Русская линия
Правая.Ru Денис Тихомиров09.07.2005 

Панславизм сегодня

На сегодняшний день русско-сербская дружба набирает всё большую и большую популярность в обществе. Хочется верить, что бессмертная надежда единства «Мессианской» России и «Небесной» Сербии, которую так долго лелеяли восточные и южные славяне, наконец, сбудется, и случится это на нашем веку


Из истории панславизма

Панславизм зародился в конце XVIII века среди западных славян, находившихся под властью Австро-Венгерской империи. Ярким панславистом того времени стал чехо-словацкий поэт — Ян Коллар. Многие его стихи призывали к объединению славян, чтобы освободиться от гнёта империи Габсбургов. Вот призывы поэта в знаменитой его поэме «Дочь Славы»:


Соединимся ж все мы без изъятья:
Серб, русский, чех, болгар, поляк,
Один к другому кинемся в объятья —
Одна хоругвь, один да будет стяг;
Забудем всё, что было, будем братья —
И дрогнет супротивный враг!


При этом Ян Коллар высоко ценил славянское прошлое, в чём проявлялась близость его к русским славянофилам. Например, ему принадлежат такие строчки:


Там, где мрамор сверкал на дворцах громовержца Перуна,
Чернь из обломков колонн скотские строит хлева.
Там, где славянка-краса распевала в зелёной дубраве,
Песни умолкли теперь, певчие немы уста,
Где поднимала чело старославная Аркона к небу,
Башен обломки крошит гостя чужого нога…


Подобные идеи разделяли и другие западнославянские поэты-панслависты: хорватский поэт-революционер Сильвие Страхимир Краньчевич, словацкий поэт Самуэль Томашик, чешский поэт Вацлав Ганка и многие другие.

Идею панславизма с интересом приняли в Российской Империи. От западных братьев она передалась русским мыслителям. Её поддержали некоторые славянофилы, в том числе Аксаковы, Хомяков и Леонтьев, увидев родственность панславизма своим идеям, а также декабристы.


Панславизм становился всё сильнее и сильнее, и апогей его произошел в 1877 году — в начале Русско-турецкой войны. Тогда русские, болгары, сербы и черногорцы совместными силами разгромили османские войска, минуя самые тяжёлые препятствия. Славянство стояло на заре создания государства панславизма. Охваченный энтузиазмом генерал М.Д. Скобелев известный, как «Белый паша» — любимый герой русских, сербов и болгар в Русско-турецкой войне, сказал:

«Я рисую себе в будущем вольный союз славянских народов, племён. Полнейшая автономия у каждого, одно только общее — войска, монета и таможенная система. В остальном — живи, как хочешь, и управляйся внутри у себя, как можешь».

Однако неумение русских императоров пользоваться победами, осторожность их перед европейскими монархами сделали и эту победоносную войну практически пустой и неприбыльной для самой Российской Империи, южные славяне же кое-какую выгоду имели — они получили автономию от Османской империи и перешли под русское покровительство.

Идея панславистов XVIII — XIX вв. — революционная в Австро-Венгрии и Османской империи — предполагала объединение всех славян под властью Православного русского царя. Всех славян, кроме Польши, лишённой, по их мнению, славянства. Вскоре идея панславизма стала пользоваться недоверием и у власти Российской империи, хотя и была менее опасна, чем идеи западников.

Постепенно панславизм стал перетекать в более радикальную идею, чем изначально. Деятель русского и мирового революционного движения, идеолог анархизма — Михаил Бакунин провёл Славянский съезд в Праге (после этого Славянские съезды стали традицией) и на нём осветил такую идею: панславизм должен стать путём к интернационализму.

Резко против бакунинского панславизма выступал Тютчев. Он был убеждённым монархистом, хотя понимал все его минусы и довольно критично относился, например, к Николаю I. Тютчева совершенно не устраивало анархическое толкование «всеславянской» идеи, так как он считал, что панславизм — это миссия русского царя. Фёдор Тютчев был убеждён в том, что Россия должна создать Греко-славянскую православную цивилизацию с тремя столицами — Москвой, Петербургом и… Константинополем. В его стихах звучат прямые призывы к этому. Например, в стихотворении «Пророчество», отрывок из которого использовал Н.Я. Данилевский эпиграфом к своей знаменитой работе «Россия и Европа»:


И своды древние Софии
В возобновленной Византии
Вновь осенят Христов алтарь!
Пади пред ним, о Царь России,
И встань, как Всеславянский Царь!


Тютчев представлял поколение поздних панславистов — наследников Аксаковых, Киреевского, Хомякова и др. В это поколение входили также Данилевский, Леонтьев и Бальмонт. Данилевский и Леонтьев, подобно Тютчеву считали, что Россия, как достойная наследница, должна воплотить в себе возрождённую Византию. Впрочем, эта идея была далеко не новой. Ещё в XVI веке при Иване III существовала идеология «Москва — Третий Рим».

Это «панправославная мессианская идея, имеющая геополитическое содержание. После взятия Константинополя турками (1453) и падения Византийской империи осталось единственное независимое православное русское государство. Москва объявляет себя правопреемницей Византии и провозглашается Третьим Римом, покровительствующим единоверным народам. Псковский монах Филофей писал: „Два Рима пали, третий стоит, а четвёртому не бывать“. Древний Рим пал ввиду отхода от „истинного христианства“. Затем Византия изменила христианству, пойдя в 1439 г. на заключение Флорентийской унии с римско-католической церковью. Следствием этого было падение империи под натиском турок. Москва, не признавшая унии, стала мировым христианским центром» 1.

Эпоха революционного и позднего панславизма сменилась панславизмом Советским, строящимся на интернационалистических и социалистических идеях.

Кульминация Советского Панславизма происходит во время Второй Мировой войны и продолжается долгое время в 60-х годах.

Вот что говорил И.В. Сталин о Советском (или вернее Социалистическом) панславизме:

«Теперь много говорят о славянофилах. Нас зачастую сравнивают со старыми славянофилами царских времен. Это неправильно. Старые славянофилы, например, Аксаков и другие, требовали объединения всех славян под русским царем. Они не понимали, что это вредная идея и невыполнимая.

Славянские народы имеют различные общественно-бытовые и этнографические уклады, имеют различные культурные уровни и различное общественно-политическое устройство. Географическое положение славянских народов также мешает объединению. Мы, новые славянофилы-ленинцы, славянофилы-большевики, коммунисты, стоим не за объединение, а за союз славянских народов. Мы считаем, что независимо от разницы в политическом и социальном положении, независимо от бытовых и этнографических различий все славяне должны быть в союзе друг с другом,. <…> Есть разговоры, что мы хотим навязать советский строй славянским народам. Это пустые разговоры. Мы этого не хотим, так как знаем, что советский строй не вывозится по желанию за границу, для этого требуются соответствующие условия. Мы могли бы в Болгарии установить советский строй, там этого хотели. Но мы не пошли на это. В дружественных нам славянских странах мы хотим иметь подлинно демократические правительства». Однако в действительности Сталин был сторонником русского фундаментализма, поэтому сочетал идею панславизма с имперской идеей. Россия всё равно, по его убеждению, должна была доминировать. В этом он был последователем идей Тютчева, Данилевского и др. поздних панславистов.

Панславизм сегодня.

«Единство, — возвестил оракул наших дней, — Быть может спаяно железом лишь и кровью…» Но мы попробуем спаять его любовью, — А там увидим, что прочней…"

(Ф.Тютчев)


Какие причины того, что, казалось бы, старая идея панславизма, возникшая в 18−19вв. была востребована и во времена Российской Империи, и в Советские времена, и даже сегодня?

На этот вопрос отвечает Борис Хорев:

«Мы видим, как на глазах иссякают живопроизводящие силы русского, украинского и белорусского народов, попавших в зону депопуляции, сокращения численности населения, и не очень отличаются от них и народы Югославии, больше других вместе с восточными славянами пострадавшие в 2-х мировых войнах ХХ века, подорвавших их генетические силы. Германизуются Чехия, Словения, Хорватия, а в независимой Польше ее западные земли скупаются более богатыми немцами. Пока еще держалась наиболее близкая к нам Словакия, но и там к власти пришел президент из словацких немцев. Болгария же при своих царях придерживалась прогерманской ориентации и в 2-х мировых войнах, получив независимость от России, ее не поддерживала, как не поддерживает и теперь, после поражения социалистической Болгарии».

Вполне реально, что без «славянских ручьёв» может иссякнуть «русское море», о чём говорил Александр Сергеевич Пушкин.

Сегодня, когда в огромных размерах Россию заселяют иммигранты из кавказских стран, Китая, Кореи, Вьетнама и даже из стран Африки. При этом они ведут себя в России, как хозяева, формируют диаспоры, которые всё больше и больше набирают сил и растут в численности в то время, как русское население убывает. Весьма показательно, что панславизм поддерживали многие русские классики и мыслители: Чехов, Пушкин, Гоголь, Тютчев, Бальмонт, Данилевский, Леонтьев, декабристы и мн. др. Кроме них известные поэты многих славянских стран: Ян Коллар (Чехия или Словакия?), Вацлав Ганка (Чехия), Адам Мицкевич (Польша), Иван Вазов (Болгария), Добри Чинтулов (Болгария), Джюра Якшич (Сербия) и многие другие.

Несколько иной взгляд, чем у Бориса Хорева и перечисленных выше панславистов 18−19 вв. у сербского мыслителя и политолога Драгоша Калаича:

«В течение всего двадцатого столетия атлантисты усиленно насаждали антигерманские настроения в Сербии, хотя сколь-нибудь существенных оснований для этого не было и в помине; наоборот, сербская культурная элита, от Милоша Црнянского до философов Вуича и Николаевича и поэта Стефановича, являлась „немецкими учениками“. В сущности, германскому влиянию обязаны мы и таким явлением нашей культуры, как „сербский ренессанс“ 50-х гг. Я бы советовал вам прочитать гениальный „Роман о Лондоне“ Милоша Црнянского, вышедший недавно на русском языке. Главный герой романа — князь Репин, русский эмигрант. Произведение это, по праву считающееся шедевром традиционалистского и революционно-консервативного мировоззрения, повествует о конфликте русского аристократа, не желающего поступиться своими принципами, с окружающим миром, о его, если говорить словами Эволы, „возмущении современным миром“. Весьма показательно, что в „русской“ прессе не появилось ни одного отклика на выход этой книги, а предложенные в периодическую печать отрывки из романа были отвергнуты ведущими литературными изданиями.

Но вернемся к нашей теме. Итак, то была систематическая антинемецкая пропаганда, которая продолжается и в наши дни. И сегодня мы должны вытравить из сознания молодых следы этой негативной пропаганды, открыть глаза нашей молодежи, пробудить у нее дружеские чувства по отношению к Германии. Особенно приятно уже сейчас видеть первые признаки этого „другого отношения“. Так, например, о многом говорит тот факт, что „Общество сербско-русской дружбы“, созданное нашими сезонными рабочими в Германии, переменило свое название и именуется отныне „Обществом сербско-русско-немецкой дружбы“. Что это, как не идея создания малой оси, оси Берлин — Москва? Здесь я имею в виду и старые русофильские тенденции в рамках немецкого геополитического мышления, в частности в рамках движения Deutsche Bewegung. Впрочем, сходные мысли о значении союза двух народов высказали независимо друг от друга два величайших ума России и Германии — Достоевский и Ницше. Что касается Достоевского, вы это наверняка знаете, а что касается Ницше, то я бы особо выделил последние фрагменты его сочинения „Проект великой германской политики“, где в пункте третьем прямо указывается на необходимость создания союза между Германией и Россией. Ибо у американизма нет будущего; нет будущего у Америки, а соответственно, и у Англии.

Поэтому проект нового союза недвусмысленно рассчитан на то, что Германия освободится от власти атлантистов и примкнет к союзу славянских и германских народов, ибо союз этот берет свое начало из наших индоевропейских корней, и, как прекрасно заметил известный знаток нордической мифологии Роже Буайе, сходство между славянскими и германскими мифами настолько велико, что возникает закономерный вопрос, в каком же направлении осуществлялось заимствование, славяне ли оказывали влияние на германцев или наоборот?»

Драгош Калаич — сторонник оси Москва — Берлин и союза славян и германцев. Впрочем, немало национал-патриотических движений, как в Сербии, так и в России также поддерживает объединение индоевропейских (арийских) народов и их панславизм — часть панарийской идеи (некоторые называют такие взгляды — неопанславизмом). Идея панарийцев (неопанславистов) состоит в том, что славяне — это в прошлом единая нация, которая должна воссоединиться, чтобы бороться со своими врагами внутренними и внешними. Объединение должно быть выше религий, которые исповедуют славянские народы, выше разницы в культурах, оно должно учитывать только единство крови и славянского духа, и брать в помощь близость языков и культур.

Острых противоречий между панславистами, православными патриотами (сторонники объединения православных славян) и панарийцами нет. Скорее они поддерживают и дополняют друг друга. И практически все они согласны со словами Д. Калаича:

«Если обратиться к истории Европы, мы видим, что ее центр тяжести постепенно смещается с юга на север, от Эллады и Древнего Рима до Священной Римской империи германских наций. И сегодня настала очередь славян, пришел наш черед встать во главе культуры и цивилизации Европы».

Идея панарийства возникла сравнительно давно и более известна она под название движения «новых правых».

Первым теоретиком этого движения был французский президент Шарль де Голль, который сумел добиться выхода Франции из НАТО и собирался посредством сотрудничества с континентальными европейскими странами (в том числе и СССР) создать Европу от «Атлантики до Урала». Суть этой идеи заключается в объединении индоевропейских (арийских) народов на основе общих культуры и происхождения против атлантизма.

Не один раз предлагались различные проекты, такие как создание «Евросоветской империи от Дублина до Владивостока» Ж. Тириара, выхода континентальной Европы из-под контроля атлантизма австрийского генерала Йордиса фон Лохаузена.

Подобные идеи разделяют пользующиеся популярностью среди молодёжи музыкальные группы, играющие в стиле White Power Rock — Коловрат, Темнозорь, TNF, Банда Москвы, Доберман и ряд других. Они воспевают идею единства белой расы в целом. У Коловрата существует подчёркивающая братские отношения с Сербией песня «Косовский фронт», входящая в альбом «Кровь патриотов», а у TNF — песня «Тигры Аркана», посвящённая вооружённой группировке Желько Ражнатовича Аркана, гениально боровшейся против агрессии хорватов и албанцев (альбом «Во имя павших героев»).

Это также показывает, что русско-сербская дружба, как основа панславизма, очень важна в нынешнем нашем положении. Потому одной из главных целей России является на сегодняшний день — культурное единство с Сербией и другими славянскими странами.


На сегодняшний день русско-сербская дружба набирает всё большую и большую популярность в обществе. Растёт сила движений, пропагандирующих идеи славянского единства и сочувствующих Сербии. Это Союз Славянских Общин Славянской Родной Веры (ССО СРВ), Московское Славянское Общество (МСО), Союз Добровольцев, Сербский крест, Национал-патриоты России (НПР), Союз Православных Хоругвеносцев (СПХ), партия «Русско-сербское единство» и мн. др. Растёт сила новых правых организаций ряда стран Европы (Великобритания, Германия, Италия, Испания, Швеция, Норвегия и др.), поддерживающих сербов в их борьбе с албанцами. Хотя на данный момент имеются серьёзные проблемы, среди которых одна из самых значимых — недостаток информации, но делаются все попытки преодолеть их. Когда-то Серафим Саровский предсказал объединение всех православных славян.

И сегодня хочется верить, что бессмертная надежда единства «Мессианской» России и «Небесной» Сербии, которую так долго лелеяли восточные и южные славяне, наконец, сбудется, и случится это на нашем веку.

1 Дергачев В.А., Геополитика. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004 г. — с.471

http://www.pravaya.ru/look/3986


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru