Русская линия
Общественный Комитет «За нравственное возрождение Отечества» Роман Вершилло10.02.2006 

Умных уже не пришлют

Как-то так неуместно подобрались одно к другому события января, что даже сериал по роману Солженицына вызывает не возмущение, а усталое раздражение. На протяжении девяти дней вместе со скучнейшим режиссером Глебом Панфиловым («Начало», «Тема») телезрители ползают по страницам романа «В круге первом».

А вокруг кипит тележизнь. В воскресенье 22 января по Второму каналу прошел документальный фильм Аркадия Мамонтова. Мамонтов — мастер своего дела, и фильм вышел увлекательный и доказательный, в нем разоблачались британские агенты, которые финансируют и контролируют правозащитные организации в России. В частности, журналист продемонстрировал документы, подписанные шпионом, по которым перечислялись деньги «Московской Хельсинской группе».

Праведный гнев обрушился на наймитов Запада. Наймиты, в свою очередь, указали, что те же западные правительства и через тех же шпионов финансируют в России государственные программы с ведома, например, Минюста РФ. Последний мазок был нанесен рукою мастера. Президент РФ заявил, что не намерен высылать иностранных шпионов из России, «а то вдруг вместо них умных пришлют». «Пусть работают», — сказал В. Путин.

Вот они и работают. Спустя неделю после фильма А. Мамонтова, в воскресенье 29 января, ровно в то же время и по тому же самому каналу транслировали уже Солженицынский сериал. Начинается он с того, что советский дипломат Иннокентий Володин совершает героический поступок. Он звонит в американское посольство и выдает советского агента в США. Володин постепенно к концу романа дорастает до величия своего поступка, развивается, познает свои исторические корни и т. п.

Из сочинения Солженицына ясно, что Сталин был плохой, что по отношению к СССР допустима любая низость и подлость, а присяга не значит ничего. С одной стороны, вроде бы, не большое открытие, но автор проводит свою мысль предельно четко, и за это любой агент должен сказать ему спасибо.

Главным героем «В круге первом» является зэка Нержин (то есть сам Солженицын), но и на него падает отсвет предательства. Одни зеки в научно-исследовательской «шарашке» прямо участвуют в разоблачении дипломата, другие гордо отказываются от всякого сотрудничества с властью, и в их числе Нержин. Третьи остаются пока в стороне, как Сологдин. Этим драматическое содержание романа, на наш взгляд, исчерпывается. Все прочее: эпизоды, чисто описательно связанные с основной линией, безграничные разговоры и внутренние монологи на бесконечно далекие от нашего времени темы.

И все же удивительно, насколько за 50 лет устарело сочинение Александра Исаевича! «В окопах Сталинграда» читаются как будто написанные сегодня утром. Не устарели «Живые и мертвые» со всеми своими политруками и партбилетами. А вот роман «В круге первом» как будто даже не в XIX веке написан, а когда-то раньше, в неопределенной древности.

Проза Солженицына — не развлекательное чтение, но в ней постоянно звучит обычное для автора раздражение и эмоциональный завод. В его тоне отчетливо слышится «холерина», как выразились бы в позапрошлом столетии. Г. Панфилову не удалось раскрыть в романе даже начатков драмы, и ему в лучшем случае удалось организовать чтение на разные голоса. Актеры не подобраны, а просто воткнуты в роли.

Единственная режиссерская удача: привлечение известных персонажей на роли. Здесь действует эффект даже не узнавания, а разоблачения героев прозы Солженицына. Героя-дипломата, допустим, играет Певцов, знаменитый как исполнитель роли Сатаны в порнографическом шоу «Иствикские ведьмы». Писатель Галахов из «Круга первого» — разумеется, не Константин Симонов или Твардовский. Это именно современный графоман Гришковец, затрудняющийся даже прочитать слова роли перед камерой. Солженицынский Сталин — это Игорь Кваша с усами, добрый, но раздражительный человек.

И все-таки интрига в телепостановке есть, и еще какая. Политический детектив, можно сказать.

Главный вопрос состоит в том, зачем государственный телеканал, руководимый из администрации президента РФ, заказал, снял и показывает эту ленту, и показывает именно сейчас?

Власть что-то говорит народу, но что именно?

Может, готовится суд над КПСС и КГБ? Поверить трудно.

Или, напротив, готовятся «массовые посадки», и нас таким способом готовят к лагерям? Тоже маловероятно.

Если предавать советских шпионов — хорошо, а британские — «пускай работают», то за что ругают правозащитников? Они обеими руками «за».

Или сотрудничать с Интеллидженс Сервис плохо, а с ЦРУ — это героизм? Значит, «Хельсинская группа» просто не у тех шпионов деньги взяла?

Конечно, из сериала можно извлечь ту мораль, что вот, дескать, и сегодня интеллигенция мечтает только о свержении действующего президента и в нем одном видит причину всех бед. Подумать над комплексами интеллигенции можно, но сходство в данном случае не родственное, а типологическое, как с героями Вальтер-Скотта.

Все вместе взятое напоминает одну из сталинских шуток: «А вот ми вас и расстреляем. А пока идите, идите — работайте».

Правда, есть одно различие: Сталин, по крайней мере, знал, что делал. В наше время российская власть не знает даже, что и думать. И это умение всегда делать все невпопад, не вовремя и не то, что надо, власть давно обнаружила у Солженицына. Наш почтенный автор и лауреат не то, чтобы пишет плохо или поступает нехорошо. Он, как тот человек, который пляшет там, где надо петь, и поет во весь голос, когда надо плясать. И пусть даже пляшет он прекрасно и поет хорошо, все равно это не то, не там и не вовремя.

А.И. Солженицын безоговорочно осуждает сталинский режим и его преступления, и здесь с ним мало кто будет спорить. Не нравится Солженицыну и Запад, где также нет ни нравственности, ни справедливости. Собственно единственное достоинство Запада состоит в том, что там не было Сталина и КГБ. Любой здравомыслящий человек согласится и с этим. Осуждает наш автор и современное положение в РФ. Недоволен он и политикой Царя-Мученика, а царская администрация была, якобы, неэффективной и вела Россию к распаду.

Здесь надо говорить не об отдельных взглядах, а о том, чем эти взгляды склеены, и в каком порядке расположены. Если Запад плох, то зачем ему помогать? Если Царская Россия была обречена, то в чем вина большевиков? На эти вопросы и должно отвечать мировоззрение.

В «Круге первом» неоднократно звучит отсылка к нравственным ценностям. Что же! этот взгляд мог бы послужить в качестве универсального объяснения событий. Правда, тогда наряду с изуверством и богоборчеством оказалось бы осуждено и «героическое» предательство и шпионство. Правда, тогда вместе с СССР были бы осуждены и США, а что в неравной мере и к разным наказаниям — так на то и моральная справедливость.

Помогать Сталину или вредить Сталину — ответа на этот вопрос только и требует от своих героев Солженицын, и именно это он считает нравственной дилеммой. Но сам этот вопрос не нравственный, а политический, что делает все ответы ущербными, недостаточными, оторванными от нашего сегодняшнего — 2006 года — нравственного выбора. И в то же самое время вопрос о присяге, о верности флагу — вопрос как раз моральный, а мы уже знаем, как на него отвечает «героический» дипломат.

Нигде у Солженицына вы не найдете и не ощутите того освобождения от пут отдельных событий, какое дарует религиозное мировоззрение или хотя бы чисто моралистское. Нет, он принципиально располагает свою «мозговую коробку» вровень с текущими событиями. Конечно, нравственность и справедливость для него не пустые слова, но употребляет их Солженицын не в общепринятом смысле. Это политические категории, и нравственно то, что против Сталина в данный конкретный момент.

Отсюда то неизбывное впечатление, что Солженицын застыл внутри исторического момента. Это побуждает многих думать, что он очень «советский» человек, но это в корне неверно.

Солженицын несомненный почвенник, но почвенник совершенно особого рода: без почвы под ногами. Именно этим он так близок и дорог наличной власти. Уважаемый писатель всегда ощущает себя объектом истории, а не ее субъектом.

Безосновность сегодня является идеологией российской власти. Беспочвенное почвенничество щеголяет любовью к Родине и презрением к ней, а также ненавистью к Западу и грубым перед ним пресмыкательством. Безосновность обрела в январе 2006 года свой идейный эпицентр в лице А.И. Солженицына.

Не нужно думать, что этого никто не замечает. Замечают, и поэтому считают, что для морально разоружившейся страны вполне достаточно и таких шпионов, какие уже заброшены в Россию.

Умных уже не пришлют.

http://www.moral.ru/krug1.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru