для его участников?

Подавляющее большинство делегатов ощущали это внимание и отнеслись к нему серьезно. На Соборе постоянно присутствовали работники телевидения. Их было особенно много на открытии Собора и в день принятия резолюции. Сами журналисты интуитивно сознавали значимость этого события, а делегаты понимали, что в России ждут новости о воссоединении. Примечательно, что официальный сайт Всезарубежного Собора 12 мая был девятым по числу посещений русскоязычным сайтом в мире.

Отец Виктор, если, даст Бог, чаемое всеми нами воссоединение произойдет, что может дать это событие единой Поместной Российской Церкви?

Прежде всего, как говорится в одном из псалмов «Се что добро, или что красно, но еже жити братии вкупе» (Пс. 132: 1). Богу угодно стремление и достижение церковного единства. Господь об этом молился в Гефсиманском саду перед Своими крестными страданиями. Преодоление любого разобщения имеет огромное положительное духовное значение. Церковное единение послужит, по моему глубокому убеждению, стимулом внутреннему единству русского народа, потому что единство должно начинаться с духовной жизни. Воссоединение может иметь огромное значение для будущей России, которое мы сейчас, возможно, и не представляем себе. По количеству приходов наша Зарубежная Церковь мала, особенно по сравнению с Русской Православной Церковью, но, тем не менее, все эти годы она совершала действия, которые принесли зримые плоды для всего русского народа. Например, причисление к лику святых новомучеников и исповедников российских в 1981 году. Спустя несколько лет после этого праздновалось тысячелетие Крещения Руси, затем наступило долгожданное крушение коммунизма, о котором мы молились ежедневно. Эти события находятся в неразрывной связи друг с другом. Мы причислили к лику святых Иоанна Кронштадтского, блаженную Ксению задолго до того, как это стало возможным Московской Патриархии. Это тоже повлияло на развитие духовной жизни в России. Мы всегда и при каждом удобном случае выступали в защиту гонимых верующих. Я лично в течение многих лет возглавлял межюрисдикционную церковную организацию «Комитет защиты гонимых православных христиан в России». Мы говорили правду о церковной жизни в России. Так что, хотя РПЦЗ маленькая величина, она принесла родине много пользы. Я вовсе не утверждаю, что Зарубежная Церковь без ошибок. Их было немало. Владыка Марк об этом откровенно говорил в своем докладе на Соборе в Сан-Франциско. Другие выступающие на Соборе тоже много внимания уделили нашим промахам, в частности создание параллельной иерархии на канонической территории Русской Церкви. Допускали мы и горделивые высказывания. Некоторые архиереи осмеливались утверждать, что Московская Патриархия безблагодатна. Слава Богу, что на соборном уровне это никогда не было заявлено. Слава Богу, что все это позади.

IV Всезарубежный Собор принципиально одобрил восстановление единства Русской Церкви. Мы почувствовали не только своё, человеческое, желание, чтобы это исполнилось, но, дерзаю сказать, волю Божию. Дай Господь, чтобы мы скоро причащались вместе и едиными устами и единым сердцем славили и воспевали пречестное и великолепое Имя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа.

Записал Николай Бобринский

http://we.sretenie.ru/stats/vpotapov.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru