Русская линия
Нескучный сад Лидия Кондрашова16.07.2005 

Коста-Рика: Православие есть, храма нет
В Сан-Хосе прихожане любят подавать нищим

Лидия Кондрашова, прихожанка Покровского храма в Сан-Хосе, родилась в небольшом городке Михайловка Волгоградской области. В 1972 году поступила в Волгоградский медицинский институт. На этом же курсе учился Марио Суньига — сын активного члена компартии Коста-Рики. На третьем курсе Марио признался Лидии в любви, еще спустя три года они поженились, сейчас у них трое детей и две внучки. Все пятеро носят русские имена.
В 1991 году Марио окончил в Волгограде ординатуру, и семья переехала на постоянное жительство в Сан-Хосе (столицу Коста-Рики). За 15 лет Лидия лишь второй раз смогла прилететь в Россию. В Санкт-Петербурге Лидия Кондрашова-Суньига согласилась ответить на вопросы корреспондента «Нескучного сада"/

— Что за страна Коста-Рика и где она находится?
— Коста-Рику называют центрально-американской Швейцарией. С севера граничит с Никарагуа, на юге — с Панамой. Обилие солнца, фруктов и доброжелательных людей создают Коста-Рике хорошую славу. Живет она за счет туризма и экспорта кофе. Площадь занимает чуть большую, чем Московская область. Население — 4 млн. человек, в основном это смуглые потомки коренных индейцев и завоевавших страну в начале XVI века испанцев. Но много и белого населения, есть африканцы.

— Много ли русских живут в Коста-Рике и какую часть составляют православные?
— Во всей стране живет около 4 тысяч русских. Но обычно нашему эмигранту не до того, чтобы искать храмы, он начинает всеми силами устраиваться. А это здесь очень непросто. Даже если есть высшее образование, надо приложить много трудов.
Наша православная община во имя иконы Покрова Божией Матери составляет человек 50. Большинство православных — русские: либо жены или мужья коренных жителей страны (а также их родители), либо русские семьи, которые в разное время переехали из России в поисках лучшей жизни. Есть и православные костариканцы, греки, болгары, американцы с русскими корнями — в основном это потомки первой эмиграции, их очень немного.

— Как и когда появился ваш приход?
— Очень способствовал его становлению потомок первых эмигрантов Николай Иванович Захаров, который переехал на жительство в Коста-Рику из США. Наша община во имя иконы Покрова Пресвятой Богородицы была организована в 1994 году и окормлялась священником Зарубежной Православной Церкви из Майами Даниилом Маккензи. Сам он ирландец, а матушка София — русская, дочь эмигрантов первой волны. Все их 7 детей носят русские имена и воспитаны в Православии.
Отец Даниил был для нас очень хорошим священником. И хотя мы видели батюшку не чаще двух-трех раз в год, так как он не мог оставить свою паству (перелет из Майами составляет 3,5 часа), все прихожане вспоминают о нем с самыми добрыми чувствами и очень благодарны за его пастырскую заботу в течение 10 лет. Сейчас мы также получаем духовную помощь от петербургского протоиерея Василия Ермакова, который молится за православных Коста-Рики. В 2001 году мне довелось причаститься в храме Серафима Саровского в Санкт-Петербурге, где отец Василий является настоятелем. А своего храма у нас нет.

— Как живется вам без храма?
— Очень грустно, и грусть эта усугубляется пониманием, что самим нам никогда не построить православную церковь. Потому что нет среди нас богатых людей. Вот узнали, что, кажется, в Сербии средства на храм собрали продажей пирожков. Но у нас на этом разбогатеть невозможно — и пирожки недорогие, и покупать много не будут.
А еще среди наших прихожан не развито умение жертвовать. Понять это нетрудно: снимать в Коста-Рике жилье очень дорого, и в первую очередь все строят себе дом, на что долгие десятилетия уходит почти весь доход семьи.

— Как устроена ваша приходская жизнь?
— По благословению о. Даниила по большим православным праздникам мы стараемся собираться в доме у православной пары (оба русские) для чтения акафистов или Литургии мирским чином. На многие двунадесятые праздники мы собираемся на совместную трапезу, поздравляем друг друга, делаем подарки.
Каждый, кому удается ездить в Россию, старается привозить духовную литературу, с которой желающие делают ксерокопии, переписывают кассеты и диски СD и DVD с православными песнопениями и лекциями. Много книг получаем мы из Санкт-Петербурга. У нас сформировалась хорошая православная библиотека.

— Часто ли у вас проходят крещения, венчания?
— Каждый год наш приход хоть немного, но увеличивается. В ноябре 2004 года крестились сразу 5 человек. Венчаются реже.

— Какую деятельность ведет ваш приход?
— Меня назначили возглавлять сестричество: организовывать трапезы, праздники, доводить до сведения прихожан все новости и распоряжения. Приходилось и конфликты разрешать. Ведь что бывает, когда нет пастыря? Овцы разбредаются. Основная задача сестричества, которое объединяет всех женщин — поддерживать взаимопонимание и добрые сердечные отношения, не забывать о тех, кому особенно плохо, помогать, кто чем может.
Например, нестабильная работа главы одной русской семьи (муж, жена и трое детей) приводила к тому, что доходы были нерегулярными и крайне скудными. Мы помогали деньгами и продуктами, особенно когда муж попал в больницу. Платили за визит врача на дом к другому прихожанину, что у нас очень дорого.

— Занимается ли приход делами милосердия?
— Не могу сказать, чтобы мы делали большие дела. Но, к примеру, ходить ухаживать за пациентами больниц или богаделен, как в России, в Коста-Рике не принято — там приличное, хотя и дорогостоящее здравоохранение. Но вот после ливней у нас часто бывают наводнения, от которых многие страдают. Поэтому очень развиты пожертвования пострадавшим — открывают счета в банках, собирают вещи и продукты. Прихожане любят подавать нищим. Например, около кафедрального католического собора много лет сидит слепой, который вместе с другими слепыми живет в интернате. Он собирает милостыню с помощью громкоговорителя, из которого часто раздаются слова: «Господь вас не оставит». Еще у нас есть центры реабилитации наркоманов. Их пациенты часто ходят по городским автобусам, продают какую-нибудь мелочь, просят еду и по домам.

— Кто ваши прихожане?
— Самые разные люди, как и везде: есть с глубокой верой, есть и с неглубоким пониманием Православия. Однако все понимают, какое место должен занимать Бог в жизни человека и стремятся жить по Божиим заповедям, по Евангелию.

— Много ли детей в приходе? Говорят ли они по-русски?
— Почти у каждого прихожанина есть дети, примерно половина из них хорошо говорит по-русски. Некоторые дети в семьях разговаривают по-испански, но понимают по-русски. А вот писать по-русски мало кто умеет. Даже мой старший сын, который три года учился в советской школе, забывает некоторые буквы.

— Что представляют собой в религиозном плане местные жители?
— В большинстве они католики. Это официальная государственная религия, но есть немало верующих других конфессий: адвентисты 7-го дня, евангелисты, буддисты, мормоны и пр. У всех есть церкви, кроме православных.
Почти все жители страны верят в Бога. При оформлении детей в школу надо заполнять анкету, один из вопросов которой — о религии. С 1-го по 11-й класс (до окончания колледжа) есть такой предмет — религия, но в некоторых учебных заведениях он не является обязательным. На мой взгляд, на этих уроках не дают глубоких знаний о вере, но закладывают понимание, что есть Бог, что надо жить по заповедям Божиим.
В третьем классе католических школ детей готовят к первому причастию. Оно проходит в церкви в очень торжественной обстановке. Все девочки — в длинных белых нарядных платьях с венками на головах, мальчики — в костюмах с бабочками (неимущие — с галстуками, в белых рубашечках без пиджаков).
В католический храм мне приходилось ходить до того, как был основан наш приход. Тогда у меня осталось негативное впечатление от поверхностных проповедей, рассчитанных на невзыскательный вкус: все направлено на то, чтобы развеселить прихожан. Очень редко произносятся глубокие проповеди.

— Знают ли жители Коста-Рики о Православии?
— Не все, но многие о Православии слышали. И от русских эмигрантов, и от костариканских коммунистов: с 1931 года в Коста-Рике была компартия, и немало костариканцев получили образование в Советском Союзе. Когда узнают, что я русская, часто спрашивают, к какой религии принадлежу. Но обычно считают, что Православие похоже на католичество. Зная, что это тоже христианская вера, в различия не вникают.
В целом костариканцы очень спокойно относятся к любой вере. Разницы не знают и не задаются этим вопросом. Костариканцы не из тех, кто диктует, как надо жить другим. А своя вера у них восторженная и, если так можно выразиться, «практическая»: я сделал доброе дело, значит, Господь мне поможет. Верят в загробную жизнь и в то, что будут в раю. Для этого и стараются делать добрые дела.

— Как костариканцы отмечают Пасху, Рождество?
— Официальная государственная религия установила несколько праздничных дней. На католическое Рождество особый бум — подарков, наряженных кипарисов (вместо елок), а вертеп можно увидеть везде — в домах, на улицах, площадях, в школах, магазинах. Традиционное рождественское блюдо — тамаль (в банановые листья заворачивают массу из кукурузной муки с изюмом, овощами, свининой или курицей). Очень много бенгальских огней и конфетти. Продажа всего начинается за 3 месяца, и повсеместные назойливые объявления типа: «оставьте первый взнос на подарок, и в декабре вы его выкупите», очень надоедает. Все направлено на то, чтобы побольше продать, продать, продать…
Наш дом расположен рядом с католической семинарией, поэтому я вижу, как на Пасху оттуда идут процессии, похожие на наши крестные ходы. Разница в том, что в лицах изображают Христа и всех остальных, и так идут по улицам. Накрывать пышные пасхальные столы и дарить красные пасхальные яички в Коста-Рике не принято.

— Вы уже были верующей, когда приехали в Коста-Рику?
— Мой путь к Богу не был быстрым. В 1989 году в Волгограде у моей подруги умер муж. Она была в очень тяжелом состоянии, и одна знакомая верующая женщина стала рассказывать ей о Боге, Церкви, дала православную литературу (в те времена еще в рукописном варианте). Подруга стала задумываться над этими вопросами, а с ней невольно и я, поскольку всегда находилась рядом. Это были мои первые шаги к Церкви. После отъезда в Коста-Рику мои друзья стали присылать мне православные книги. Но, притом что я книжный человек, сначала я к ним не притрагивалась. А однажды все-таки открыла и прочитала. С тех пор и считаю, что вера в Бога пришла из книг — от святых отцов. Сейчас настольной книгой являются для меня письма преподобного Макария Оптинского, в которых нахожу много для себя полезного о самоукорении, смирении, послушании.

— Вы работаете в Коста-Рике как врач?
— В 1996 году я закончила в Коста-Рике курсы гомеопатии и получила диплом. Постоянно я не работаю, но иногда ко мне обращаются с просьбами назначить курс гомеопатии. Когда пациент рассказывает о своих проблемах, как правило, слышатся жалобы: в семье плохо, он нервничает и т. д. Помимо назначения своих гомеопатических пилюль я стараюсь просто выслушать человека, иногда это самое большое, что можно сделать. И если чувствую, что это не вызовет отвержения, говорю о вере, Боге.

— Вы не ощущаете себя одинокой в чужой стране, в чужой культуре?
— Я не чувствую, что страна и культура меня отторгают — может быть потому, что не вхожу в это глубоко. Но внешняя воспитанность людей вызывает чувство благодарности — например, они всегда находят время доброжелательно ответить на твой вопрос и т. д.
Теплый климат, конечно, тоже приятен. Это тропики. В Коста-Рике только два сезона — сухой (с декабря по май) и дождливый (остальные месяцы). А температура практически одинаковая — 23−25−27 градусов по Цельсию. Самое неприятное время бывает во второй половине декабря из-за сильных пронзительных ветров, когда костариканцы надевают легкие куртки, а некоторые — даже шапочки.
Могу сказать, что подсознательно я в каждый момент своего общения с людьми помню, что я русская и представляю свою страну. В общении с людьми я не скрываю, что я православная и мне бывает приятен их добрый отклик.

— А есть ли среди русских ностальгия?
— Смотря какие люди. Для многих сегодня нет ни веры, ни Отечества. И все-таки просто обсудить прочитанную на русском языке книгу или посмотреть наш фильм, а тем более — Пасхальную или Рождественскую службу из храма Христа-Спасителя — уже большая радость.

— Где находится ближайший храм Московской Патриархии?
— В соседней Панаме. На автобусе ехать до нее почти сутки. Но в Панаму ездят в основном за покупками.
Недавно по спутникому ТВ передавали репортаж о том, что в Каире для 6 православных человек Московская Патриархия построила православный храм. Чувства наши закипели: ведь нас значительно больше, храм очень нужен. Захотелось верить, что и нам пойдут навстречу. Часть православных решили просить окормления у Московской Патриархии. А пока священником для части прихожан стал о. Александр Горбунов из Панамы, к которому мы обратились с такой просьбой. Иерей Александр приезжал к нам всего один раз. Но тогда на исповедь, всенощную и Литургию пришло очень много народа, в том числе из Российского посольства.
В июне представитель нашего прихода встречался в Москве с помощником митрополита Кирилла. Поэтому мы надеемся, что в недалеком будущем у нас будет свой постоянный священник, а в дальнейшем, может быть, и свой храм.

Наталья ВАСИЛЬЕВА

http://www.nsad.ru/index.php?issue=13§ion=10&article=254


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru