Русская линия
ИА «Белые воины» Руслан Гагкуев12.07.2005 

Дроздовские
Главы из очерка Руслана Гагкуева «Последний рыцарь. Генерал М.Г. Дроздовский»

Михаил Гордеевич происходил из потомственных дворян Полтавской губернии. Именно там, в окрестностях города Прилуки, находилось «родовое гнездо» Дроздовских, приобретенное его отцом Гордеем Ивановичем уже после рождения сына Михаила.

Род потомственных дворян Дроздовских по определению Полтавского дворянского собрания от 7 августа 1863 года был внесен в третью часть дворянской родословной книги Полтавской губернии. Позднее Дроздовские были утверждены в правах указами Правительствующего Сената по Департаменту герольдии от 20 февраля 1864 года N 1378 и 3 июня 1878 года N 1781. Дворянство было получено дедушкой Михаила Гордеевича — титулярным советником Иваном Ивановичем Дроздовским.

3 января 1835 года в семье тогда еще коллежского секретаря И.И. Дроздовского и его жены Ольги Яковлевны родился сын Гордей — отец героя очерка. Выбравший военную карьеру Гордей Дроздовский воспитывался в Нежинской гимназии. В службу он вступил 2 ноября 1854 года унтер-офицером в резервный батальон егерского Тарутинского полка. 25 марта 1855 года по воле начальства Г. И. Дроздовский был переведен в резервный Егерский полк 17-й пехотной дивизии, а 3 апреля 1855 года — в 46-й пехотный Днепровский полк.

Для Российской Империи середина пятидесятых годов XIX века была временем тяжелой Крымской войны. В составе Днепровского полка, прибывшего в Крым 3 апреля 1855 года для участия в делах против соединенных войск Турции, Англии, Франции и Сардинии, получил боевое крещение и двадцатилетний Гордей Дроздовский. Весной — летом 1855 года он находился в составе Севастопольского гарнизона, испытав все тяготы тяжелейшей обороны города. 4 августа 1855 года Г. И. Дроздовский участвовал в бою на реке Черной, а 24 августа — в сражении на северной стороне обороны во время атаки неприятелем Севастополя. На фронте Гордей Дроздовский находился по 20 марта 1856 года, когда было получено официальное известие о заключении Парижского мира, положившего конец неудачной для России войны. За участие на протяжении 59 дней в обороне Севастополя Гордею Ивановичу было прибавлены к сроку общей службы один год, девять месяцев и девятнадцать дней. Храбрость молодого унтер-офицера не осталась незамеченной. За отличие в боях Г. И. Дроздовский 22 сентября 1855 года был произведен в прапорщики (Высочайшим приказом утвержден в этом чине 20 декабря со старшинством 4 марта 1855 года).

С окончанием Крымской кампании Гордей Иванович продолжил воинскую службу. 4 июня 1859 года он был произведен в подпоручики, а 4 июня 1862 года — в поручики. В январе 1863 года Г. И. Дроздовский был назначен дежурным офицером в корпусное юнкерское училище в городе Павловске для заведывания юнкерами и преподавания воинских уставов и находился там до его расформирования (осенью того же года он был вновь переведен в Днепровский полк).

Усердие в службе поручика Гордея Дроздовского было особо отмечено начальством. Так, 9 ноября 1863 года из штаба 12-й пехотной дивизии был подан рапорт командиру 46-го пехотного Днепровского полка с просьбой о представлении офицера к награде: «Командуемого Вами полка поручик Дроздовский состоял при бывшем корпусном юнкерском училище дежурным офицером <и> обратил на себя внимание начальства отличным знанием службы и умением руководить молодыми людьми. Он с успехом преподавал в училище устав строевой службы и успел укоренить между юнкерами правила воинской дисциплины, и потому вполне заслуживает награждения за его усердное исполнение возложенных на него обязанностей. Вследствие чего прошу Ваше Высокоблагородие удостоить его к награде и доставить в самом скором времени наградной о нем лист». Ходатайство начальства было замечено. 27 января 1864 года Гордея Ивановича назначили полковым адъютантом, а 31 января 1865 года за отличие по службе наградили орденом Святого Станислава 3-й степени.

27 апреля 1866 года в жизни Г. И. Дроздовского произошло значительное событие. В возрасте тридцати одного года он обвенчался с дочерью отставного полковника Николая Дирина, двадцатидвухлетней девицей Надеждой Николаевной, в браке с которой у них родилось пятеро детей.

11 января 1868 года за отличия по службе Г. И. Дроздовский был произведен в штабс-капитаны, а 20 января 1871 года — в капитаны. В 1871 году он был временно отчислен от полка — получил в августе назначение командиром роты юнкеров Киевского пехотного юнкерского училища. 31 мая 1874 года состоялось очередное повышение — Г. И. Дроздовский был произведен в майоры. 20 февраля 1878 года Гордей Иванович был назначен исполняющим обязанности заведующего хозяйством в Киевском училище.

Высочайшим приказом от 15 мая 1883 года за отличие по службе Г. И. Дроздовский был произведен в подполковники с отчислением от училища и летом того же года откомандирован в родной Днепровский полк. В апреле следующего года Гордей Иванович был прикомандирован к 48-му пехотному Одесскому полку для командования батальоном, а в ноябре 1884 года — Высочайшим приказом переведен в его ряды на службу. В январе 1885 года последовало утверждение Гордея Ивановича в должности командира батальона Одесского полка. В 1886 году приказом войскам Киевского военного округа он был назначен временным членом в Киевский военно-окружной суд.

22 ноября 1890 года, с Высочайшего разрешения, Г. И. Дроздовский был командирован в Ковно[1] для командования вновь формируемым 3-м крепостным Ковенским батальоном. 7 января 1891 года Высочайшим приказом Гордей Иванович был произведен в полковники с назначением командиром Ковенского батальона. Последнее назначение Дроздовский получил в возрасте 57 лет: 1 декабря 1892 года Высочайшим приказом он был назначен командиром 168-го пехотного резервного Острожского полка.

Служба Г. И. Дроздовского была отмечена рядом наград. Помимо упоминавшегося ордена Святого Станислава 3-й степени за оборону Севастополя Гордей Иванович был награжден орденами Святого Владимира 4-й степени с бантом «За 25 лет службы» (22 сентября 1881 года), Святой Анны 2-й (15 февраля 1887 года) и 3-й степени (17 февраля 1878 года), Святого Станислава 2-й степени (9 мая 1882 года), а также серебряной медалью «За защиту Севастополя с 1854 по 1855 год» и бронзовой «В память Восточной (Крымской) войны 1853−1856 годов». Согласно свидетельству Главного управления Общества попечения о ранениях и раненых воинах от 28 августа 1880 года за N 20 226, Г. И. Дроздовскому было разрешено носить также знак Красного Креста. Уже будучи генерал-майором в отставке, 30 ноября 1904 года Гордей Иванович был Всемилостивейше пожалован серебряной медалью «В память 50-летия обороны Севастополя» для ношения на груди на Георгиевской ленте.

В противоположность утверждениям советской историографии о «помещиках-белогвардейцах» недвижимость у Дроздовских была более чем скромной. Согласно вводному листу 19 октября 1887 года Гордей Иванович Дроздовский за 1500 рублей приобрел у титулярного советника Ильи Ивановича Дроздовского (своего родного брата. — Р.Г.) имение в Полтавской губернии, «с участками земли в городе Прилуки и дачах возле города» общей площадью всего в 12 десятин. Заметим, что средний крестьянский надел в Полтавской губернии составлял в то время порядка 15 десятин.

Скончался Г. И. Дроздовский в январе 1908 года в возрасте 73 лет. О том, каким уважением пользовался боевой офицер у сослуживцев, какое влияние он оказал на воспитание детей, говорит семейная переписка. Письмо дочери Юлии М.Г. Дроздовскому, рассказывающее о смерти отца, как нельзя лучше показывает отношение родных и однополчан к Гордею Ивановичу: «После твоего (имеется в виду М.Г. Дроздовский. — Р.Г.) отъезда папа почти все дни находился в дремотном состоянии… Хотя я и видела, что он совсем плох, я все-таки не ожидала такого близкого конца, все это случилось как-то вдруг. Только за два дня до смерти он потерял окончательно силы, стал какой-то беспомощный, был в каком-то тревожном состоянии… Но до последнего вздоха он не терял сознания, хотя абсолютно ничего не говорил. <…> И как честно, благородно и бескорыстно все делалось! А полк отнесся к смерти своего бывшего командира и его осиротевшей семье, как и предполагать нельзя было. Не только до мельчайших подробностей были исполнены все желания папочки, но он и предполагать не мог той сердечности и задушевности, какие оказал ему полк помимо полагавшихся ему воинских почестей. Солдаты до последней секунды служили ему. Они несли его на руках до кладбища, катафалка ехала только для виду, солдаты опустили его и в могилу. Из квартиры до церкви офицеры пожелали сами нести его на руках. Все офицеры во главе с командиром (командир Острожского полка полковник Дмитрий Петрович Кадомский. — Р.Г.) присутствовали на погребении. В похоронах участвовал и полковой священник Соколовский, почти не выходивший из нашей квартиры и оказавший очень много внимания и участия. <…> Да, последняя честь папе была отдана такая, какую вполне заслужил этот идеально честный и благородный человек (выделено мной. — Р.Г.)».

Задолго до этого умерла мать Михаила Гордеевича — Надежда Николаевна, родившаяся в 1844 году и бывшая почти на десять лет моложе своего мужа. 25 августа 1893 года, пятидесяти лет от роду, она скончалась от порока сердца и была похоронена в городе Острогожске Воронежской губернии.

У Гордея Ивановича и Надежды Николаевны было четыре дочери и один сын. Три сестры были значительно старше Михаила Гордеевича. Первым ребенком в семье была Юлия, родившаяся в 1866 году. Позднее появились на свет Ульяна (в 1869 году, скончалась в 1921 году в возрасте 52 лет), Мария (1870 г/р) и Евгения (1873 г/р, на июнь 1916 года была жива).

С Юлией, фактически воспитавшей его, у Михаила Гордеевича были наиболее доверительные и теплые отношения. Он нередко называл сестру (именуя ее в письмах Джульеттой) единственным «человеком из близких мне, в чувстве которого мне не придется разочароваться».

Юлия Гордеевна по своему характеру во многом походила на брата. Так же как и он, она томилась в отсутствии дела, а в тяжелое для Родины время не могла позволить себе оставаться в стороне. С началом Русско-японской войны Юлия Дроздовская решила ехать на Дальний Восток. Она прошла двухмесячный курс Попечительского совета Черниговской общины сестер милосердия Святого Феодосия и 19 апреля 1904 года была признана достойной звания сестры. По окончании курсов она занималась в хирургическом отделении Черниговской губернской земской больницы, где «показала себя вполне знающей и умелой при перевязках больных и операциях». Вскоре после этого Юлия была командирована на Дальний Восток, в общий резерв сестер милосердия, где пробыла с марта 1905 по февраль 1906 года. В июне 1905 года она была сестрой милосердия 9-го сводного Харбинского госпиталя, находившегося на станции Гунчжулин. Приказом N 764 командующего войсками Дальнего Востока в марте 1906 года Юлия Гордеевна была награждена серебряной медалью, о чем узнал из телеграммы старый генерал Гордей Дроздовский. О том, что Юлия действительно целиком отдавалась своему делу, говорят письма ее бывших больных и их родственников. На адрес Дроздовской в Хабаровск, и позднее в Чернигов пришло не одно письмо, в которых люди выражали ей признательность и благодарность: «От всей души благодарим Вас за все Ваши труды, которые Вы понесли в то время, когда ухаживали за нашим сыном».

В 1907—1908 гг. Ю.Г. Дроздовская некоторое время жила в Санкт-Петербурге. Личная жизнь Юлии Гордеевны не сложилась — она так и не вышла замуж. Сохранилось письмо от ее жениха, датированное 1893 годом (вполне вероятно, что будучи военным он погиб).

Юлия часто писала брату Михаилу, тревожась о его судьбе. Отец, Г. И. Дроздовский, отвечал ей в 1905 году из Чернигова в Хабаровск: «Ну, как ты, Юля, не обратишь внимания на те условия (Русско-японской войны и начавшейся революции 1905 года. — Р.Г.), при которых мы теперь живем, и все шлешь и шлешь телеграммы о Мише. Ведь если они пропадают или через две-три недели приходят, то сколько бы ни послала ты их, этим не ускоришь получение желаемых сведений». И в годы Великой войны Юлию Дроздовскую не оставляли заботы о брате. В 1915 году она писала своей подруге: «От Михаила Гордеевича писем, с тех пор как мы виделись, не было. Это и не случайно, так как почта никуда не ходит на фронт… Я надеюсь, что он теперь в лучших условиях, чем раньше». В июне 1917 года, в ответ на ее многочисленные запросы о брате, полковой адъютант штабс-капитан П.Д. Куравец[2] отвечал ей: «Брат Ваш, полковник М.Г. Дроздовский, командует полком, здоров и хорошо себя чувствует».

Юлия Гордеевна фактически стала второй матерью не только для Михаила Гордеевича, но и для своих племянниц. Одна из них, Анастасия[3], после смерти матери (очевидно, Марии Дроздовской) писала Юлии: «Я лишилась лучшего друга и советчика, и найти снова такого же друга в тебе — для меня большое утешение и поддержка».

Во время Великой войны Юлия Гордеевна находилась в Чернигове и была тяжело больна. Одна из ее подруг, А.А. Каспрович, писала ей в те годы: «Вы, дорогая барышня, ничего не знаете, как я в душе Вас жалею, вспоминая, что Вы так и остались ни при ком. Если бы я жила близко возле Вас, то я бы каждый день Вас навещала». Согласно сохранившемуся свидетельству от 16 сентября 1917 года, у Ю.Г. Дроздовской был паралич ног и рук, ей был предписан полный покой и требовался постоянный уход. Еще ранее, в одном из писем к брату Юлия Дроздовская сетовала, что болезнь не позволяет ей идти сестрой милосердия в госпиталь и продолжить службу Родине.

Во время Гражданской войны неизлечимо больная Ю.Г. Дроздовская находилась в Чернигове, в богадельне. После занятия города белыми в октябре 1919 года она была эвакуирована на юг в сопровождении сестры милосердия дроздовского полка. Судя по всему, дроздовцы не оставили сестру своего шефа при уходе из Крыма. Юлия Гордеевна Дроздовская скончалась на чужбине, 7 января 1922 года и была похоронена на Русском кладбище имени Е.К.В. Королевы Эллинов Ольги Константиновны в Пирее (Греция). Остается неизвестным, у кого из близких Михаила Гордеевича хранилась его переписка с сестрой. Все копии личных писем Дроздовского датированы 1930-ми годами и сняты в одном месте — болгарском городке Мездра (недалеко от Софии).

Примечания

[1] Официальное название города Каунас (ныне Литва) до 1917 года.
[2] Капитан Павел Дмитриевич Куравец — будущий участник похода Яссы — Дон.
[3] Небезынтересно, что женихом этой племянницы был Борис Штейфон, впоследствии один из видных участников Белого движения на юге России.

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru