Русская линия
Слово Александр Дворкин07.07.2005 

Спасать детей родители должны сами…
Интервью с А.Л. Дворкиным

Интервью А.Л. Дворкина — ведущего отечественного специалиста по деструктивным культам и тоталитарным сектам, руководителя Центра священномученика Иринея Лионского, профессора Российского православного университета им. Иоанна Богослова и Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета, заведующего кафедрой сектоведения ПСТГУ, заведующего издательской группой православного информационно-просветительского журнала «Прозрение», вице-президента международного института по изучению современного сектантства «Диалог-центр».

— Всем памятна возмутительная история в Екатеринбургской епархии, когда сотрудники милиции воспрепятствовали Вам и священнослужителям епархии выступить в средней школе, применив силу. Люди в погонах — называть их стражами закона язык не поворачивается, уже поплатились за это, а были ли принесены извинения Вам за причиненное насилие?

— Нет, мне никаких извинений принесено не было. Были принесены извинения священнику Владимиру Зайцеву, который пострадал больше моего. Одновременно с этими извинениями на него подали в суд за организацию несанкционированного митинга. Судебное заседание состоялось в Страстной Четверг, но он должен был туда идти и, как ни странно, был признан виновным в организации незаконного митинга и приговорен к штрафу в тысячу рублей. Ситуация парадоксальна — с одной стороны наше задержание было признано незаконным и милиционеров, участвовавших в насилии, уволили с работы, а с другой — пострадавший священник был сочтен нарушителем закона.

— СМИ, комментируя этот случай, писали о том, что милиция действовала с подачи руководителей процветающей в этом районе тоталитарной секты неопятидесятнического толка «Новая жизнь», поскольку большинство ваших лекций были посвящены именно ее деятельности. Об этом заявил и руководитель миссионерского отдела Екатеринбургской епархии. Рассматривалась ли эта версия в ходе расследования инцидента?

— Милиция действовала по приказу городской администрации, которая, в свою очередь, связана с сектой «Новая жизнь». Я недавно был вызван в Московскую прокуратуру, где был допрошен в качестве потерпевшего, по поручению Екатеринбургской прокуратуры. Расследование продолжается, посмотрим что из этого выйдет. Решение по поводу отца Владимира Зайцева — абсурдное по сути, конечно не окончательное, оно будет обжаловано в областном суде. Будет ждать его решения.

— Сектанты часто пытаются Вам противодействовать методами судебного преследования?

— В суд на меня подавали только однажды, это были небезызвестный Глеб Якунин и его помощник «правозащитник» Лев Левинсон, который объявил себя членом всех сект сразу. В суд они подали от лица сразу девяти сект, многие из которых активно участвовали в процессе. Тем не менее, они проиграли. В нескольких процессах я участвовал в качестве эксперта — секты подавали в суд на православных священников, или на епархию, или на журналистов и истцы приглашали меня помочь. С Божией помощью все эти процессы были выиграны нами.

Не раз приходилось сталкиваться с противодействием в косвенной форме, когда на местах не разрешают проводить лекции, срывают мои встречи с жителями. В местную администрацию приходят какие-то жалобы, обвинения со стороны сектантов. Приходится тратить время на то, чтобы объяснять, что все это не соответствует действительности. Это идет постоянно.

— Многие помнят, как агрессивно члены сект вели себя всего три-четыре года назад. Тогда на улицах многих городов России, в первую очередь в Москве можно было встретить и членов «Общества сознания Кришны», выделявшихся среди других внешним видом, в ВУЗах и общественных местах буквально не давали студентам прохода адепты неопятидесятников, Московской Церкви Христа, муниты. Я помню как последователи «преподобного Муна» приставали к прохожим в Александровском саду у самых стен Кремля. Сейчас, вроде бы ситуация изменилась и время такой назойливой агитации минуло. Так ли это или секты просто изменили тактику?

— Секты просто сменили тактику. В переходах они не стоят, но, скажем те же муниты недавно с помпой провели открытие своего центра в купленном ими московском кинотеатре «Ташкент». Это куда весомее, чем просто стоять на улицах. На улицах они кстати по-прежнему есть, просто не в таком количестве. Дело в том, что секты, которые начали действовать в России десять-пятнадцать лет назад уже набрали основную массу своих последователей и больше в той нише, где каждая секта работает им уже не вычерпать. Поэтому они сейчас занимаются другим — скупают недвижимость, обзаводятся политическим лобби, ведут судебные тяжбы против своих оппонентов, осуществляют рекламную деятельность, — все что поможет им заявить о себе, как о непреходящем факторе российской действительности. Если это случится может произойти новый рывок численности. Есть секты, которые растут здесь в России очень активно. Мормоны, например, или те же муниты ведут активную экономическую деятельность. Неопятидесятники, которых весьма много в том же Екатеринбурге, очень агрессивно действуют и недавние события возле Московской Мэрии тому свидетельством. Растет численность адептов Свидетелей Иеговы.

Если раньше для нас слово «секта» означало нечто пришедшее из-за рубежа, «импортный товар», то теперь появляется все больше отечественных сект количество которых наверно уже сравнялось с количеством зарубежных и даже превзошло их. Зарубежные секты обретают «русское лицо», а отечественные секты, укрепившись, переносят свою деятельность за рубеж и наносят, скажем так, ответный удар. Сейчас ко мне поступают запросы из Германии, США, Англии и других стран от пострадавших от того же Виссариона, «Ашрама Шамбалы» — это тоже отечественная секта, или от культа Анастасии. Секты начинают работать с эмигрантами, а затем начинают вовлекать в свою деятельность коренных жителей.

Еще одна особенность — сейчас чем дальше, тем больше появляется психокультов, т. е. сект, действующих по типу т. н. психологических тренингов и семинаров. Этих вы на улицах не встретите, потому что не на улицах они вербуют своих последователей, но во вполне респектабельных газетах, в рекламных листовках, в Интернете, вы можете встретить приглашение на те или иные курсы, которые помогут «познать себя», научиться добиваться успеха, всегда быть победителем, «расширять пределы собственного „я“» и т. д.
Растут и коммерческие культы — фирмы многоуровневого маркетинга, которые также используют методики контролирования сознания и привлекают к себе людей.

Наконец растет количество «нативистских» т. е. неоязыческих сект, которые говорят о необходимости возрождения дохристианских верований, что якобы является неотъемлемой чертой славянства. В каждой из них по отдельности народу мало, но если суммировать общую численность, то цифра выходит очень значительная. В некоторых областях, например, в Калужской, им даже удалось убедить администрацию, что они представляют собой традиционную религию и получить поддержку.

— Каков возраст сектантов?

— Зависит от секты. Какие-то языческие кружки существовали и при советской власти, но адепты неоязыческих сообществ — молодежь, которая ищет возможность содействовать возрождению России, но не имея четких нравственных ориентиров приходит не туда. С другой стороны — как можно возрождать Россию, если ты ненавидишь тысячелетнюю историю своей страны и считаешь ее путь ошибкой или преступлением? Понятно, что ни о каком патриотизме речи идти не может.

— В адрес портала по электронной почте пришло письмо (орфография сохранена): «Приветствую. Меня зовут Виктор и наша команда специализируется на искоринении сект. Мы длительный период работали в Центральной Азии, опыт в 4 года. Методы только христианские не нарушая Библейских заповедей. Не дешево, но за 2−3 месяца мы изживаем секту полностью с конкретной терретории. Всегда к Вашим услугам»

Как Вы относитесь к такого рода предложениям?

— Ну, это либо анекдот, либо аферисты.

— На сайте возглавляемого Вами Центра священномученика Иринея Лионского в классификации сект обозначена категория «педагогические». Что это за сообщества и в чем их опасность?

— Тоталитарная секта — совсем необязательно религиозная организация. Есть секты разного типа, в том числе и те, которые использую педагогику, как приманку для своих адептов. Может быть несколько вариантов. Это может быть педагогическая секта, которая складывается вокруг учителя, нередко способного, обладающего властью над детьми. Он их вовлекает в ту, или иную религиозную или околорелигиозную систему, или просто повязывает их какими-то мрачными обрядами собственного изобретения и далее использует их для преступной деятельности, скажем для торговли наркотиками или занятий проституцией. Другой тип педагогической сеты — это секты, основанные «педагогом-новатором», который объявляет о том, что он изобрел новый нетрадиционный, но суперэффективный метод педагогики. Для его реализации нужно полностью отказать от всего педагогического наследия, собрать всех детей в интернаты, где он их будет обучать. По этому методу действовала «школа Щетинина» тесно связанная с Анастасией, «школа Столбуна» в которой он всех детей обучал посредством присоединения электродов к анальному отверстию. Искоренить его было просто невозможно, «педагога» выгоняли из одного места — он шел в другое. Все это происходило в Московской области.

— Кто же отдает своих детей такому «экспериментатору»?

— Родители, которые попали под его влияние и были убеждены, что его метод — самый лучший. В «школе Бронникова» дети обучались читать с закрытыми глазами…

Речь шла об открытии экстрасенсорных способностей? Ведь обычный человек физически не способен читать с закрытыми глазами.
На самом деле они и не могли этого, все являлось показухой. На детей надевали капюшон с небольшими прорезями для глаз, через эти отверстия они и читали.

Главное, что это почти всегда интернатное обучение, т. е. дети оказываются в закрытой, замкнутой системе и здесь происходит их страшная эксплуатация.

— Дети, прошедшие этот кошмар нуждаются в реабилитации. Кто-то этим занимается?

— Реабилитацией не занимается никто и никогда. Пока об этом можно только мечтать.

— Что должны делать родители, если они понимают, что к их детям в школу пытаются проникнуть сектанты? Не секрет, что разговор с администрацией школы не всегда способен изменить ситуацию. Бывает, что классный руководитель или директор сами состоят в сектантской организации или попросту не хотят утрачивать материальные блага, которые школу «одаривает» секта. Можно ли обратиться за помощью в Ваш Центр?

— Если родители сами отдали ребенка в такую «новаторскую» школу-интернат, тогда они должны забрать его оттуда как можно скорее. Дальше смотреть чем ему помочь — то ли к психологу обратиться, то ли самим пытаться вывести его из стресса. Если представители сект приходят в школу, с ведома директора или классного руководителя, то родители должны писать жалобы в Гороно, а если речь идет о Москве, соответственно, в ведомство г-жи Кезиной. Там есть чиновник, который отвечает за эти жалобы. Никто кроме самих родителей помочь своим детям не сможет, никто кроме них не сможет запретить экстрасенсу, оккультисту или сектанту посещать детей, если они не подадут жалобу. Часто родители звонят нам в Центр, рассказывают, что у них в школе работает сайентолог или мунит, просят помочь. Я всегда отвечаю — напишите жалобу, как пострадавшие от секты. Тогда, уверяю вас, реакция будет. Центр священномученика Иринея Лионского не может ничего сделать потому, что к данной конкретной школе не имеет никакого отношения. К нам всегда можно обратиться за консультацией, но спасать детей родители должны сами.

Беседовала О. Кирьянова

http://www.portal-slovo.ru/rus/interview/3797/$print_text/?part=1


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru