Русская линия
АиФ Долгожитель Василий Якеменко13.08.2005 

Наши ли «Наши»?

Весной в стране появилась загадочная организация под названием «Наши». Новое движение, несмотря на малую известность, стало быстро прирастать сторонниками. В основном молодыми людьми: студентами, школьниками. В мае «Наши» прогремели на всю страну самой массовой акцией последних лет. На митинг в Москве в честь Дня Победы они вывели более 60 тысяч человек. Колонна заполнила весь Ленинский проспект, который был перекрыт на несколько часов. Здесь же с трибуны один из лидеров новоиспеченного движения Василий Якеменко (бывший лидер скандально известного движения «Идущие вместе») заявил, что «60 тысяч юношей и девушек приняли у ветеранов эстафету борьбы за независимость России». Кто же так стремительно пришел ветеранам на смену? Кто они — «Наши» и кто за ними стоит? Это мы решили узнать у самого Василия ЯКЕМЕНКО.

«Мы ни с кем не боремся»

— В ПОСЛЕДНИЕ 10−15 лет у ветеранов могло сложиться ощущение, что нет молодого поколения — людей, способных принять страну. Нет среди молодежи патриотов, ребят, которые говорили бы о России с гордостью. Когда мы готовили акцию на проспекте Ленина, то хотели всем показать — такое поколение есть! Ведь кто такой ветеран Великой Отечественной войны? Это человек, победивший в страшной войне, а потом восстановивший страну из руин, превративший ее в великую сверхдержаву. Но, увы, наступили смутные времена, и страна вновь скатилась к разрухе. Сегодня с Россией в мире не считаются, нас не уважают. Сидит сейчас ветеран и думает: «Ради чего прошла жизнь? Какого рожна я погибал на фронтах, а после гробил здоровье на великих стройках?» Вот мы и захотели показать нашим ветеранам, что их подвиги не напрасны, им на смену идут люди, которые вновь сделают страну великой. Нашу акцию поддержали десятки тысяч молодых людей. Причем не за деньги и не ради обещанного концерта. А за идею! Кроме того, этой акцией мы хотели еще раз сказать ветеранам: «Спасибо за все, что вы сделали для нас, молодых, и для страны».

— В рядах коммунистов тоже есть активная молодежь, считающая себя патриотами. Говорят, движение «Наши» создано как раз для борьбы с ними.

— Мы ни с кем не собираемся бороться: ни с АКМ, ни с «Русской порой», ни с «Идущими без Путина», ни с молодежным «Яблоком». Скажу больше. Если бы хоть одна из этих организаций воспринималась нами как объект борьбы, ее бы уже давно не было. Просто потому, что калибры наших орудий несопоставимы. Мы боремся только с тем, что считаем недопустимым и безнравственным, что не совпадает с нашей идеологией. Например, фашистские и экстремистские организации. Разве не безнравственно ходить под флагами со свастикой в стране, заплатившей 27 миллионами жизней за победу над фашизмом?

— И все-таки, что такое «Наши»?

— Что такое «Наши»? Это образовательный проект. Это система подготовки управленцев-профессионалов взамен существующей правящей элите. Мы создали Московский институт управления, который сейчас готовит 3 тысячи комиссаров. Это будущие специалисты по государственному и муниципальному управлению, менеджменту организации, связи с общественностью. Через 3−4 года мы выпустим три тысячи специалистов на смену существующей бюрократии. Через пять лет их будет десять тысяч, а через десять лет — сто тысяч. Вот наша задача.

— Если не секрет, кто все это оплачивает?

— Нас поддерживает Дмитрий Зеленин, бывший топ-менеджер «Норильского никеля», ныне губернатор Тверской области. Большую материальную поддержку оказывают нам его прежние коллеги по бизнесу.

— Кто платит, тот и определяет политику?

— Если мы успеем выучить и воспитать членов движения в духе наших идей, то любое указание свыше будет восприниматься ими через призму тех знаний, которые они получили. На них нельзя будет надавить — ребята просто уйдут. И правильно сделают.

Окружение Путина — поколение пораженцев
— НЕ СЕКРЕТ, что вы пользуетесь поддержкой Кремля. Однако на одной из пресс-конференций вы говорили, что «Наши» — движение оппозиционное нынешней власти.

— Возможно, эта фраза была неправильно понята. Под властью мы понимаем правящий класс, элиту. Мы не говорим именно о Кремле. Наоборот, считаем, что Путин — человек, стоящий на одной с нами платформе. Он также считает, что построение в России суверенной демократии возможно. Другое дело — тысячи, а может, и миллионы чиновников, которые работают на него. Трагедия Путина в том, что у него нет великой, талантливой команды, как нет в стране другой бюрократии. Его окружение — поколение пораженцев. Ведь они не обеспечили глобального лидерства страны и фактически сдали те рубежи, которых достигли наши ветераны. Эти люди должны быть заменены. Но опять же мы не говорим о них как о врагах, противниках. Мы не собираемся с ними бороться. Будем их просто менять. Хотя в Кремле, на мой взгляд, есть несколько способных менеджеров. Но они ничего не сделают, пока их счет не пойдет на тысячи. Меня лично можно считать человеком, пользующимся моральной поддержкой Кремля. Тут никакой тайны нет. Перекрыть Ленинский проспект — задача не из простых. Но в «Наших» — я один из пяти федеральных комиссаров, а не лидер. Я не имею в этой организации решающего голоса, как это было в «Идущих вместе». Я участвовал в создании «Наших» наравне с тысячами других людей. К Кремлю они не имеют никакого отношения. Им по 18−19 лет, у них свое мировоззрение. Они учатся по материалам, подготовленным не Кремлем, а независимыми специалистами. Наша задача — сформировать у них свою собственную, независимую точку зрения. До тех пор, пока Кремль будет выступать за строительство суверенной демократии в России, эти люди будут поддерживать его курс. Заметьте, не Путина. Если президент поведет страну к диктатуре, к развалу, думаю, эти люди будут первые, кто выступит против главы государства.

— Не боитесь, что в ваши ряды попадут карьеристы, для которых цель — власть и деньги?

— Это неизбежно. Движение «Наши» не застраховано от карьеристов. Весь вопрос в том, сумеем ли мы за несколько лет из них сделать национально ориентированных карьеристов. В противном случае это будет наш чудовищный просчет, который и уничтожит нас как организацию. Говорить о том, что «Наши» сложились навеки, еще рано.

«Идущие» показывали, «Наши» делают
— В ДВИЖЕНИЕ «Наши» вы перешли из «Идущих вместе». Чем вас не устроил прежний проект?

— «Идущие вместе» никогда не ставили перед собой задачу модернизации страны, никогда всерьез не говорили об образовательных проектах. «Идущие» просто обращали внимание общества на вопиющую несправедливость, на вещи, которых многие не замечали. Мы говорили: «Посмотрите, это чудовищно!» -и указывали на болевые точки. И все. «Наши» решают задачи. Вот принципиальные отличия этих организаций. Но никто не может запретить «Идущим вместе» вступать в ряды «Наших» и обратно.

— Раньше молодежью занималось государство, теперь, выходит, — политизированные организации. Это правильно?

— Молодежью в первую очередь должна заниматься семья. Но за последние 10−15 лет в ней произошел распад, она утратила свои позиции. Впрочем, как и государство. На фоне всеобщей свободы и вседозволенности у молодых людей стало пропадать представление о том, что хорошо, а что плохо. Молодежь заброшена… В результате как некий компенсационный механизм начали возникать различные общественные организации. И это хорошо. Чем больше будет организаций, занимающихся молодежью, тем лучше. Как для самой молодежи, так и для страны в целом.

Алексей ПОЗДНЯКОВ

http://www.aif.ru/online/longliver/75/0301


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru