Русская линия
Общественный Комитет «За нравственное возрождение Отечества» Алексей Каноныкин23.07.2005 

Либерал на воеводстве

Вокруг речи главы президентской администрации г-на Суркова разгорелся небольшой скандал. Доклад был произнесен 17 мая на закрытом заседании Генерального совета объединения «Деловая Россия», и тезисы его опубликованыне вызвали большого интереса. Политики и политологи начали свой хоровод только после того, как радиостанция «Свобода» поместила полный текст (http://www.svoboda.org/programs/tp/2005/tp.71 105.asp#1). Речь объявлена антидемократической и представляющей программу возвращения страны к тоталитаризму, с зажимом политической и деловой жизни.

Приверженцы г-на Суркова защищались, но без внутреннего убеждения. Лидер «Деловой России» Борис Титов объявил текст, появившийся на «Свободе», фальшивкой, но одновременно признал, что основные идеи переданы в этой фальшивке верно. «Многое из того, что приводит редакция радиостанции „Свобода“, обсуждалось на встрече, но сам текст выступления не аутентичен. Это вольная трактовка с акцентами и нюансами, которые сильно изменили смысл встречи», — сказал Титов РИА «Новости». Это уже что-то из дедушки Пруткова: «Не всегда с точностью понимать должно».

Если взглянуть на выступление г-на Суркова сколько-нибудь непредвзято, это обыкновенная либеральная речь, какие произносятся повсюду. Возьмем самый острый пассаж: «Я хочу сказать, что проект у нас банальный. Я бы назвал это кратко „суверенной демократией“. Не хорошо к демократии что-то добавлять, потому что сразу возникает вопрос о третьем пути. Но мы вынуждены это делать, потому что тема суверенитета либеральными политиками вообще не актуализирована. Я часто слышу, что демократия важнее суверенитета. Мы это не признаем. Считаем, что нужно и то, и другое. Самостоятельное государство стоит того, чтобы за него бороться».

Уж если такое либеральное говорение подверглось нападкам, то, похоже, представители власти поставлены в России вне закона. Им даже либеральничать не дают.

В выступлении г-на Суркова нашли настоящую крамолу. «Независимая газета» приписывает главе администрации утверждение: «Суверенитет важнее демократии». Тоже не ахти какая ересь, не так ли? Однако эта мысль хороша тем, что она — мысль, пусть невнятная и куцая. Одна беда: этих слов г-н Сурков не произносил, как это следует даже из «фальсифицированного» доклада.

У г-на Суркова, как мы видели, сказано иначе: «Я часто слышу, что демократия важнее суверенитета. Мы это не признаем. Считаем, что нужно и то, и другое». Вполне прилично либерально, Гайдар носу не подточит.

Согласимся с критиками в одном: эта фраза, действительно, выглядит в докладе ключевой, и неслучайно привлекла к себе внимание. Либерализм не допускает в собственном смысле упорядоченных суждений. Либерал не верит ни в «то», ни в «другое», и для него свобода и суверенитет — это безличные орудия, не окрашенные ни морально, ни идейно. Надо? Используем свободу. Сочтем полезным: возьмем суверенитет. Так и надо понимать слова г-на Суркова.

Либерализм есть тихое гниение, и для поддержания тления двурогие формулы подходят как нельзя лучше. Если народ начнет бороться за твердую власть и независимость России, то мы его свободой, «Свободой"… А свободы кто захочет, ошпарим суверенитетом.

У нас иногда продолжают думать, что либерал — это сторонник свободы, и путают его с анархистом или либертарианцем. Либерал опаснее этих персонажей, потому что он разнуздывает народ, демонтирует суверенное государство, а достигать этого с помощью свободы или с помощью суверенитета — ему безразлично.

В этом смысле г-н Сурков больший либерал, чем радиостанция «Свобода» или «Независимая газета», поскольку обладает еще одной степенью свободы по сравнению с либералами «правозащитного» цвета. Самодуровы борются за «свободу» осквернять христианские святыни, и в этом они несвободны. Они клятву дали.

А наш «либерал в квадрате» гуляет по отечественным лугам совершенно распоясанным: может бороться с свободой, а может не бороться; может поддерживать твердую власть, а может свергать.

Знаменитый щедринский либерал в конце карьеры глядит орлом:

— Таким образом шли дни за днями, а за ними шло вперед и дело преуспеяния «применительно к подлости». Идеалов и в по­мине уж не было — одна мразь осталась — а либерал все-таки не унывал. «Что ж такое, что я свои идеалы по уши в подлости завязил? Зато я сам, яко столп, невредим стою! Сегодня я в грязи ва­ляюсь, а завтра выглянет солнышко, обсушит грязь — я и опять молодец-молодцом!»

Для нормального человека не только существуют ценности, но эти ценности еще и расположены в иерархическом порядке. Поэтому государственная теория, начиная с Аристотеля и до Льва Тихомирова, настаивает на сосуществовании в государстве власти и свободы. Это возможно, потому что власть находится на одной ступеньке, а свобода — на другой.

Либеральное сознание не знает никакой иерархии, и ценности здесь находятся просто нигде и ни в какой точке. Оттого и сознание это так похоже на бессознание.

Начиная с Горбачева, российский либерализм стремится сохранить статус кво. И это его самое ужасное преступление, потому что современное российское статус кво находится нигде, ни в каком месте.

http://www.moral.ru/liberal.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru