Русская линия
Фома15.10.2005 

Подаете ли вы милостыню?

Римма БАСМАНОВА,
преподаватель Санкт-Петербургского Государственного Университета Культуры и Искусств:

Мне нравится ответ одного священника, который всегда подавал и говорил, что если нечего подать, то подай чистый носовой платок. Его мера мне и не снилась, поэтому я подаю милостыню в двух случаях: когда имею возможность и когда не имею возможности (с корыстью, по лукавству), и думаю, что эти деньги мне вернутся. Вряд ли последнее хорошо, но я четко знаю, что мне это вернется, как в духовном, так и в прагматическом смысле.

Еще я очень люблю преподобного Амвросия Оптинского, который подавал милостыню «не взирая на лица, на мотивы просящего». Он считал, что без нас Бог разберется. Вот просят, например, странники — их образ жизни нам неведом.

Милостыню тяжелее принимать, чем давать. Чтобы принять милостыню, нужно победить гордость.


Оксана ДАНИЛЮК,
студентка ВГИКа им. С.А. Герасимова.

Честно говоря, я не питаю иллюзий, что мелочь из моего студенческого кармана может кого-то спасти. И все же иногда высыпаю ее в чью-то протянутую руку. Если человек просит, значит ему нужнее…

У Экзюпери в «Цитадели» герой говорил, что не жалеет нищих и калек. Помню, меня ужаснули эти слова. Но ведь действительно, это очень страшная вещь — когда человек начинает использовать свою бедность, свои язвы и костыли для легкого заработка. Он предает самого себя, перестает быть божественным творением.
Несколько раз видела: машина привозила к метро чистеньких трогательных старушек, а дородная женщина расставляла их по местам. Подхожу к одной из бабушек, спрашиваю — кто вы, в чем ваша беда? И тут же появляется «сторож». Прямо-таки оттаскивает в сторону, угрожает, видя, что с человеком заговорили. Да, шипит, мы работаем, а ты иди подобру-поздорову. И я иду, и минут десять не верю людям. Но потом все равно подаю милостыню… Вряд ли можно помочь бедности, но наверняка — конкретному человеку. Вот этому, рядом. Дать ему шанс, возможность не упасть.

Все прошлое лето в глухой рязанской деревне мои знакомые покупали у старушки-соседки яблоки. Брали целыми коробками от телевизора. Эта женщина одна воспитывает троих внуков, сама все сеет, копает, доит. Удивляется, когда ей сочувствуют, и не любит показного сострадания. Мои знакомые, имея свой огромный сад, отвозили ее яблоки в город и раздавали прохожим. Наверное, это была самая прекрасная помощь, потому что почти никто не знал о ней. Кроме моих знакомых и яблок.


Владимир КОРНЕВ,
директор ЗАО «Ондулин», писатель

Я хотел бы придерживаться правила, которое сформулировал кто-то из мудрых: «Истинно милостив не тот, кто произвольно отдает излишнее, а кто охотно уступает необходимое». Но этой установке совсем нелегко следовать, она требует от тебя постоянного духовного роста. Искренне стремлюсь к этому. Часто подавая милостыню, я ориентируюсь на свою интуицию и поступаю, если уместно такое сравнение, по Станиславскому: «верю — не верю». Если вижу, чувствую, что передо мной действительно нуждающийся, страждущий человек, никогда мимо не пройду. Всегда подаю, когда просят «ради Христа» — здесь и задумываться кощунственно. Строго говоря, милостыню полагается просить на паперти, возле храма, и поэтому, когда тебя останавливает какой-нибудь опустившийся тип в метро, а иногда и вовсе возле ларька со спиртным, это как минимум озадачивает, если не сказать раздражает. А бывает, тут же вспомнишь народную мудрость: «От тюрьмы да от сумы не зарекайся», станет жалко, и все-таки откликнешься на просьбу.

На все — воля Божия, и нам далеко не всегда дано понять, почему она проявляется именно так, а не иначе. В конце концов, нужно помнить, как велел подавать сам Христос: чтобы твоя «правая рука не ведала, что делает левая», то есть, творить добро не раздумывая и, не дай Бог, с каким-то расчетом, иначе милостыня, по сути, перестает быть свободным изъявлением милосердия. А если «не оскудеет рука дающего», то и сердце не очерствеет, и мир не потеряет надежды на Спасение, явленное ему две тысячи лет назад.


Священник Георгий ОРЕХАНОВ,
зам. декана богословского факультета Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

Каждый человек решает эту проблему по-своему. Одни принципиально не подают на улицах или в метро. Другие не дают деньги, но покупают для нищих еду. Третьи подают всем. Как быть? Когда я решаю эту нравственную проблему, то вспоминаю слова Христа: «Будьте мудры как змеи и просты как голуби» (Мф. 10:16). Голубь — это символ благих и чистых намерений. Но этого мало. Любые добрые дела, в том числе и дела милосердия, должны сочетаться с мудростью, с рассуждением. Такое сочетание дается нелегко, оно напрямую связано с духовной жизнью человека. Поэтому всегда есть опасность ошибиться. Лично я, если не уверен, действительно ли передо мной человек нуждающийся, или это профессионал-попрошайка, предпочитаю ошибиться в сторону подаяния.

В Евангелии есть такие слова Христа: «Блаженны милостивые, потому что они помилованы будут «. То есть Господь обещает Свою милость тем, кто сам милосерден. Один из величайших святых — Иоанн Златоуст — высказал такую, на первый взгляд, странную мысль, что только лишь одна милостыня, без всяких других христианских подвигов, способна возвести человека в Царство Божие. Неужели, раздавая, например, сто рублей в день, можно в итоге оказаться рядом с Богом? Можно, если делать это ради Бога. Для Господа самое главное в любом поступке человека — мотивация. Можно раздавать тысячу рублей ежедневно, но при этом гордиться и думать: «Какой же я хороший и милосердный». Это не милостыня. Настоящее милосердие, настоящая милостыня ради Бога — неважно, рубль это или миллион долларов — не связана никакими мотивами, кроме искренней любви к тому человеку, которому требуется помощь.

В Евангелии есть притча о Страшном Суде — аллегорическое описание окончательного суда над всеми людьми во время второго пришествия Христа. Но аллегория там только в том, как это будет происходить, но не в том, за что, за какие дела человек окажется или не окажется рядом с Богом. В этой притче, как, впрочем, и во всем Евангелии, Христос говорит, что на этом Суде Он будет относиться к человеку так, как сам человек относился к Нему. Но, на первый взгляд, слова Спасителя звучат тут очень странно. Он говорит, что люди достойны Царствия Божия, потому что «алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне» (Мф. 25:35−36). То же самое, только с частицей «не», Христос говорит потом людям, которые никогда уже не окажутся рядом с Ним…

Можно, конечно, искренне, без всякой гордости за себя помогать другим людям, но при этом быть атеистом. В этом случае милостыня будет одним из видов благотворительности, она естественно будет иметь смысл, но смысл земной. Христианство поддерживает и такую благотворительность, но в словах притчи о Страшном Суде можно увидеть разграничительную линию. Не всякая милостыня, подаваемая с искренними намерениями, ведет в Царствие Божие, а только та, которая является реализацией любви человека к Богу.


Алексей РЫБНИКОВ
Композитор, народный артист, лауреат Государственной премии России

Я всегда подаю милостыню. Никогда не выбираю, кому подать, а кому нет. Просто я считаю, что надо проявлять милосердие, сострадание к тому, кто в этом нуждается. Надо помогать всем страждущим, особенно если обращаются за помощью к тебе. Говорят, что люди, которые просят милостыню, так зарабатывают, и неплохо зарабатывают, что это такой бизнес. Может быть. Но мне это неважно — важно помочь человеку в трудном положении. А ему действительно трудно. Хотя бы потому, что он оказался на улице.


Сергей ЦЫГАНКОВ,
первый заместитель директора КФ ООО «МАСТ», г. Киев.

В Библии говорится: «Просящему — дай». Я стараюсь по мере сил исполнять эту заповедь дословно. Профессиональные нищие, цыгане, мошенники — я не пытаюсь разбираться, кто достоин милостыни, а кто нет. Даже когда вижу, что человек обманывает, что вовсе он не бедствует, а зарабатывает таким промыслом деньги, все равно подаю. Но делаю это с сожалением, ведь, согласитесь, больно сознавать, что человек берет грех на душу.
Наши монахи из Свято-Успенской Почаевской Лавры рассказывали, что вечером, каждый день после службы, они собирают на паперти целые корзины мелочи. Мнимые нищие просто бросают копейки в траву, для них это уже не деньги. Бедность становится бизнесом — еще одна печальная черта нашего времени. Но все же нельзя забывать, что просящие подаяния живут в такой среде, где человеческое горе становится предметом купли-продажи, и часто в том нет их вины. Имеем ли мы право судить? Ведь сказано: кто без греха, пусть первый бросит камень…

Мне перед Богом отвечать на Страшном суде, и если я хоть чем-то могу помочь человеку, то помогаю. Надо жить простыми истинами, пусть даже простота эта нелегко дается.

Материал опубликован в 5(28)-м номере «Фомы» 2005 г.

http://fomacenter.ru/index.php?issue=1§ion=23&article=1257


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru