Русская линия
ИА «Белые воины» Руслан Гагкуев10.08.2005 

Дроздовцы без Дроздовского
Главы из очерка Руслана Гагкуева «Последний рыцарь. Генерал М.Г. Дроздовский»

«Так стали мы дроздовцами навсегда, — написал уже в эмиграции о смерти шефа А.В. Туркул. — Дроздовцев, как и всех наших боевых товарищей, создала наша боевая, наша солдатская вера в командиров и вождей русского освобождения. В Дроздовского мы верили не меньше, чем в Бога. Вера в него была таким же само собой понятным, само собой разумеющимся чувством, как совесть, долг или боевое братство (выделено мной. — Р.Г.). Раз Дроздовский сказал — так и надо, и никак иначе быть не может. Приказ Дроздовского был для нас ни в чем неоспоримой, несомненной правдой. Наш командир был живым средоточием нашей веры в совершенную правду нашей борьбы за Россию… Полнота веры в наше дело преображала каждого из нас. Она нас возвышала, очищала. Все пополнения, приходившие к нам, захватывало этим вдохновением… Наши командиры несли страшный долг. Как Дроздовский, они были обрекающими на смерть и обреченными. Всегда, даже в мелочах жизни, они были живым примером, живым вдохновением, олицетворением долга, правды и чести».

Как и другие шефы-командиры добровольческих частей, Дроздовский еще при жизни стал легендой, человеком, которому всецело верили и к памяти которого относились с благоговением; он был подлинным вождем добровольцев: «Только человек, глубоко верящий в правоту своего дела, верящий сам в себя и умеющий передать эту веру окружающим его людям, может быть вождем. Яркий пример этой силы являет собой наш бессмертный Суворов. То же мы видим у Скобелева, в нашу эпоху — у Врангеля и Кутепова. В большой степени обладал ею легендарный герой Белого движения генерал С.Л. Марков. Только наличием чудодейственной веры в себя, этой силы, и можно объяснить, что вчера еще никому не известный полковник становится подлинным вождем и ведет доверившихся ему добровольцев в поход через разбушевавшуюся русскую стихию вдаль, в полную неизвестность».

Пожалуй, ни одно именное соединение на белом юге не относилось к памяти своего командира так, как дроздовцы. Конечно же, и марковцы, и корниловцы также помнили своих командиров и чтили их память, но дроздовцы все же стоят здесь особняком. Безусловно, что соратники идеализировали сложную и многогранную фигуру Михаила Гордеевича, но, возвышая его образ, они и сами стремились соответствовать его требованиям. «Дроздовский с нами. Мы помним его заветы и где бы мы не находились — блюдем традиции, в которых нас воспитал ОН (выделено в документе. — Р.Г.), и ждем с нетерпением зова Вождя, чтобы двинуться на завещанное нам Дроздовским возрождение Родины», — писали спустя много лет добровольцы.

Показателен следующий пример. Во многих добровольческих частях на командные должности выдвигались почти исключительно собственные офицеры, и здесь Дроздовская дивизия не отличалось от других «цветных» формирований Добровольческой армии. Однако после смерти Михаила Гордеевича произошло назначение, которое вполне справедливо вызывало возмущение дроздовцев. Начальником 3-й дивизии был назначен генерал Асташов, тот самый, который участвовал в формировании добровольческих бригад на Румынском фронте, и который в конце концов не только отказался идти с Дроздовским, но и распустил своих подчиненных. Этим было нанесено оскорбление не только дроздовцам, но и памяти их командира, всех погибших товарищей. Однако Асташов «прокомандовал дивизией всего три дня: вокруг него образовалась такая густая атмосфера, что ставка принуждена была срочно убрать его подальше от дивизии», — вспоминал очевидец. В итоге дроздовцы благосклонно встретили на посту начальника дивизии только своего офицера — генерал-майора В.К. Витковского. Не менее выразительно о любви дроздовцев к своему командиру говорит и то, что его прах не был оставлен в Екатеринодаре, где после ухода белых над ним могли бы надругаться большевики. С риском, из оставляемого города, он был вывезен дроздовцами для перезахоронения в Крым.

Один из добровольцев написал на чужбине фразу, в полной мере отражающую всю меру уважения и любви дроздовцев к своему командиру, следованию его заветам: «Вся жизнь Михаила Гордеевича Дроздовского — пример для всех нас, русских людей, как нужно любить свою Родину, бескорыстно, жертвенно служить ей, отдавая все силы и самую жизнь за славу и величие России».

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru