Русская линия
Известия Игорь Найденов16.07.2005 

Станица по сходной цене

У жителей чеченской станицы Бороздиновская, которая месяц назад подверглась жестокой зачистке со стороны федеральных сил, снова чемоданное настроение. Аварцы, бежавшие из Бороздиновской в Дагестан и вернувшиеся обратно только после долгих уговоров чеченских властей, снова упаковывают вещи. Те, кто получил компенсацию, обещанную Рамзаном Кадыровым, немедленно уезжают. Остальные ждут денег и переживают, что на всех не хватит. У специального корреспондента «Известий», побывавшего в Бороздиновской, сложилось странное впечатление. Ему показалось, что руководство Чечни планомерно выкупает станицу у дагестанцев. А в оставленные аварцами дома администрация президента Чечни хочет заселить беженцев-чеченцев.

Справка «Известий»

Напомним: 4 июня в станице Бороздиновская Шелковского района Чечни неизвестные в масках провели масштабную и жестокую зачистку. В результате 12 человек пропали без вести, один был убит, разрушены и сожжены 4 дома. На пепелище одного из домов обнаружили останки нескольких мужчин. Станичники подозревают, что они принадлежат пропавшим. Примечательно, что пострадали в результате зачистки только семьи аварцев, — этот факт дал основание говорить о том, что зачистка прошла по этническому принципу. В середине июня почти все аварцы, живущие в Бороздиновской, в знак протеста покинули свои дома и разбили палаточный лагерь на территории Дагестана. Впоследствии властям Чечни удалось уговорить их вернуться. Жители Бороздиновской утверждают, что спецоперацию проводил батальон «Восток», укомплектованный преимущественно чеченцами. Командир батальона Сулим Ямадаев это отрицает. Истину должна установить военная прокуратура, которая сейчас проводит расследование. Однако результатов пока нет. Задержан всего один человек. Да и тот — местный участковый.

«Как только компенсацию получу, сразу уеду»

Рядом с единственным, похоже, в Бороздиновской магазинчиком собрались мужчины. Стоят эллипсом, молчат. Подхожу, становлюсь в эллипс и тоже молчу.

— Как только компенсацию получу, сразу уеду, — говорит без всякого зачина самый старший. Молодняк одобрительно гудит.

Когда станичники стояли в знак протеста лагерем в чистом поле недалеко от Кизляра, первый вице-премьер правительства Чечни Рамзан Кадыров чего только им не обещал. Безопасность под личную ответственность, компенсации за утраченное жилье и перенесенные страдания, детей — в летние лагеря, стариков — на воды. И много всякого прочего. Выполняется пока только обещание выплатить деньги. Но механизм их выдачи засекречен.

«Уже 24 семьи получили по 200 тысяч, и должны получить все станичники» — об этом в Бороздиновской говорят восторженным шепотом и с завистью к этим получившим. Из Москвы казалось, что Кадыров обещал по 200 тысяч только семьям пропавших без вести. Но в Бороздиновской этой суммы ждут все, кто сначала бежал в Дагестан, а потом вернулся.

Чтобы найти тех, кому деньги уже выплатили, надо проявить определенную ловкость. Они скрываются сами, и их скрывают земляки. По-видимому, между станичниками и Рамзаном Кадыровым — или его казначеем — существует договоренность о неразглашении. Известно только, что тотчас, как деньги получены, семьи грузятся в машины и под охраной бойцов службы безопасности президента, подчиненной Рамзану Кадырову, отправляются до поста на границе с Дагестаном — это всего 8 километров.

Похоже, что никто из станичников всерьез возвращаться не рассчитывал. Привезли назад из мебели только самое необходимое. В любой дом заходишь — там кровать и стол.

Надо отдать должное выдержке жителей Бороздиновской: ни один из тех, с кем мне пришлось разговаривать, товарищей по счастью не выдал.

Но одного такого мне удалось все-таки застигнуть врасплох. Он как раз собирал свои пожитки в тюки.

Разговор получился не из легких.

— Кто выплачивает деньги — Рамзан? — спрашиваю пожилого аварца в широкоформатной по-кавказски кепке и майке с надписью «Россия».

Пожимает плечами.

— Если Рамзан — кивните головой.

Кивает кепкой.

— Почему это надо скрывать?

Пожимает плечами.

— А как он их выплачивает?

— Ну, как-как, — не выдержав допроса и разозлившись, — из своего кармана.

Перед тем, как выехать из станицы, получившие компенсацию подписывают так называемую отказную. Иначе говоря, отказываются от прав собственности на свои дома. В здании бороздиновской администрации постоянно работают сотрудник БТИ и нотариус. Без них «отказную» не написать.

Наталья Зинковская после стояния беженцев в Дагестане стала главой администрации станицы Бороздиновская вместо сбежавшего бывшего. Она — единственный в Чечне сельский руководитель, назначенный самим президентом республики. О выплатах компенсаций знать ничего не знает. Говорит: если они и производятся — то минуя администрацию. Из республиканской казны и без всякой утайки должны получить компенсацию владельцы разрушенных домов. Но этих денег пока нет. В районной администрации ссылаются на длительную процедуру оформления бумаг.

Остальные могут рассчитывать только на милость Рамзана Кадырова и президентский фонд. То есть тот самый карман.

«Почему только им платят?»

Жители соседних сел бороздиновцам завидуют.

— Да в любом селе Чечни хоть раз такая «зачистка» да была. Почему только им платят? — говорит Мирза, таксист-чеченец из Дубовской. — Когда аварцы русских выгоняли из Бороздиновской, им кто-нибудь платил компенсацию?

Со стороны кажется, что Рамзан Кадыров выкупает станицу у ее жителей.

— Никто не может заставить людей жить там, где им не хочется, — говорит Муслим Хучиев, руководитель пресс-службы президента Чечни.

Это — правда. Особенно если там хочется жить другим людям. На днях Наталья Зинковская получила из администрации президента Чечни бумагу, в которой сказано, что около полусотни беженцев-чеченцев, рассеянных по республике, просят разрешить им заселиться в оставленные в Бороздиновской дома.

По республике поползли слухи о негласном распоряжении Рамзана Кадырова заселять чеченцами районы, граничащие с Дагестаном. В самой Бороздиновской говорят, что первый вице-премьер собирается в этой станице сделать штаб, форпост, перевалочную базу (называй, как хочешь). Бороздиновская очень привлекательно расположена с точки зрения великого нефтеналивного пути из Чечни в Дагестан. «Наливняки» с самопальным топливом в этом направлении идут колоннами. Никто их не задерживает и не досматривает. Все заправки по периметру границы с Дагестаном предлагают именно такое топливо. А кто владеет нефтью в Чечне — известно даже аварскому ребенку.

На ночь — в Кизляр

— На кого станица надеется? На Аллаха? — спрашиваю я Наталью Зинковскую.

— На Аллаха само собой. И на слово Рамзана.

Рамзан Кадыров дал жителям станицы слово обеспечить их безопасность. С этой целью в станице расположился отряд из 50 бойцов службы безопасности президента. Между тем бороздиновские мужчины в большинстве своем уезжают ночевать в дагестанский Кизляр, к родственникам, а дети давно уже отправлены в летние лагеря или сидят у бабок в Дагестане. На ночь остаются одни женщины. Те мужчины, кому податься некуда, собираются вместе человек по десять и спят в одном доме. Потому что страшно.

По ночам, говорят бороздиновцы, в станице крутятся машины без номеров и вооруженные люди в масках. Чего крутятся, кто такие — неизвестно. Может, это провокаторы слухи распускают — чтобы аварцы побыстрее в Дагестан убирались. Но от греха подальше лучше уехать в Кизляр.

— Ты или очень смелая, или слишком дура, если согласилась на эту должность, — сказали как-то Наталье Зинковской коллеги.

Она ершится:

— Скоро это выяснится. Если записку с угрозой в окно кинут — не придам значения. Убивать придут — я готова.

На ночь Наталья Зинковская тоже ездит в Кизляр.

Среди обещаний, которые раздавали жителям Бороздиновской, соблазняя вернуться, было такое: укомплектуем поселковую милицию этническими аварцами с удостоверениями РОВД Шелковского района Чечни. Махмуд, бывший комендант палаточного лагеря «Надежда», и еще несколько его односельчан хотели было пойти устроиться в милицию, но, когда поняли, что все уезжают, передумали: «Кого охранять, чеченцев что ли?»

«Жители Бороздиновской боятся очных ставок»

Власти обещали в 10-дневный срок представить предварительные результаты расследования этнической «зачистки» в Бороздиновской. Прошел почти месяц — результатами не пахнет.

Хотя видно, что следователи прокуратуры ОГВС работают на износ. Под пятью брезентовыми навесами, за наспех сколоченными столами. Следователи утверждают, что все жители Бороздиновской уже опрошены, некоторые — по нескольку раз. Таких результатов следствию ни за что бы не добиться, если бы администрация не выплачивала по две тысячи каждому (народ проболтался!), кто ходил на дачу показаний.

Параллельно проводятся три вида экспертиз: взрывотехническая, баллистическая, исследование ДНК (останки находятся в 124-й ростовской лаборатории).

— Понимаете, ДНК-экспертиза — очень трудоемкое и длительное исследование, — говорит Сергей, следователь прокуратуры ОГВС. — На него уходят месяцы.

— С меня четыре раза снимали показания. Зачем? Зачем ждать результатов ДНК-экспертизы? Нам очную ставку с Хамзатом (начальник разведки батальона «Восток», подозревается в организации «зачистки». — «Известия») надо сделать, и сразу станет ясно: батальон «Восток» или нет. Есть люди, готовые показать на него и других. Следователи просто тянут время.

Примерно так отвечает мужское население станицы. Отвечает всегда заочно, но непременно на этих словах бия себя в грудь.

— Сложность связана как раз с тем, что жители Бороздиновской боятся участвовать в очных ставках, — говорит «Известиям» первый заместитель военного прокурора ОГВС Владимир Калита, возглавляющий следствие. — Следствие никто не затягивает, нам нужно выходить в суд с неопровержимыми доказательствами. Дело резонансное, поэтому работа ведется очень тщательно.

Следователи прокуратуры пока отказываются делиться другими подробностями о ходе следствия, ссылаясь на тайну предварительного следствия.

Точно известно, что задержан станичный участковый Вижаев. Бороздиновцы, хотя он был в маске во время «зачистки» и не разговаривал, все равно узнали его. Они рассказывают, что именно участковый показывал налетчикам, кого брать, а кого нет.

Между тем до выборов в парламент Чечни осталось совсем ничего. Точная их дата еще не определена, но, вероятно, они пройдут в ноябре этого года.

Среди подозреваемых по делу о Бороздиновской значится и Сулим Ямадаев, командир батальона «Восток», чьи бойцы, по словам жителей станицы, проводили «зачистку». Братья Ямадаевы до последнего времени составляли серьезную политическую конкуренцию Рамзану Кадырову и оспаривали его претензии на единоличное правление — в том числе и силовое — в Чечне. Рамзану Кадырову было бы выгодно, если бы следствие закончилось ближе к выборам, и желательно, чтобы подозрения жителей Бороздиновской подтвердились. В этом случае можно было бы если не распустить конкурирующую силовую структуру — батальон «Восток», то хотя бы получить повод для предвыборной критики политических оппонентов в лице братьев Ямадаевых. По крайней мере, такая версия в Чечне гуляет.

«Сейчас все село жалеет, что вернулись»

Репутации жителей Бороздиновской теперь не позавидуешь: за деньги отступились от похищенных земляков. Так думают многие.

— Когда им в палаточном лагере компенсации предложили, они уже тогда знали, что насовсем в Бороздиновскую не вернутся, — сказал «Известиям» начальник кизлярского РОВД Валентин Иванов, — только за деньгами и поехали. Причем привезли в станицу родственников, которые там никогда не жили.

Сами станичники с такими обвинениями не согласны.

— Это раньше женщины специально прописывались в Кизляре, — объясняет родственница двоих похищенных Зара Муртазалиева, — потому что в Чечне детских пособий не дают. А детей у всех много. Но жили-то они в Бороздиновской. А теперь оказалось, что они здесь чужие.

Спрашиваю еще одну кучку бороздиновцев:

— Почему вы вернулись, ведь не выполнили ваше главное требование: живыми или мертвыми найти 12 пропавших?

— Мы не знаем почему. Первые 30 семей поехали. Телевизионщики их сняли. Нам сказали: глупо вам оставаться, все увидели, что станица возвращается, и вам больше никто помогать не будет. Плюс дагестанский ОМОН стоял под парами, плюс Рамзан слово дал. Так и поехали. А сейчас все село жалеет, что вернулись.

И потом, через недобрую паузу, кто-то добавляет:

— Кроме тех, кому заплатили.

Кизляр — Бороздиновская — Ханкала

«Никаких указаний выселять жителей Бороздиновской и заселять туда чеченские семьи не было»

В четверг «Известиям» не удалось услышать личную точку зрения Рамзана Кадырова по поводу выселения за деньги жителей Бороздиновской и замены их семьями чеченцев. Но пресс-секретарь президента республики Муслим Хучиев заявил «Известиям», что никаких прямых указаний на подобные действия власти не давали.

— Хотят люди уехать или хотят остаться — это вопрос свободного выбора, — сказал Муслим Хучиев «Известиям». — Неволить их никто не будет, если они останутся, и выселять их тоже никто не будет. Никаких указаний выселять жителей Бороздиновской и заселять туда чеченские семьи, естественно, не было. Что касается суммы выплат, то есть помощь, которая была обещана и сейчас оказывается, в том числе и из средств Регионального общественного фонда имени Героя России Ахмата Кадырова. Но о суммах в двести тысяч речь не идет. Двести тысяч — это сумма нереальная, и такие выплаты не подтверждаются. В соответствии с достигнутыми договоренностями руководством республики будут выполняться данные ранее обязательства: будут выплачиваться компенсации, будет обеспечена полная безопасность каждому жителю станицы, будет доведено до логического конца расследование инцидента с похищением 11 человек.

Роман Кириллов

http://www.izvestia.ru/conflict/article2248337


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru