Русская линия
Победа.RuПротоиерей Дмитрий Смирнов02.08.2005 

Армия должна стать привлекательной для молодежи
Выступление Председателя Отдела протоиерея Димитрия Смирнова (III учебно-методические сборы военного духовенства)

Ваше Преосвященство, Ваше высокопревосходительство дорогой Николая Егорович, дорогие отцы, господа офицеры, и все благочестивое собрание. Актуальность создания в нашей стране института военного духовенства, а лучше сказать — воссоздание, для большинства людей, которые к этой тематике имеет отношение, становится все более и более очевидной. Попробую перечислить аргументы в пользу воссоздания этой структуры.

Ну, во-первых, у всех европейских государств уже есть капелланские службы. Наблюдаются даже такие парадоксальные явления. Вот, недавно я был в Словении, где проходила очередная ежегодная конференция капелланов стран, которые входят в европейское командование НАТО. Буквально в течение года, с помощью, конечно, натовских специалистов, в Словении, в этом совершенно юном государстве, была просто мгновенно создана эта служба. Будущие капелланы прошли обучение и могли провести этот форум на достаточно высоком международном уровне. Причем, поспешность руководства НАТО была такова, что даже, кажется, забыли поставить в известность о создании такой службы Ватикан, то есть пошли в обход священноначалия. Это говорит о том, что в европейских структурах военного управления понимание того, что такая служба необходима, давно есть. А наши политики продолжают говорить о том, что Россия — европейское государство и мы должны быть в дальнейшем интегрируемы в Европу экономически, политически и всеми другими путями. Исходя из этой геополитической тенденции, создание такой службы у нас — совершено закономерно.

Второй аргумент. У нас в России двухсотлетняя традиция регулярной структуры военного духовенства, которая началась с Петра I и успешно развивалась вплоть до революции, когда по известным причинам была ликвидирована.

Третий аргумент. Постоянный рост верующих среди личного состава Вооруженных Сил Российской Федерации. Это отражено и в докладе командующего.

Четвертый. Осознание необходимости присутствия православного пастыря рядом с человеком в погонах сейчас понимается на всех уровнях военного управления. В связи с тем, что Отдел постоянно взаимодействует и с командными структурами, и с личным составом Вооруженных Сил, никакого отторжения или неприятия православного духовенства в Армии на всех уровнях — за пять лет, пока я возглавляю это Отдел — ни разу не наблюдалось. Не было ни одного такого эпизода. Наоборот, полное взаимопонимание и осознание общих задач.

Еще аргумент. Положительный опыт взаимодействия Русской Православной Церкви и Армии доказали свою результативность. О том, насколько эффективно это взаимодействие, есть много свидетельств. И есть все более и более растущая потребность в воинских коллективах духовного пастырского окормления, особенно в горячих точках.

Вот они — эти аргументы в пользу воссоздания института военного духовенства в нашей Русской Армии.

Есть и контраргументы. Их тоже необходимо рассмотреть. Чаще всего можно слышать такую сентенцию: «Церковь отделена от государства». Конечно, мы много раз это слышали. Но церковь отделена от государства и в Америке, и в Европе (за исключением некоторых стран, где наличествует государственная религия), но везде существует военное духовенство, и это отделение церкви от государства ни коем образом не препятствует созданию института капелланов. А дело в том, что у нас по-прежнему — это нашего коммунистического прошлого — отделение Церкви от государства трактуется по-советски, что де государство «светское» — сиречь атеистическое. Светский человек может быть и религиозным человеком, он может быть и атеистом. Но у нас понимается так, что если ты светский, то, значит, абсолютно безрелигиозный. Это, конечно, в корне неверно. Наша Россия, Российская Империя тоже была светским государством. Никто ведь не дерзнет называть Российскую Империю религиозным государством. Нет, это было светское государство, но, конечно, его духовной основой было Православие. И вообще, Церковь — это всегда Душа народа. Душу нельзя вынуть. Народ умрет.

А отделение Церкви от государства — это термин, придуманный французской революцией, и до сих пор настоящего юридического толкования он не имеет. Поэтому естественно, что современные люди, которых не устраивает присутствие Церкви в нашем обществе, в Армии, конечно, используют этот надуманный аргумент и используют замшелое толкование из коммунистического наследия.

Второй их аргумент тоже не состоятелен. Можно слышать: «Россия — многонациональная и многоконфессиональная страна». Это миф. Мы на диаграмме видели, какое присутствие православных в Армии — 76%, а вообще в стране 84% людей исповедует Православие. По принятым нормам считается, что если 60% населения исповедуют одну религию, то страна называется моноконфессиональной, если 60% принадлежат к одной нации — то страна мононациональная. У нас же 84 процента православных. Поэтому мы, Российская Держава, — моноконфенсиональная и моноэтническая страна. С вкраплениями национальных образований и национальных меньшинств. И, слава Богу, и никто их у нас никогда не обижал!

Самый яркий показатель еще дореволюционный. Четыре пятых всего мирового еврейства жило в России. Почему? Наиболее благоприятные условия, не сравнимые ни с Америкой, ни с Европой. Вот вам пример самого благоприятного отношения к мировому еврейству. У нас в России никогда не истреблялось население, представляющие другие национальные меньшинства или веры, наоборот, множество было и смешанных браков, и даже само слово русский является прилагательным потому, что наш народ это сплав всех народов, населяющих нашу землю, исповедующих любовь к России. У нас даже графы «национальность» в Российской Империи никогда не было. Было только вероисповедание. Вот по этому признаку люди разделялись. А как, сколько в ком какой крови, это всегда, во-первых, трудно определить, а, во-вторых, у нас в самых высших слоях общества и управления государством были и немцы, и армяне, и грузины, представители всех народов.

И никогда ни один представитель другой религии не может сказать, что Русская Православная Церковь замечена в каком-либо уничижении инородцев, — наоборот, она стремилась оказать помощь человеку — представителю другой религии. Мы на это настаиваем, и это наша концепция окормления Вооруженных Сил. Только Русская Православная Церковь, и никакая другая конфессия, имеет организованные структуры. Этих структур нет в исламе. Поэтому, хотя исламское население во Франции или в Германии имеет значительный процент, там ни о каком присутствии исламского духовенства в их армиях даже вопрос не стоит. А к кому обращаться, если ислам пока не имеет централизованной структуры. Поэтому я думаю, что если будет когда-то создана централизованная исламская структура в нашем государстве, то, может быть, появится, как и в Российской Империи, у нас в Армии и исламское духовенство для окормления воинов-мусульман. До революции даже было несколько раввинов, потому что евреи служили в Русской Армии в прошлом, и в изрядном количестве.

И третий контраргумент. Церковь не готова к созданию структуры, встроенной в армейские ряды. В этом есть доля истины. Потому что Церковь испытала гонения на протяжении десятилетий. За годы советской власти только расстреляно около трехсот тысяч священников и монахов в нашей стране. Чтобы представить масштаб этого избиения, скажу, что сейчас во всем мире на земном шаре — а наши приходы есть практически во всех странах — у нас в Русской Православной Церкви только 26 тысяч священников. Если расстреляно 300 тысяч на территории одной шестой части суши в Советском Союзе, можете себе представить масштаб этого гонения. Т. е. несколько поколений священников регулярно уничтожалось, поэтому на восстановление в полноте церковной структуры, необходимой по нашему населению, уйдут годы. Но мы видим, процесс идет, вот за 15 лет восстановлена половина монастырей, существовавших в Российской Империи: было 1200 примерно — сейчас 660…

Кстати, у меня есть перед собой письмо, которое направил наш главный военный прокурор Святейшему Патриарху и аналогичное — Министру обороны. Я даже процитирую Александра Николаевича: «В связи с этим предлагается рассмотреть возможность принятия организационно-правовых норм, направленных на разработку и создание качественно новой нормативной базы, предусматривающей более активное участие священнослужителей в нравственном и патриотическом воспитании военнослужащих. Главная военная прокуратура готова оказать содействие в этой работе. Убежден в том, что такие меры будут способствовать оздоровлению морально-психологического климата в воинских коллективах Вооруженных Сил Российской Федерации «.

Министерство обороны в лице Министра на это отреагировало. Обращаясь ко мне, Министр С.Б. Иванов пишет, что: «Первого июля в Министерстве обороны будет проведено расширенное совещание руководящего состава вооруженных сил по вопросу состояния воинской дисциплины и правопорядка в Армии и на Флоте. Приглашаю Вас, Ваше Высокопреподобие, принять участие в работе расширенного совещания и выступить на нем»

То есть военное духовенство уже существует, и речь идет только о том, в какие организационно-правовые формы отлить существующее. Вот это, конечно, вопрос не простой, очень важный, и требует серьезной работы.

Церковь и Армия — те институты нашего общества, которые пользуются наибольшим доверием у населения. Армия и Церковь — это наиболее патриотично настроенные и организованные части нашего общества. Этого мы не можем не видеть.

Престиж Армии в обществе, хотя сейчас повышается, но все равно не соответствует той роли, которую Армия имеет в жизни нашего народа. Какую же помощь должна Церковь оказывать Армии. Во-первых, возвращение к истинному национальному самосознанию. Должно вернуться ощущение огромного престижа служения в Армии. Многолетнее материалистическое влияние до сих пор очень сильно. Но денежная мотивация ни в коем случае не увеличивает ни ответственность, ни качество воинского труда. Должны быть совершенно другие мотивы. И вот в возрождение этих принципов русский священник обязательно должен потрудиться. И еще чего от нас ждет Армия — что священники с помощью армейских воспитателей помогут если не решить, то начать решать проблему и суицида, и неуставных отношений.

Чтобы наша Армия вновь стала привлекательной для молодых людей, мы, священники, должны нашим словом и нашим отношением к военнослужащим, заботой о них, любовью к ним — убрать этот совершенно недостойный для нашей Армии порок. Армия стала чем-то пугающим для молодых людей, как тюрьма. А нам, наоборот, нужно, чтобы в Армию молодые люди стремились, как это было совсем не так давно. И это возможно сделать, — просто нужно постоянно этим заниматься.

http://www.pobeda.ru/duhovenstvo/3sbori/smirnov.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru